WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 29 |

В качестве регулятора, управляющего дей­ствиями в соответствии с их формамии уровнем, п в обы­денной речи, п в специальных понятиях психологи выделяют обычновнимание как силу, способную придать действиям необходимую эффективность.Поэтому слово «Внимание!» включается, как правило, в предупреждения. приказыили призывы, для того чтобы максимально моби­лизовать энергию и предупредитьвозможный срыв илп серьезную ошибку. Следует ли удивляться тому, что втео­рии пытались придатьэтому слову определенное содер­жание Но очень часто его определение носило лишь тавтологическийили антропоморфический характер. Именно так и происходит, когда, стремясьопределить, что же вносит внимание в умственную деятельность, посте­пенно отвергают как недостаточноадекватные такие его характеристики, как усиление интенсивности, четкости иустойчивости умственных действий. И это ради того, чтобы навязать понятие«внимательности». То же самое мы видим и при отождествлении внимания с какой-тоси­лой, неизбежнопоявляющейся каждый раз, когда в ней есть необходимость.

Может показаться, что внимание, во всяком случае«произвольное внимание», наиболее непосредственно ха­рактеризуется усилием. Но ведь самоусилие должно быть определено. Известно, какую роль играет понятие усилия вфилософии, как например в системе Мэн де Бирана. Именно этим усилиемобъясняется 'противопоставление «я» внешней реальности: оно представляет собойреали­зацию «я» и вместес тем его осознавание. Усилие имеет центральное происхождение. Если усилиедолжно моби­лизоватьфизиологическую энергию, то оно не высвобож­дает эту энергию, но, если можно таквыразиться,

80

предшествует ей. Источник усилия сливается с тем, что впсихике является наиболее интимным.

Эта гипотеза, однако, опровергается опытом.Некото­рыехарактеристики усилия могут наблюдаться в мышце, отделенной от своих нервныхсвязей: сокращение мышцы, вызываемое электрическим раздражителем, происходиттем сильнее, чем более сильное противодействие оно встречает. В других случаяхединственным отделом нерв­ной системы, участвующим в усилии, оказывается спин­ной мозг: например, когда приподнятии тяжести вне­запно возрастает сопротивление, то латентный период реакции непревышает латентного периода спинномозго­вого рефлекса (Пьерон). Действие,требующее вмешатель­ствавышерасположенных нервных центров, очевидно, пре­одолеет препятствие только при ихучастии. Усилие может обусловливаться деятельностью все более высокихуров­нейфункционирования нервной системы, вплоть до уров­ня интеллектуальной деятельности.Если усилие никогда не бывает лишенным соматических проявлений, то,оче­видно, лишь потому,что не существует действий, даже умственных, которые не были бы связаны стелесными реакциями. Неподвижность, которой может сопровождать­ся размышление, есть результатторможения тех центров. активное состояние которых повело бы к возникновениюпосторонних актов: двигательных, сенсорных, умствен­ных. Сопротивление в них становитсятем сильнее, чем более интенсивным делается размышление. Но торможение вовсе неподавляет все физические проявления. Размыш­ление сопровождаетсяизменениями кровообращения и дыхания, а также мышечным напряжением,выражаю­щимся визменениях мимики, позы, жестов, последова­тельность которых, несомненно, нетолько отражает те­чениемыслей, но и в известной мере поддерживает их ритм, направление, периодысосредоточенности, паузы, подъемы.

Интенсивность усилия обусловливается не прямовыс­шими нервнымицентрами, она зависит от тех трудностей, которые ставятся перед функциейобъектом или задачей. Но было бы бесполезно противопоставлять центральнойтеории теорию «периферическую». От характера задачи зависит кажущеесяпреобладание в усилии центральных или периферических его проявлений.Представляя собой увеличение затрат энергии, которые требуются отфунк-

81

ции объектом для эффективного ее осуществления,уси­лие являетсяравновесием между затратой энергии и эф­фективностью, без преобладаниячего-либо одного.

