WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 7 |

После этого резко изменилась ситуация в городе: его сделали «человеком года»; из холупы он переехал в современнную квартиру на берегу Дона. И в наше время у него полно больных. Никакой рекламы нет: от заикающегося к заикающемуся идет информация. Он каждый месяц проводит 2-3 группы лечения… У меня с ним сохранились хорошие личные отношения. Что еще в этом человеке Необычная внешность. В то время он еще не носил бороды; у него скошенный подбородок и я ему сказал: «Убери свой подбородок, закрой его, потому что он тебе не помогает». Он его закрыл и стал похож на К. Маркса. Был он у меня в гостях в Москве. Сидим мы за столом, открывается дверь и появляется моя пятилетняя внучка. Внимательно на него смотрит и хватается за голову: «Ой-ой-ой, ну и чудище пришло, еле ноги уношу!» Разворачивается от него и бегом… У этого человека потрясающие руки! Руки живые, руки тонкие, руки подтверждающие все, что он говорит! У психотерапевта должны быть руки; или их надо куда-то под стол… Потому что вот таких рук (скрещенные пальцы) у психотерапевта быть не должно. То есть, либо он с живыми руками, либо он с «камнем»… Это отвлекает больного.

Еще одна история, которую мы с Владимиром Евгеньевичем Рожновым скрывали, но сейчас мне уже можно об этом сказать… Возникла ситуация, когда было нужно определенной группе провести гипнотическое, суггестивное лечение по поводу алкоголизма. В группе было несколько человек, которых ни в коем случае нельзя было афишировать. Все это надо было делать за закрытыми дверями, что мы и делали. Владимир Евгеньевич как гипнолог, а я как его помощник (меня нисколько не унижало им быть), как человек, владеющий методом Дубровского по снятию алкоголизма. Метод Дубровского заключается в следующем (вы его сейчас сразу узнаете, потому что А. Довженко назвал этот метод своим именем. Сам Дубровский - великолепный психотерапевт, ученик Бехтерева, который изобрел собственную систему лечения заикания, алкоголизма и т.д.: эмоционально-стрессовая суггестия в бодрствующем состоянии.). Сначала - подписка от больного и его родных, и если он после этого лечения начнет употреблять спиртное, то врач никакой ответственности за его жизнь не несет. Дальше, выстраивалась шеренга алкоголиков (алкоголики, как вы знаете, очень внушаемы; самые внушаемые - 2 группы больных: алкоголики и энуретики) и проводилась беседа о тлетворном влиянии спирта и проч., достаточно долго. Потом он проводил очень своеобразные пробы, которые я вам сегодня покажу и объясню, потому что они помогают для суггестии. И затем говорил: «А теперь я вас кодирую от алкоголизма [он проводил акт кодирования, своеобразный, с внушением, глаза в глаза], и с этого момента вы пить не можете! Давайте попробуем. Я вас сейчас угощу спиртным». Брал ложку 70° спирта. «Открывайте рот!» По очереди открывали рот и он закидывал спирт в носоглотку. «Вот, попробуйте». Что творилось с этими людьми на фоне спирта! Уже им плохо, они уже валятся и в этот момент: «Я вам сейчас помогу», - он берет полотенце, на него - никотиновую кислоту и к лицу. Мощнейшее сосудорасширяющее действие: жар и т.д. Практически, это кодирование запоминалось очень надолго… Вот так и мы построили свою работу. Сначала немножечко от транса: мы взяли музыкального работника, он играл, а мы (я и эта группа) двигались, двигались все быстрее, быстрее, быстрее и быстрее, до состояния транса, не такого, конечно, как шаманы и проч., но приличного… Кто-то, наверное, помнит голос Владимира Евгеньевича. Голосина - дай Боже! И когда он его включал… «Водка! Рвота!! Яд!!!» И после этого, в какой-то момент, громкая команда: «Спать!» И они тут же все впадали в гипнотический сон. Их надо было раскладывать по матам, и дальше, уже в лежачем положении, Владимир Евгеньевич продолжал суггестию: «Водка - отрава!» и прочее, прочее. Это двойное кодирование давало очень сильный эффект!

