WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 |

После этого происходит главное. «А теперь, когда вы все готовы, я каждому из вас таким же образом сниму заикание. Я буду подходить к каждому из вас по очереди, класть свои руки вам на голову. Команда «Раз!» - у вас начинается отработанное движение к стене, вы свободно падаете. В этот момент команда «Два!» - это взрыв энергии: моей и твоей внутренней. Ты взрываешься, ты разрушаешь очаг хронического загипнотизированного состояния в этой зоне. Ты очищаешься. «Два!» - твоя речь чистая». Проходишь всю группу, их всех по очереди. В этот момент они затылком прикасаются к стенке, потому что важно выждать этот неожиданный момент. Я обычно подставляю правую руку под затылок, потом на ней синяки образуются.

Дальше опять хорошо: «А теперь я вам покажу, что вы стали другими. Перед аудиторией вы будете говорить совершенно свободно». И далее, на основании определенных речевых законов, вы вводите их в речь: сначала отраженную, потом сопряженную, потом спонтанную. Все, как правило, говорят нормально. После этого накладываешь на них молчание и через день снимаешь… У кого-то хорошо и отлично, у кого-то средне; чтобы не было результата - такового не бывает. Результат у многих стойкий. Это единственный метод, благодаря которому я получал у взрослых полное выздоровление, полное выздоровление. Я очень много таких сеансов провел… Помню, в Ленинграде проводил сеанс. Через два года приходит письмо. В нем просьба: «Бога, ради, сообщите, что вы меня лечили! Меня вызвали в военкомат, я туда пришел. «Вы от армии освобождались…» «Из-за сильного заикания» «А где оно Ты что, симулянт» Вы же помните, что я не был симулянтом. Теперь заикания нет. Что, мне опять начать заикаться» Пришлось сообщать. … Помню, мать троих детей, русская красавица, которая «коня остановит и в огонь войдет», такая женщина, - с жутким заиканием. После сеанса встала: «Я уже не заикаюсь!» Видел ее через 5 лет - никакого заикания. Взрыв, разрешение этого хронического очага. Также и алкоголиков можно лечить…

Вот так проводится эмоционально-стрессовое лечение. После него тяжело! Вот эта проба очень сложная психологически. Надо удержать, надо, чтобы они хотели ее сделать. А то не так сделают - и все, пробы нет. Поэтому, надо всех держать… А вы в это время еще говорите, объясняете им модель заикания… Иголки - простая проба, ее любой может провести. Падение - это техническая проба, я вам объяснил. Я прикасаюсь так, чуть-чуть, но я же могу и руки положить, и подтолкнуть. Наверняка не выдержишь, упадешь… Замечательная работа - психотерапия, я вам честно скажу. И умереть не жалко, когда хорошо поработаешь. Пожалуйста, вопросы.

Детский невропатолог - К вам на прием приходит больной с опухолью головного мозга. Жалобы - на головные боли. Вы проводите с ним 20, 40, 50 сеансов и внушаете, что у него нет головных болей…

Б.Д. - Я что, сумасшедший, что ли!

Д.н. - Вы же не лечите ему опухоль; а процесс-то уже запущен…

Б.Д. - Как это, «не лечу» Я же врач, медик… Смею Вас заверить, что опухоль я скорее всего не прозеваю. А человеческую помощь больному постараюсь оказать… Я вам сейчас расскажу случай из моей жизни…

А.А. - Вы посмотрите, к чему иногда приводит непрофессионализм в наших действиях. Некоторые наши коллеги-интернисты всерьез считают, что психотерапевты все лечат внушением. Есть такая старая шутка, что психиатры считают неврологов «бездушными», неврологи считают психиатров «безмозглыми», а и те, и другие считают психологов «бестелесными»… Все это не так. Психотерапевты давно уже, с самого основания профессии, по существу, работают в тесном взаимодействии с интернистами. Если такого взаимодействия нет – грош цена такому «лекарю», но это не психотерапевт, а шарлатан. Давайте, дорогой невролог, все вещи называть своими именами, хорошо Психотерапевт - это врач, окончивший лечебный, или педиатрическиц факультет (не санитарно-гигиенический, не медико-биологический, не фармацевтический), прошедший двухлетнюю подготовку в психиатрии, прошедший специализацию по психотерапии, имеющий два сертификата специалиста, проходящий, как минимум, раз в 5 лет усовершенствование, а те, кто сидят здесь, - как правило, гораздо чаще… Люди, которые здесь сидят, работают, в основном, не в психиатрических, а в соматических клиниках, т.е. это соматические больницы, соматические поликлиники; это люди, непосредственно работающие с лечащими врачами, как участковыми, так и палатными.