Согласно формуле II. Б. Моргана, «усилие состоит внемедленном ответе на препятствие». Препятствие мо­жет быть преодолено или непреодолено. Следовательно, в усилии заложен некий риск, который может оказатьвлияние на функциональное развитие ребенка. Стимули­руя функцию, усилие помогает ееразвитию, но если уси­лие приводит к неудаче, то возникает неверие в собствен­ные силы, что может выразиться либов безучастности, характерной для лентяя, либо в чувстве неполноценности. Чтокасается тех, кто ратует за усилие ради усилия, то пх можно считать жертвойнекоего комплекса, который, благодаря своей проекции на других, в достаточноймере напоминает то, что последователи психоанализа называ­ют комплексом кастрации. При наличииэтого комплекса навязчивая мысль о собственном бессилии влечет обыч­но желание бессилия для других.Таким образом, комп­лексможет передаваться в некоторых семьях от родите­лей к детям (Leuba). В школьномобучении усилие так­жеможет повлечь нежелательные результаты.

У ребенка способность к усилию развиваетсяначи­ная с актов,управляемых наиболее низко расположен­ными центрами. Развитие этойспособности заметно за­паздывает, и она долгое время остается неполноценной, особенно еслив выполнение актов начинают включаться более высокие функции, в частностифункции, имекццие в своей основе установки, устойчивость которыхформи­руется чрезвычайномедленно, или функции, в которых преобладающую роль играет торможение. Усилияпрояв­ляются вначалеспорадически, нерегулярно. Как это обыч­но бывает при формировании любойфункции, вначале трудно установить, чем детерминируется усилие;обыч­ные раздражителиэтой функции в некоторые моменты могут ее и не вызвать. Происходит это,очевидно, пото­му, чтосовокупность условий, достаточных для ее осу­ществления, еще в большей илименьшей степени вклю­чает случайные обстоятельства. Детерминизм функции может быть какбы изолированным от поведения в целом. Некоторые из этих локализованныхобразований трудно устранить. Они кажутся алогичными и напоминаютзамк­нутость иупрямство, наблюдаемые при раннем слабоумии

82

или при шизофрении. Характерный динамизмфункци­ональных связей,который нарушается или уничтожает­ся болезнью, у ребенка еще носит нерегулярный ха­рактер.

Внимание, кажется, способно распреде­лять психическую деятельность каксреди объектов этой деятельности, так и во времени.

В отношении психического содержания вниманиемо­жет привести к двумпротивоположным эффектам. Оно либо сводит это содержание к одному объекту, надкото­рым, покаудерживается внимание, и совершаются все операции, либо открывает возможностьвключения в со держание деятельности многочисленных и даже случай­ных объектов. В первом случае речьидет о том, что Рибо назвал моноид еизмом и что в настоящее время описы­вается как фокусировка сознания;второй случай касается так называемого распределения внимания, а такженеус-стойчивых, колеблющихся и тому подобных форм внима­ния. Эти различные модусыпсихической деятельности соответствуют способностям или комплексамспособно­стей,по-разному распределенных среди различных инди­видов в зависимости от тренировкифункций. А у одного и того же индивида они обусловливают противоположныеумственные установки. Однако эта противоположность наблюдается не между двумяразными формами деятель­ности, не имеющими между собой ничего общего, а меж­ду требованиями, между структурамиразлично направ­ленныхдействий. Как уже давно было замечено, нет и не может быть моноидеизма тогда,когда работает мысль Каким бы ограниченным ни казалось поле деятельности мысли,на протяжении всей этой деятельности происхо­дит постоянное обновление точекзрения. Это обновление обязательно вызывает в памяти идеи или элементы, невошедшие в первоначальное содержание мысли, или, вер­нее, в первые умственныеконстелляции, объединявшие содержание задачи с возможными средствами еерешения. Вследствие взаимных изменений исходных данных и при­влекаемых из разных источниковсредств решения эти констелляции эволюционируют. Но объединяя иассими­лируя наблюдения,воспоминания, размышления, констел­ляции продолжают оставаться замкнутыми в том смыс­ле, что они не подчиняются никакиммотивам как сен-

83

сорного, так и понятийного происхождения, если этимо­тивы не включены вдеятельность, порождающую дан­ные констелляции, или могут вытеснить эту деятель­ность.