Есть мощная авторитарная суггестия. Она может быть и гипнотическом состоянии, и в бодрствующем. Причем, у меня складывается довольно четкое представление, что эмоционально-стрессовая суггестия в бодрствующем состоянии - наверное, самое сильное, что есть в психотерапии. Это - хирургическая психотерапия. Сопротивления нет никакого! Прямая дорога в сознание, в подсознание, в вегетатику, - куда хочешь! Идешь, как нож через масло. Здесь действительно эти люди тебе полностью подчиняются. Но за счет системы, а не за счет того, что в тебе сидит такая сила. Когда я буду говорить о строении эмоционально-стрессового сеанса, я вам объясню, как все это делается… Кто такой «гипнолог» Гипнолог - это врач любой специальности (по всей вероятности, психологи сейчас тоже получают право на психотерапию и, возможно, на суггестию), который владеет, в основном, одним методом. А кто «психотерапевт» Это специалист, который владеет многими методами. И он для каждого больного подбирает адекватный метод, и для каждого больного создает свой комплекс, в котором есть место рациональному общению, убеждению, перспективным линиям (т.е. уже начинается суггестия), косвенным внушениям, гипнотерапии и т.д. Психотерапевт должен уметь владеть всем, но у каждого психотерапевта, в силу его личных особенностей, должны быть любимые методики. Я, по складу характера, тяготею к суггестивным методам. С одной особенностью: я никогда не навязываю своей воли и проч., а предварительно (подумайте об этом!) пытаюсь создать условия, решить или подвести к решению проблем (социальных, личных и др.), когда суггестия даст результат. Я не суггестию ставлю на первое место, а комплекс, в котором суггестия будет поддерживать, определять, направлять.

Теперь - о косвенной суггестии. Это чрезвычайно распространенный метод… Я всегда рассказывал, как великий детский психиатр нашей страны, Груня Ефимовна Сухарева, использовала метод косвенного внушения при медикаментозном лечении. Ребенок вместе с родителями у нее на приеме, диагностика, настрой и т.д. Потом: «Теперь с вашим ребенком ясно, что делать. Для него есть специальное лекарство. Оно поступило к нам из-за рубежа; мы его опробировали, получили при таких же состояниях, как у вас, прекрасные результаты, но… сейчас я не могу вам его дать, потому что вся партия кончилась. Вы, пожалуйста, мне позвоните, и я вам скажу время, когда надо будет приехать с ребенком (желательно, с членами семьи), чтобы дать это лекарство вам и рассказать, как оно действует». Неделю, другую, третью звонят: «Нет, еще не пришло». Вы понимаете, что это такое Идет нагнетание состояния ожидания чудесного препарата. Наконец, она им радостно сообщает: «Получили, приезжайте!», вся семья является в кабинет Груни Ефимовны (она была удивительно приятным человеком, замечательным детским психиатром). Она берет ключи, открывает сейф и там стоит коробочка, такая удивительная, с пятью крышками. И там такие таблеточки очень хорошенькие… Все это тщательно отсчитывается и говорится: «Будете давать тогда-то, они будут действовать так-то, так-то и так-то. Эффект наступит на такой-то день, в такое-то время, и дальше будет положительная динамика». Вся семья начинает лечиться, и вы знаете, какие были результаты! Ни у кого таких результатов не было! Никакие нейролептики (тогда еще только появлялись аменазин, стелазин) не давали таких результатов. И я всегда говорю: как это здорово делала Груня Ефимовна! Но не она первая этот метод применила. Как-то перелистывая литературу, я нашел у старых авторов, что точно такое внушение было проведено то ли во Франции, то ли в Германии больным, страдающим туберкулезом, чахоткой в последней стадии. Лечащий врач сказал больным, что изобретен новый препарат, в другом государстве, оказывающий сильное действие на больных, страдающих чахоткой; мы его получим и будем вас им лечить. Получили препарат, лечили им (а там была пустышка: витамины или что-то подобное)… За неделю больные прибавляли 1,5-2 кг. в весе, у них терминальное состояние обрывалось и они, в общем, еще хорошо и долго тянули. Значит, даже на такой тяжелый процесс как туберкулезная интоксикация кавернозной формы косвенная суггестия оказывала мощное внушение.

