WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 17 |

воспринимают окружающий мир и как они, создают модели этого восприятия.

Эти закономерности могут повысить эффективность общения с себе подобны-

ми. Наблюдение и использование этих закономерностей позволяет нам предс-

казывать и влиять на поведение окружающих нас людей. Мы можем помочь им

сделать правильный выбор, который обогатит их восприятие окружающего ми-

ра.

Рисунок 10 показывает первый шагов формировании наших моделей мира.

Первичный опыт фильтруется посредством наших сенсорных органов (невроло-

гические ограничения) и "трансформируется" в неврологическую модель,

включающую четыре основных параметра: видение, ощущение, звук, запах и

вкус. Следуя модели, предложенной Бэндлером и Гриндером(8), они, соот-

ветственно, обозначаются: V - видение, K - чувства, A - звуки и O, G -

запах и вкус. Для каждого момента существует один полный "набор" этих

опытов. Каждый из наборов называется кортеж 4.

Социальные ограничений

Несколько иначе мы создаем различия в наших моделях из-за социальных

ограничений. Этот фильтр может считаться вторым уровнем в процессе пост-

роения модели, идущим сразу же после неврологических ограничений. Основ-

ным примером социальных ограничений является язык, который работает в

наших моделях мира в двух главных и, очевидно, противоположных направле-

ниях. Одно направление - это расширить, а другое - это ограничить наше

восприятие мира вокруг нас. Язык осуществляет это путем кодирования

воспринимаемого феномена в слова, которыми манипулирует ум, пытаясь вы-

делить смысл из опыта (9). Например, эскимосы имеют семьдесят различных

слов для выражения понятия снег(10) -Они способны дать различные толко-

вания -29- относительно качества и структуры снега, что, конечно же, за

пределами возможности большинства индивидуумов остального мира. Вполне

очевидно, что это в значительной степени способствует выживанию культуры

эскимосов. Это глубоко укоренившееся социальное ограничение, проявляюще-

еся в языке эскимосов, расширяет их модели мира, включая восприятия, не-

доступные для наблюдения людям с другим лингвистическим фоном. Встреча-

ется интересный феномен, когда кто-то начинает бегло говорить на языке,

отличающем от его родного языка.

Дж. Самуэль, Бойс, главный специалист по семантике, пишет в "Ис-

кусстве осознания"; "Я не вижу те же вещи, не наблюдаю те же события,

когда я перехожу с моего французского на мой английский мозг". Он про-

должает: "Изменение моего языка изменяет меня как наблюдателя, изменяет

мой мир в то же время".

Рисунок 11 показывает, как языковый компонент

Рис. 11

добавляется в кортеж 4. Это или выделяет определенные аспекты невро-

логической модели, или стирает, или искажает ее. Языковый компонент мо-

жет -30- улучшить восприятие, как это было у эскимосов. Даже если я мог

бы стоять рядом с эскимосом и смотреть на снег, мы не "увидели" бы одно

и то же, так как наши модели мира различны. Это же справедливо для инди-

видов, которые приходят на лечение. Правильно оценивая их язык, мы можем

понять, что у них ограничено или искажено восприятие мира. Зная это, мы

можем помочь им изучить новые методы, с помощью которых они изменят

собственную модель.

Существуют формы социальных ограничений, которые влияют на процесс

моделирования у человека. Как указывает Колеман, "... все развитие его

личности отражает как более широкое общество, в котором он живет - его

институты, традиции, ценности, идеи, а также технологии - и непос-

редственно семью, а также другие межличностные отношения...". Социальные

обычаи и условности изучаются и интегрируются индивидом почти так же,

как и изучается язык. Наблюдая и слушая других, а также когда нас поп-

равляют, если допускаем "ошибки", мы начинаем понимать, что же ожидает

от нас социальная конвенция. Подобно языку, эти социальные правила изме-

няются из поколения в поколение, а также в зависимости от субкультур,

составляющих общество в широком смысле слова. Подобно правилам, которые

управляют языком, эти социальные ограничения являются мощными фильтрами

в наших моделях мира, затрагивающими как восприятие, так и поведение.

Как показывают последующие примеры, социальные правила образуют опреде-

ленные границы между тем, во что мы верим, как возможное и невозможное,

хорошее и плохое, подходящее и неподходящее и т. д.