Можно было бы думать, что в деятельности, имеющеймножество объектов и задач, констелляции либо рядопо-ложны, либо сменяют другдруга. В действительности, их независимость только кажущаяся, в этом случаеконстел­ляция всегданосит незамкнутый характер. Когда мы име­ем дело с распределением внимания умашиниста элек­тропоезда, то видим, что поле его внимания расширяется настолько,насколько возможно. Несмотря на автоматиза­цию, ведущую к унификации привычныхприемов дея­тельности,возникает слишком много непредвиденных раздражителей, часто действующиходновременно. Одни из них имеют свое специфическое значение, другиеяв­ляютсяиндифферентными. Поэтому они не могут слить­ся. Важно, чтобы, эти раздражителихорошо различались между собой. Следовательно, усилие должно бытьнаправ­лено наразличение и отбор. Однако, каким бы различным ни было значение раздражителей,оно оценивается с од­нойточки зрения — успешнойрегуляции деятельности и устранения возможности несчастных случаев. Всепока­затели вызывают вконце концов хорошо организован­ную совокупность немногочисленных автоматизирован­ных действий. Эти действия всегдагруппируют в опреде­ленные комплексы необходимые для них условия. При этом характерзадачи требует, чтобы эти комплексы не представляли собой замкнутую цепьзаранее отобранных элементов, но были результатом восприятия,направлен­ного на всенепредвиденное.

Рассмотрим еще «переключение внимания»,свойствен­ное портье изотеля. В этом случае задачи деятельности могут быть столь же различными, как иполучаемые впе­чатления,и деятельность должна распределяться между самыми различными задачами. Тем неменее все эти дей­ствияне должны ни на минуту помешать наблюдению за всем, что происходит. Именноблагодаря этому наблюде­нию различные занятия приобретают свое единство. Каж­дое из занятий ограничено иконтролируется в своем раз­витии общей обязанностью: на что-то отвечать, что-то предотвращать.И здесь речь идет также об открытых констелляциях, способных включать теответные реакции,

84

которые могут быть вызваны всевозможныминеожидан­ностями.

Нужно ли говорить о медленном и иногдамучитель­ном для ребенкаобучении всем этим процессам Если ока­зывается, что ребенок целикомпоглощен своим занятием в данный момент и становится как бы нечувствительным ковсему тому, что выходит за его пределы, то в таком случае нельзя говорить обактивной фокусировке созна­ния, так как может случиться, что ребенок будет пол­ностью отвлечен каким-либо другимявлением, или внезапно потеряет интерес. В концентрации внимания уре­бенка отсутствуетпограничная зона, одновременно отде­ляющая и вместе с тем соединяющая латентным образом даннуюдеятельность с другими видами деятельности, ко­торые, обычно конкурируя, в случаенеобходимости могли. бы объединиться. Таким образом, ребенок не может нивключить данную деятельность в ряд других, ни произ­вольно заменить одну деятельностьдругой. Иногда дети очень плохо переносят требования школьнойдисципли­ны, чтопоказывает, насколько трудно им произвольно концентрировать внимание. Ребенок струдом отрывается от одного занятия, для того чтобы перейти к другому исосредоточиться исключительно на нем, не включая по­сторонних элементов. Лишь постепеннои очень медленно ребенок начинает переключаться на поставленные перед нимзадачи.

Живая мимика ребенка, создающая впечатление, что он готовуловить малейшие события, происходящие во­круг, не должна вводить взаблуждение. В действитель­ности, в этой мимике сказывается рассеянность и отсутст­вие наблюдательности в собственномсмысле слова. Лишь случаи определяет реакции: в этих реакциях нет ниоб­щей направленности,ни единой установки, они только нарушают требуемое от ребенка поведение.Современные условия школьной работы лишь очень редко дают воз­можность упражнять способность кпроизвольному вни­маниюи выяснить, в какой мере ею можно управлять. Такую возможность дают игры. Виграх обнаруживается, как трудно ребенку ассимилировать нечто неожиданное, нетеряя первоначальной цели деятельности. Сначала ребенок может ассимилироватьтолько то непредвиден­ное, с которым он уже знаком и которое он в какой-то мере ожидает.Таковы, например, любимые развлечения

маленьких детей, как-то: уклониться от шутливогошлеп­ка взрослого,пытаясь угадать, когда он может быть сде­лан. Это угадывание вызывает у детейвозбуждение, о ко­торомможно судить по взрывам смеха. Несколько позже дети начинают играть в прятки.Приступая к поискам по условному сигналу, они, по существу, упражняют своюнаблюдательность, следя за всеми укромными уголками, откуда могут неожиданнопоявиться их партнеры. Функ­циональное значение этих развлечений становится ясным, еслиобратиться к тем ошибкам, которые совершают очень маленькие дети или новички,поочередно бросаю­щиесяза каждым, кто появляется, вместо того чтобы точно придерживаться цели игры.Это значит, что они еще не умеют подчинять каждый частный импульсоснов­ной цели и общемупредставлению о возможных перипе­тиях игры.

Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 29 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.