У меня был очень близкий мне человек, совершенно удивительный (я вообще люблю вспоминать тех, с кем меня сводила судьба); это был писатель, очень яркий, очень творческий, с массой всяких особенностей… А у него была дочка, которая страдала ревматизмом. При обострении ей делали бесконечные уколы. Прихода медсестры (домой) она ждала с содроганием, плакала, просила: «Не надо!» Но надо было делать. Однажды, он мне говорит: «Ты же психотерапевт, помоги!» В ответ я сказал: «Не я, а ты ей поможешь. Она тебя больше всех любит и уважает. Она знает, что ты особый человек. Не забудь ей сказать, что ты обладаешь способностью снимать боль. Она тебе должна поверить». И вот он ей говорит: «Леночка, я совершенно забыл: я еще в детстве снимал боль. Теперь, я сниму тебе боль». Она с недоверием на него смотрит (12 лет было девочке). «Давай я тебе покажу, как я это делаю. Я сначала у себя сниму боль…» (Я ему сказал: «Ты сначала у себя «сними» боль и пусть она проверит, что тебе не больно. Пусть проверит, как хочет, а тебе придется потерпеть».) Он «поколдовал» над своей рукой и сказал: «Ну, вот, все в порядке. Эта рука ничего не чувствует». (А девчонка, кстати, без компонента истероидности, скорее психоастеничная, второсигнальная.) Она с недоверием пощупала его руку, он улыбается… Тогда она, не долго думая, вцепилась в эту руку зубами и прокусила! Ему было больно, но он улыбался: что ради ребенка не вытерпишь. Пошла кровь. «Папа, тебе не больно» «Ну, что ты, я же тебе сказал, что мне не больно». «Ну, давай, снимай». Он «поколдовал» над ее ягодицами. Прихода сестры она ждала с нетерпением, а не со страхом. С улыбкой ждала, и в глазах был вопрос: «А как» И, когда медсестра пришла делать ей уколы, никакой болевой чувствительности не было, не было совсем. И нет до сих пор! (Именно к уколам, к другим факторам осталась.) Она уже взрослая женщина.

И последнее, чтобы не задерживать ваше внимание на косвенных внушениях… Это пример из моей личной жизни. В детстве я много болел. Были у меня тяжелые ангины, больше 50. Они сопровождались не только подъемом температуры, но и галюцинозом. На пике заболевания комната заполнялась чудовищами: пауки, медведи, что-то непонятное… Конечно, было очень страшно. Как этот страх выражался, я сейчас не помню, но то, что он был, я до сих пор помню. Домашний доктор (тогда, в начале 40-ых годов такое было) пришла и сказала: «Я тебе помогу. Я тебе привезу заколдованную коробочку, ты в эту коробочку собери всю эту нечисть, закрой ее, отдай маме, а мама передаст мне и я с ними разделаюсь». Она принесла красненькую деревянную коробочку с такой скрипящей притертой крышечкой. Я собрал туда всех эти гадов… Что удивительно, все они туда поместились (что значит суггестия!); я ее закрыл и отдал… После этого были ангины, и еще много, - но никакого галлюциноза. Поэтому, суггестию нельзя недооценивать… И когда мы выписываем препарат, мы должны помнить, что надо добавить к нему суггестию. Здесь же двойной «слепой» метод, верно Апробация препарата… Раньше был просто «слепой»: больной не знал - врач знал. Это было «не чисто», потому что врач волей-неволей где-то, да добавлял суггестию. Двойной «слепой»: ни врач не знает, ни больной не знает, надо только описывать. Вы назначаете физиотерапевтическую процедуру, и т.д., и т.д., т.е. любое медицинское действие вы должны сопровождать возможной суггестией, и тогда эффективность будет намного больше. Эти косвенные внушения везде и всегда надо пользовать. Я могу приводить бесконечное количество примеров, но я надеюсь, что вы меня поняли.

