WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 52 |

Иногда бывает так, что из истории болезнивидна очень непонятная картина. Приведу пример одного больного. Этот больнойбыл высококультурным человеком с гуманитарным образованием, с ним можно былопрекрасно поговорить об искусстве, литературе. Но этот же больной мог вприсутствии сестры употреблять нецензурные слова. Почему это происходило Итогда беседа с больным навела на мысль о том, что диагноз поставленнеправильно. Думали, что это прогрессивный паралитик, так как нарушеныкритичность и самоконтроль. А вот беседа психолога навела врача на мысль о том,что здесь не прогрессивный паралитик, а налицо шизофрения, как и подтвердилосьвпоследствии (об этом свидетельствовали данные исследования его познавательнойдеятельности). Результаты эксперимента выявили и чрезвычайную скудность егоэмоций, обеднение смыслообразующих мотивов.

Таким образом, и беседа и эксперимент должнысодержать в себе элементы психокоррекции, например, если больной плохо решаетзадачи (эта беседа должна проходить в конце эксперимента), то нужно с нимпобеседовать и сказать, что он сделал такие-то ошибки, но, в общем, их было неочень много; или больной плохо решал задачу или совсем не решил, надо сделатьвид, что будто он довел ее до конца, но только использовал вашу подсказку, иэто естественно. Так бывает и у здоровых людей. Вы можете назвать емукакие-нибудь цифры, что столько-то процентов здоровых людей не решает сразу, арешает после третьего — пятого захода. Элементы психотерапевтических приемов всегда должныприсутствовать. Но это не сеанс истинной психотерапии, где существуют особыеприемы, и это не должно превратиться в соболезнование. Больного следуетодобрить, сказать, что "Вы очень оригинально решили вот эту задачу, я дажеудивляюсь. Многие решали у меня и даже скорей, чем Вы, но такие оригинальныерешения я видела редко". Если перед вами сидит депрессивный больной, которыйразочаровался в себе, у которого снижено самоуважение, самооценка, то следуетпровести беседу после эксперимента. Вот этот психотерапевтический нюанс беседыдолжен особенно четко выступить в беседе с больными тяжелыми соматическимизаболеваниями, скажем раковыми, сердечно-сосудистыми. Когда больная узнает, чтоу нее тяжелое, грозящее ее жизни заболевание, скажем, рак груди, то у неёсуществует только один мотив, одна цель — выжить. Но вот больной сделалиоперацию, она выжила. Ей сказали, что у нее не было злокачественной опухоли, новсе-таки ее поставили на учет. Страх перед смертью у нее прошел, и всталадругая проблема: а как отнесется муж к тому, что она изменилась физически,стала другой Беседы с такими больными должны носить психокоррекционныйкомпонент, но не "в лоб".

Когда лучше проводить беседу: в начале или вконце операции Нет рецептов. С соматическими больными легче говорить послеоперации. А вот с психическими больными и до и после лечения. Если больнойприслан с задачей: помочь врачу установить диагноз, тогда лучше проводить ее доэксперимента, если больной прислан с целью экспертизы, то надо проводить до ипосле, потому что очень часто этот момент экспертизы ослабляется во времяэксперимента, и вы можете потом в беседе это учесть.

Бывает, что больной стремится получитьинвалидность и немного усиливает свое состояние. Что-то не решив, он говорит:"Вот видите, видите, я все-таки не решил, я все-таки не смог этого сделать". Вымолчите, вы не говорите, что это плохо, но, как бы невзначай, предлагаете емуочень интересную задачку, и он вдруг увлекается и прекрасно решает ее. Тогда всамом конце эксперимента вы проводите беседу и говорите: "Вот видите, Вамдействительно трудно, это правильно, у Вас снижена память, но это не так плохо.Смотрите, сложную задачу, которую большинство людей плохо решает, Вы решилипрекрасно, значит, все не так плохо. Вероятно, надо собраться, немножкополечиться. Врачи Вам помогут своим лечением". Эта беседа носите данном случаетоже не психотерапевтический, а коррекционный характер, изменяет установкубольного.

Самое главное в этой беседе — это умение показать больному, чтодело не только во враче и не только в лекарствах, но и в нем самом, что он сам.своим поведением, своим отношением, выполнением того, что от него требуется,помогает лечению.

Вторая часть беседы — это, как уже отмечалось, беседаво время эксперимента или общение с больным во время эксперимента.