В недавнем прошлом, как в этой стране, так и в некоторых частях За-

падной Европы было обычным делом для женщины падать в обморок в опреде-

ленных ситуациях. В кинотеатрах того времени всегда находился кто-нибудь

из толпы, готовый прийти на помощь и оживить девицу посредством нюха-

тельной соли. Ситуации, в которых происходили обмороки, были сильно

стандартизированы, а пове-31- дение было ограничено только несколькими

субкультурами здесь и в Европе.

Другим, феноменом, который редко встречается сегодня, была "дуэль".

Этот формальный поединок между двумя индивидами следовал за определенной

формой, диктуемой социальным обычаем (рис. 12). Обе стороны разыгрывали

каждый шаг согласно предписанной последовательности реагирования.

Рис. 12. Социальные ограничения

Форма была строгой и предсказуемой, и каждый

знал, что можно ожидать. Более современный пример социальных ограни-

чений касается социально навязанных "правил", управляющих непосредствен-

но взглядом (12). -32-

В США существуют субкультуры, которые верят, что если один человек

смотрит прямо в глаза другого человека, то это является "вызовом", по-

добно традиционному "удару перчаткой по лицу", который обычно служил по-

водом к дуэли. В этих ситуациях, строго регулируемых обычаями, существу-

ют определенные вещи, которые, как ожидается, каждый человек должен сде-

лать. Вызов принимается или отклоняется в зависимости от реакции второго

человека на инициирующий взгляд.

Проблемы могут возникнуть, если два или более индивидуума из различ-

ных субкультур сталкиваются друг с другом, пользуясь различными правила-

ми или обычаями. Например, в институтском окружении, где много различных

субкультур вынуждены взаимодействовать, невозможность предсказать ожида-

емые реакции создает потенциал для изменчивых взаимодействий. Для тех,

кто отвечает за поддержание порядка процесс "сохранения мира" становится

трудным, а иногда угрожающим опытом.

Каждый раз, когда мы сталкиваемся с ситуацией, когда две модели раз-

ные, как в вышеуказанном примере, главным становится определение какие

правила нужны для каждой из моделей. Эти социальные ограничения моделей,

используемые правильным образом, являются бесценными в процессе получе-

ния раппорта, для того чтобы "говорить на одном языке" с вовлеченными

сторонами. Использование этих правил может помочь в создании доверия и

свободного общения необходимого для успешного позитивного вмешательства.

Понимание влияния социальных ограничений на процесс общения является од-

ним из способов ориентирования себя на неизбежные различия в модели мира

каждого индивидуума. Идентификация и принятие этих ограничений не дадут

им возможности блокировать процесс общения. -33-

Индивидуальные ограничения

Как указывал Л. Р. Фергюсон в "Развитии личности": "Личность - это

термин, который имел больше разнообразных определений, чем любая другая

общая концепция в психологии". Принимая во внимание генетическую струк-

туру индивидуума, Фергюсон приводит действенный аргумент в пользу ин-

терпретации личности, основанной на знании личной истории индивидуума.

Индивидуальные ограничения являются третьими в серии ограничений, обсуж-

даемых здесь. Они являются непосредственным результатом личного опыта.

Если брать их в целом, они есть то, что составляет исторический фон че-

ловека.

Индивидуальные ограничения основываются как на неврологических, так и

на социальных ограничениях - двух основополагающих фильтрах опыта, По

мере того как человек продолжает процесс создания и модификации своей

модели мира, индивидуальные ограничения все больше начинают принимать

участие в формировании его систем веры и ценностей. Они играют важную

роль в том, что составляет "розовое" в "розовых очках" человека. Частич-

но личная история объясняет, почему молодежь в гетто имеет гораздо

меньшую вероятность набрать столько же баллов на тесте интеллекта Стар-

форда - Байнета, чем выходцы из семейств "высшего общества". Эти ограни-

чения являются одной из причин разницы в баллах, при использовании таких

тестов, как Многоэтапная проверка интеллекта личности в Миннесоте.

Очень важной для нашего понимания индивидуальных моделей мира являет-

ся концепция внутренних раздражителей. Как уже указывалось, выше, для

каждого момента времени мы создаем кортеж 4 - нашего опыта. Он включает

в себя параметры визуального опыта (V), чувства, состоящие из тактильно-

го, проприоцептивного и соматического опыта (K), звукового опыта (A), а

также запаха и вкуса, известных как обонятельный и вкусовой опыт (O, G).

У нас также имеется огромная коллекция на- -34- копленных впечатлении,

называемых воспоминаниями. Этими воспоминаниями можно манипулировать,

реорганизовывать в то, что мы обычно называем "мышление". Мышление явля-

ется процессом синтетическим. Это экстраполяция и перераспределение ра-

нее полученной информации, в результате чего формируются новые впечатле-

ния, новый опыт.