Б.Д. - Конечно, я сейчас скажу на счет лечения опухоли…

Во-первых, если вы ведете психотерапию и видите, что эффекта нет, вы должны понять, почему нет: дело в вас, дело в больном или дело в заболевании. Больных надо обследовать. Конечно, начинать можно, но, если вы довольно быстро видите, что «упираетесь в стенку», - надо понять, в чем суть. Я вам расскажу конкретный случай… Большинство, наверное, знают, кто создал водородную бомбу в СССР: Сахаров и Зельдович. Оба - четырежды Героя Соцтруда, оба - любимцы Сталина. Позже один занялся политикой (из-за Леночки Боннэр, с которой мы когда-то вместе учились), а второй продолжал… Причем, Зельдович - абсолютный гений. Даже страшно. Этот человек - почетный академик почти всех академий мира - не имел высшего образования, у него не было законченного среднего образования. Вот такой человек! Он что-то начинал - и тут же все постигал. Президент Английской Королевской Академии прислал ему письмо, где писал: «Вы знаете, мы никогда в жизни не могли предположить, что Вы - это один человек. Мы думали, что Вы - это огромный коллектив». Но речь не об этом… Я с ним контактировал четыре месяца. Профессор Ковалев, директор института психиатрии, и профессор Бадалян - невропатолог, лечили его жену. У нее были провалы, у нее были сновидные состояния, у нее «шла» истериоформная симптоматика - и никакого результата. Ковалев, с которым мы вместе работали, попросил меня попытаться помочь. Больная, в основном, лежала. Я с ней работал два месяца. Я ее поднял … Они поехали вместе с мужем в Чехословакию. вернулись… И я совершенно четко, внутренне был убежден, что у нее - опухоль мозга. Ни на энцефаллограммах, ни на томографии, нигде, ничего не видели. И «великий» Бадалян тоже прозевал. И она, вскоре после этого, умерла, довольно быстро. Вскрытие показало наличие обширной опухоли корковых отделов правого полушария. Но: я ничего не мог сделать с опухолью. Я интуитивно чувствовал, что она есть. Но я ей помог прожить два месяца нормальной жизнью. …Это очень сложный вопрос, когда пришли к вам с опухолью. Я глубочайше убежден, что мой метод в детской онкологии может сыграть огромную роль: измениться, во-первых, установка больных, во-вторых, появятся новые силы в организме для борьбы с опухолью… Я видел американскую онкологическую группу. Я был потрясен тем, что я увидел. Психотерапевты привозили большую онкологическую группу, неоперабельных, тяжелейших больных. Но в каком состоянии были эти больные! Как они боролись! И там были случаи выздоровления… А вот мой метод - поможет! Мамы начнут работать с онкологическими больными (я сейчас ищу хорошего творческого онколога), и там будут результаты. Я не знаю, вылечим или нет… Заболевания крови: мы тоже можем что-то делать, потому что в основе этих процессов лежит очень сложная психологическая и физиологическая патология. Туда можно влезать… А «зеваете» опухоли - значит, не профессионалы. Если вы плохой врач - это от Бога не дано. А невропатолог опухоль «всегда» увидит! А мы психиатры, грешные, которые раньше были психоневрологами, тоже умеем смотреть неврологический статус. И я увижу патологию. …Надо быть хорошим врачом и не делать грубых ошибок. Но без ошибок мы жить не можем: у нас у всех они есть.

А.А. - Существует большая проблема: может ли являться психолог психотерапевтом Почему мы постоянно говорим о том, что сегодня психотерапевт - это врач Потому что в тех случаях, о которых говорили наши гости, важно знание соматологии, непосредственное знание медицины. Можно увлечься, уйти в «психологизм» (простите за такой термин), но не зная соматологии прозевать, что у человека за состояние. Да, психиатр имеет право идти на соматическую болезнь. Есть тот же Платонов (почитайте его книгу «Слово как физиологический и лечебный фактор»; вышла она в середине прошлого века. Представьте себе, в те годы вышла такая книга! Он описывает случаи лечения онкологических расстройств, очень серьезных соматических расстройств, которые тогда уж точно были не курабельны. Но зная, что это заболевание имеется, психотерапевт так и формулирует свою работу: он идет на заболевание, а не просто на симптомы… Хотя, вот Анатолий Михайлович Кашпировский… Я с большим уважением и сочувствием отношусь к нему. Он действительно эффективный суггестолог, от Бога. Он говорит о неспецифических вещах, когда не проработанные в соматическом плане лечебные формулы его гипнотической «песни» как бы поднимают общую сопротивляемость организма и «вытягивают» некий механизм, он называет это «мнестический механизм здоровья», т.е. он идет по такому неспецифическому пути, что и Борис Зиновьевич со своим методом психотерапии материнской любовью. Но все же мне бы хотелось, чтобы мы с вами знали, что когда мы идем на заболевание, мы должны знать, что оно есть. Мы не должны никогда заниматься отменой остальных методов лечения! Так можно делать, если мы верим в то, что именно наш метод имеет жесткие показания, и что он единственный может вытащить то или иное психологическое состояние, что оно не ухудшится от применения нашего метода. Я думаю, что мысль о том, что гипноз бывает разным… Мне, например, не совсем понятно, что такое «классический гипноз» И кто сказал, что именно он, классический, авторитарный, просто ограничивается директивным внушением Кто кто первым стал заниматься суггестией Конечно, жрец. Потом уже разделилось: медицинская часть - церковная часть, и поэтому, конечно, мы им конкуренты, а не они - нам; они - носители древнейшей профессии, церковники, и они продолжают оставаться специалистами…