Эксперимент всегда является некоторой"экспертизой" и не только для больного человека. Если здоровый человекучаствует в качестве испытуемого в ситуации, где исследуется восприятие,скорость реакции, нюанс "экспертизы" существует. У человека возникает вопрос:"А справился я с заданием или не справился" Здоровый человек тоже не знает,что в конце концов хочет экспериментатор. Он не рассказал о своей теме, значит,испытуемому все-таки интересно знать, справился он с задачей или не справилсяЭтот момент очень важно учесть. Экспериментатор всегда беседует с больным,если, например, решается задача Выготского-Сахарова или Дункера. Он открылнеправильно фигурку. Вы ему говорите: "Нет, это не совсем так. Сравните вот этус этим". И вы должны уметь это записать в протоколе; это касается и здоровогочеловека, что он ответил на ваше замечание, на подсказку. Бывает, чтоиспытуемый не обращает внимание на то, что вы ему говорите, и идет "собственнымходом". Тогда нужно его остановить: "Видите, я Вам показал, почему вы непосмотрели на то, что я Вам показал Ведь я не зря это сказал. Ведь это оченьинтересно". И тут очень важен ответ больного, один скажет: "Простите, я былневнимательным", а другой — "А я хочу по-своему решать". Но бывают больные с большимсамомнением, которые хотят "показать себя". Если экспериментатор подсказывает,испытуемый должен вслушиваться в то, что ему говорят. Это тоже есть моментисследования, момент общения с больным. Иногда наблюдаются психопаты, которыеочень бурно реагируют на предлагаемые игрушки: "что вы мне за кубики даете","это все ерунда", "разве это может что-нибудь показать"

Здесь необходимо убедить больного вобратном. Если вы хотите погасить самоуверенность больного, можно только пожатьплечами, удивленно поднять брови и т.д., посмотреть как он отреагирует. Одинпоймет, что его решение неправильно, другой обидится на вас. Были такие случаи,когда психопат в ответ на ваше "не психотерапевтическое" поведение бросает этикубики: "а, ну их, ваши игрушки, не хочу ими заниматься". Бывает и так.Поведение экспериментатора зависит от поведения испытуемого и от того, чтонеобходимо узнать относительно этого испытуемого. Поэтому иногда больного надоподбадривать, иногда давать легкую задачу и, когда он ее решит, обязательнопохвалить его. Если этот человек самокритичный, он скажет, что это "ерунда,ребенок 10 лет также может решить, ничего удивительного в том, что я решил". Адругой больной ведет себя иначе, при похвале он говорит, что "тут нет ничегоособенного", хотя ему было сказано, что это очень трудная задача.

Реакция больного на подсказкиэкспериментатора, на его мимику-все должно быть отражено в протоколе, посколькуэти данные сопоставляются, если речь идет о больном человеке, с теми данными,которые есть в истории болезни, и с данными, которые получены с помощьюэксперимента. И это очень важно.

Наблюдение за поведением больного во времяисследования

В ситуацию эксперимента и беседы всегдавключается элемент наблюдения за поведением больного. Экспериментатор долженуспеть "увидеть", как больной входит: уверенно, неуверенно, как садится, каксмотрит на экспериментатора. Выше говорилось о том, что экспериментальнаяситуация представляет собой сов-- местную работу больного и экспериментатора,поэтому важно отметить, как больной принимает беседу, смущен ли он иливозмущен, покраснел ли он при подсказке или оценке экспериментатора. Случается,что больной выслушивает внимательно замечание или вопрос экспериментатора, нопри этом его лицо краснеет, подергивается, он "ерзает" на стуле. Или, наоборот,при похвале экспериментатора выражение его лица становится мягче, он с трудомскрывает свою радость или возмущение. Все это должно быть отмечено в протоколеэкспериментатора.

Следует обратить внимание на то, отвлекаетсяли больной на посторонний раздражитель, на шум в соседней комнате. Наблюдениепри этом не должно носить навязчивого характера. Оно должно быть незаметным длябольного. Наблюдение проводится и во время эксперимента. Важно отметить, какбольной приступает к выполнению задания, например при соотнесении фраз кпословице. Следует отметить, рассмотрел ли он вариации поговорок и фраз илиимпульсивно относит первую попавшуюся ему фразу к пословице; или при выполнениизадания на опосредование памяти (по А. Н. Леонтьеву) окинет ли он взглядом всележащие перед ним карточки или сразу же возьмет близлежащую и т.д. Приобъяснении карточки следует тоже отметить, внимательно ли он осмотрел, "оценил"изображенную ситуацию или сразу же начинает говорить. Все это должно бытьвнесено в протокол экспериментатора.

Глава III

НАРУШЕНИЯ СОЗНАНИЯ

Нарушения сознания относятся к наименееразработанным вопросам. Несмотря на то что во всех учебниках психиатрии описаныразнообразные формы нарушения сознания, определение этого понятия наталкиваетсяна трудности. Происходит это потому, что понятие сознания в психиатрии неопирается на философскую и психологическую трактовку.

Сознание может рассматриваться в разныхаспектах. В философии оно имеет широкое значение, употребляясь в планепротивопоставления идеального материальному (как вторичное первичному), с точкизрения происхождения (свойство высокоорганизованной материи), с точки зренияотражения (как отражающее объективный мир).