В любое время возможно заменить синтезированные элементы опытами, ос-

нованными на сенсорике в кортеже 4. Другими словами, в любой момент че-

ловек может испытать комбинации картин, образов, чувств, звуков, запахов

и вкуса внутреннего происхождения наряду с раздражителями внешнего про-

исхождения. Запах рождественской елки, например, проистекает из внешнего

окружения. Однако он может мгновенно вызвать визуальные воспоминания,

чувства и звуки внутреннего происхождения, ассоциируемые именно с этим

запахом. Эти синтезированные элементы в кортеже - 4 основаны на предыду-

щих впечатлениях и опыте человека в течение его прошлой личной истории в

сочетании с различными желаниями и нуждами момента. Синтетический опыт

также подвержен универсальным

Рис. 13. Внутренний опыт (впечатление)

-35- процессам моделирования (обобщению, стиранию и искажению).

"Эмоционально нагруженный" опыт и впечатления часто проявляются с по-

мощью реплик во внешнем окружении. Они могут быть приятными, как в вы-

шеприведенном примере, так и уничтожающими.

Рисунок 13 показывает кортеж 4, проходящий через индивидуальный

фильтр. Именно здесь в формировании опыта (восприятия одного момента во

времени), человек прибавляет синтезированные элементы к кортежу 4. Мо-

дель показывает как эти опыты (впечатления) внутреннего происхождения

едут "верхом" на кортеже 4. Для каждого элемента в кортеже 4 человек

осознает только один аспект, внутренний или внешний опыт, а не оба од-

новременно. Важно также отметить, что, хотя всегда будет ввод из внешне-

го окружения (кроме "случаев неврологических повреждений, таких как сле-

пота), совсем не обязательно, чтобы был ассоциированный опыт внутреннего

происхождения для каждого элемента в кортеже 4. Для простоты моделью

представляемая ниже, показывает полный набор синтезированных опытов

(впечатлений) верхом на внешнем кортеже 4.

Как мы увидим из последующих глав, люди могут систематически стирать

один определенный элемент из своих кортежей 4. Способность врача обнару-

живать и использовать этот вид информации при работе с индивидом может

значительно ускорить процесс лечения и изменения к лучшему.

Как показывает рисунок 14 кортежи 4, в конце концов собираются в ко-

робке памяти. Являясь хранилищем для всех видов опыта, она представляет

нашу личную историю, нашу сложную модель мира. Это собрание разного опы-

та делает много для формирования нашего мышления и для нашего восприятия

окружающего мира. Информация для синтетических видов опыта в этой упро-

щенной схеме идет из коробки памяти через канал памяти. Эта информация

может быть в форме полного кортежа 4 внутреннего происхождения, или она

может быть в виде одиночных элементов из различных хранимых -36- корте-

жей 4, которые "заменяют" один или более участков внешнего происхожде-

ния.

Полная схема, показывающая все три процесса, дана в приложении А.

Рис. 14

Когда мы общаемся в людьми, когда мы успешно достигаем изменений с

помощью лечения или достигаем успеха в обучении чему-то новому, мы всег-

да начинаем на неврологическом уровне с помощью звука наших голосов, а

также со взгляда и ощущения наших действий. Когда вмешательство (интер-

венция) происходит на лингвистическом уровне (см. Главу III), мы работа-

ем на кортеже 4 человека, на уровне социальных ограничений. На уровне

индивидуальных ограничений мы помогаем людям -37- понимать, как непра-

вильно функционируют их модели мира, как они вызывают боль и трудности в

их жизни или как они блокируют осознание альтернативных мыслей, чувств

или действий. В конце концов, любое изучение или лечебный опыт, которые

удались, становятся частью личной истории человека. Помещенная в Коробку

памяти, новая модель начнет формировать мышление и восприятие новыми,

позитивными и полезными для здоровья способами.

Важно узнать, как это сделали Бэндлер и Гриндер(13). Эта дискуссия

относительно ограничений процессов построения модели не мыслится как

всеобъемлющее представление, она не мыслится и как доказательство четко-

го деления на эти три вида ограничений. В действительности, они наклады-

ваются друг на друга. Целью этой книги является ознакомление читателя с

моделями для восприятия, предсказания и влияния на поведение. Они полез-

ны для этих целей даже при всей своей неточности. Модель просто предс-

тавляет то, что моделируется.

Комплексные эквиваленты

Одним из примеров перекрытия ограничений друг с другом, является

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 17 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.