Б.Д. - Что вы чувствуете, когда в церкви находитесь Чувствуете свое особое состояние.

А.А. - Там есть то, что Алексий II назвал «намоленность»: «намоленость» иконы, «намоленность» храма, когда концентрируется некоторая энергетика. И эта энергетика измеряема таким прибором, который называется «человеческий организм». Вне культа это искусство биолокации (вода, руды)…

Я думаю, что Борис Зиновьевич показал, что есть и в этом классическом гипнозе отношение к пациенту как к человеку, с которым надо длительно работать, который не делает из него пешки, которую достаточно переставить из одной клеточки в другую, и все, он уже вылечился. И то кодирование, о котором говорил Борис Зиновьевич, - это тоже процесс, это не «Ах!», одномоментное. Здесь идет подготовка. И если она завершается каким-то одномоментным, разрешающим импульсом, но только на базе созревшего энергетического напряжения…

Александр Романович Довженко, например, достаточно проработал свой метод. Что такое «Довженко» Прежде чем поехать в Феодосию, больной сначала слышал про чудесное исцеление, потом он принимал решение (свое собственное или под давлением окружения) ехать туда, ехал… Уже в Симферополе в этот поезд садились бабушки, которые предлагали комнаты (там же курортная зона). Бабушки говорили этому больному: - У меня жил такой больной как ты, и он совершенно вылечился.

Дальше была работа в аудитории, целый ритуал… Это длительный процесс…

Некоторые думают, что кодирование - это раз, щелкнул, и все. А потом «щелкнул» спиртом в рот - Довженко туда хлорэтил выливал, в открытый рот… Есть методичка, кстати. Если хотите заняться кодированием, возьмите поработайте с методичкой, у вас метод будет работать. Но если вы подумаете, что действительно «Трах-бах-тарарах!», и вы вылечите алкоголика, - вы никогда это не достигнете. Где работает гипноз, даже самый простенький, директивный В какой сфере, в каких радикалах В самом элементарном виде - у истероидов.

Кстати, вы не узнавали в действиях Бориса Зиновьевича методы недирективного гипноза Узнавали же. Вы помните, когда у нас стали публиковаться эти методы Сколько времени прошло Лет 15. А Борис Зиновьевич работает значительно дольше… Конечно, это все факт природы, на самом деле - «обходной» гипноз, который называют еще недирективным. Конечно, мы «обходим» эти психологические защиты, когда мы подстраиваемся и показываем, что можно так, можно этак, можно и пальчиком держать… Нормальный подстроечный обходной механизм. Можно заморочить голову… Ведь что такое психотерапия Это же «заморачивание» головы – надо разбить неэффективные стереотипы (комплексы)…

С чем именно мы работаем, когда говорим о суггестии С подсознанием… С чем именно мы в подсознании работаем Юнгиански ориентированный психолог, психотерапевт скажет, что с архетипами. Мне однажды в метро встретился человек, который надел очки с нарисованными глазами. И вот он на меня уставился. Мне было крайне неприятно. Впервые в жизни такой «взгляд» другого человека… Хотя я понимал, что, скорее всего, там никакого взгляда нет. Что за архетип у меня сработал, что за архетип срабатывает у врача, когда он идет на директивный гипноз Гипноз как не «трах-бах», это такая же большая, сложная, тяжелая техническая работа, как и все остальное. Это естественное окно в человеческом организме, через которое он впускает нас к себе, чтобы что-то изменить в подсознательном слое. Наверняка в подсознательном…

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.