В более узком значении сознание — это человеческое отражение бытия,отражение в социально выработанных формах идеального. Возникновениечеловеческого сознания марксизм связывает с возникновением труда в процессепревращения обезьяны в человека. Воздействие на природу в ходе коллективнойтрудовой деятельности породило осознание свойств и закономерных связей явлений,которое закреплялось в языке, формирующемся в процессе общения. В труде иреальном общении возникло самосознание — осознание собственного отношенияк окружающей природной и социальной среде, понимание своего места в системеобщественных отношений. Специфика человеческого отражения бытия состоит в том,что "сознание человека не только отражает объективный мир, но и творит его"[1, 29, 194].

При решении проблемы сознания в психологиисоветские ученые исходят из положений марксистско-ленинской философии. Сознаниерассматривается как высшая, связанная с речью функция мозга, отражающая вобобщенном виде реальную действительность и целенаправленно регулирующаядеятельность человека.

Большое внимание проблеме сознания впсихологии уделял С. Л. Рубинштейн [159;160]. Говоря, что сознание — это процесс осознания субъектомобъективного бытия реальности, он делал акцент на том, что сознание есть знаниетого, как объект противостоит познающему субъекту. Проблеме связи сознания сдеятельностью уделяется внимание и в трудах А. Н. Леонтьева. Он прямоуказывает, что сознание можно понять "как субъективный продукт, какпреобразованную форму проявления тех общественных по своей природе отношений,которые осуществляются деятельностью человека в предметном мире... В продуктезапечатлевается не образ, а именно деятельность — то предметное содержание, котороеона объективно несет в себе" [113, 130].

Сознание включает в себя не только знание обокружающем мире, но и знание о себе — о своих индивидуальных иличностных свойствах (последнее предполагает осознание себя в системеобщественных отношений). В отличие от традиционного употребления понятия"самосознание" А. Н. Леонтьев предлагает применять этот термин в смыслеосознания своих личностных качеств. Он говорит, что самосознание, сознаниесвоего "Я", есть осознание в системе общественных отношений и не представляетсобой ничего другого.

Проблеме самосознания уделяется многоисследований (С. Л. Рубинштейн, Б. Г. Ананьев, Л. И. Божович и др.), анализуего методологического аспекта (И. И. Чеснокова, Е. В. Шорохова), связисамосознания с познанием других людей (А. А. Бодалев, И. С. Кон, В. В. Столин идр.). Чрезвычайно много исследований уделено проблеме самосознания, "образу-Я"в трудах зарубежных авторов- неофрейдистов, представителей гуманистическойпсихологии (К. Роджерс, А. Маслоу). Богата и литература по проблемесамосознания и бессознательного (Ф. В. Бассин, А. Е. Шерозия). Ряд работпосвящен проблеме саморегуляции и самосознания (И. Кон, Б. В. Зейгарник, Л.Фестингер). Выделяются, начиная с Джеймса, и частные проблемы как соотношениясамосознания и физического образа-Я (И. И. Чеснокова, А. А. Бодалев, М. А.Карева и др.).

В данной книге нет возможности остановитьсяна всех аспектах сознания. Хотелось лишь напомнить, что 1) в психологии этапроблема разрабатывается с разных позиций и аспектов, как в теоретическом, таки феноменологическом плане: 2) что как бы различий ни были пути исследованиясознания, все отечественные психологи исходят при решении даже его частныхпроблем из марксистско-ленинской философии положения о том, что сознаниеотражает объективный вне нас существующий мир, что оно обладает свойством нетолько отражать, но и творить его.

Понятие сознания в психиатрии не совпадает сего философским и психологическим содержанием. Оно является скорее "рабочим".Ведущий современный психиатр А. В. Снежневский говорит, что "если подходить ксознанию в философском смысле, то мы, естественно, должны сказать, что привсяком психическом заболевании высшая форма отражения мира в нашем мозгенарушается" [173, 99-100].Поэтому клиницисты пользуются условным термином нарушения сознания, имея в видуособые формы его расстройства.

С данным положением соглашается и С. Л.Рубинштейн, говоря о целесообразности "разведения" психического нарушения инарушения сознания, как обладающих специфическими признаками [160].

Понятие сознания, которое А. В. Снежневскийопределяет как "условное", базируется на взглядах немецкого психиатра К.Ясперса, рассматривающего сознание как фон, на котором происходит сменаразличных психических феноменов. Соответственно при душевных заболеванияхсознание может нарушаться независимо от других форм психической деятельности инаоборот. Так, в историях болезни можно встретить выражения, что у больногоимеет место бред при ясном сознании, нарушено мышление на фоне ясного сознанияи т.п. Метафорические признаки "ясности" и "помрачения" сознания, введенные К.Ясперсом [217], сталиопределяющими для характеристики сознания в учебниках психиатрии до настоящеговремени. Вслед за К. Ясперсом в качестве критериев помраченного сознанияберутся:

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 52 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.