И еще: ваш личный авторитет. Это очень серьезная вещь. Очень важно, чтобы у психотерапевта был свой имидж. Я одеваюсь так, как мне приятно: мне так нравится одеваться. У меня очень своеобразный кабинет в больнице. Он весь состоит из моих личных вещей: от рыбок, картин, до коллекции бабочек, минералов, есть чучело пингвина… Я как-то был в Антарктиде, привез чучело пингвина: карниз обвалился и на него упал, он погиб… Так вот, очень важен ваш имидж. Еще не менее важное: что о вас говорят в учреждении. Если говорят: «А… Психотерапевт… Еще какой-то гипнотизер… Да он часто помогает,» - все, можете не работать. Я теперь могу в этом учреждении работать. Знаете почему Ваш гардеробщик мне внизу сказал: «Все ваши слушатели, которые выходят с лекций, захлебываются от восторга». Я не говорю, что я хорошо читаю, а просто им нравится. Если гардеробщик это говорит, то у меня имидж здесь будет хороший. Очень важно, что в регистратуре говорят. что говорят ваши коллеги. Очень важно, как к вам направляют. Если: «Сходите к психотерапевту и, может быть, он вам поможет,» - все… «Пойдите к психотерапевту. Он вам обязательно поможет! Он у нас такой замечательный!» Надо воспитать!

Я когда-то совмещал свою работу с работой в 3-ем управлении. Ракетно-атомное управлении, больные очень сложные. Я там был, в основном, усмирителем, потому что врачи от них выли и когда деться было некуда, они больных направляли ко мне и говорили: «Ну это уже самая последняя инстанция!» Очень хорошо работал персонал, прекрасно. Две комнаты у меня было: в одной лежит группа, которая работает… Ну вот мне пить захотелось, сил нету. Я выхожу в другую комнату, оставляю там сестру, говорю: «Я три минуты посижу, приду в себя». Потому что я устаю, когда работаю… В коридоре сидят больные. Одна из них спрашивает: «А что это доктор туда-сюда ходит» «В той комнате у него аппарат стоит. Он туда приходит, подключается, заряжается энергией, поэтому так здорово лечит вас в этой комнате». …Первичный прием. Она приходит ко мне, садится на стул и, вдруг - ушла! Я говорю: «Стойте, стойте, куда вы!» Понимаете, насколько важна косвенная суггестия. Особенно страшна патологическая сила ошибочной суггестии медиков… Ведь, что такое «медики» «Медики» - это особое слово. Я веду прием; я - обычный врач, ну… у меня своя эрудиция… И вот ко мне на прием приходят люди: академики и проч. Чем мы их можем взять, музыкантов, искусствоведов и др. Литературу они знают лучше меня, математику знают лучше, их интеллект не слабее моего, а может и сильнее. Чем я их могу взять Профессионализмом. Если он увидел, что я - профессионал, он мой! А если он увидел, что я сомневающийся, мямлющий и т.д., - вы потеряли больного. Есть замечательный пример. Был у нас такой математик, профессор Агроскин. Он очень сильно заикался. Я его лечил, и мы с него «содрали» это заикание полностью, что бывает редко. А врагов было у этого метода Дубровского - невероятное количество! И вот заседание Московского общества психиатров и невропатологов, где решили меня судить. Логопеды против меня выступают: «Что это за шарлатан Он хватает больных, лупит их головой о стенку…» Да, там есть один момент… активного воздействия на сознание, на подсознание и еще - на затылок больного. Я обычно руку подкладываю, не бью его затылком… Но там нужно определенное действие делать… А Агроскин пришел на заседание. Он вышел и говорит: «Вы знаете, я все это слушаю, - меня оторопь берет.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 7 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.