WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 52 |

Также следует учесть, чтопатопсихологическое, да и любое исследование в условиях психоневрологическогоучреждения неминуемо означает для больного ситуацию некой "экспертизы". Поэтомупатопсихологу приходится в своем заключении оперировать системой понятий,характеризующих личность больного в целом (его мотивы, целенаправленность,самооценка и др.). Однако это не исключает отказа от характеристики отдельныхпроцессов. Но эта характеристика углубляется анализом общего состояниябольного. Резюмируя, можно сказать, что патопсихологический экспериментнаправлен не только на анализ отдельных симптомов, но и на выявлениепсихологических синдромов.

Важен также вопрос интерпретации полученныхданных, в основе которой лежит та или иная теоретическая концепция. Например, убольного обнаруживается плохая память: это можно интерпретировать как результатпознавательных нарушений вследствие сосудистых заболеваний, но это может быть ипроявлением снижения мотивационной активности, как это имеет место у больныхшизофренией. Интерпретация же проводится на основании системного анализа.

Важно, не сколько раз больной ошибался, акак он отнесся к оценке экспериментатора, критически ли он оценил поправку,поощрение или порицание экспериментатора [87]. Поэтому нередко анализ ошибококазывается продуктивным для интерпретации состояния больного.

Патопсихологов часто упрекают в том, что ихметодики не стандартизированы, что они субъективны. В связи с этим хочетсявспомнить слова Л. С. Выготского о том, что чрезмерная боязнь так называемыхсубъективных моментов в толковании (а у Выготского речь шла о нарушении психикиу детей) и попытки получить результаты исследований чисто механическим,арифметическим путем, как это имеет место в системе Бине, являются ложными. Безсубъективной обработки, т.е. без мышления, без интерпретации, расшифровкирезультатов, обсуждения данных нет научного исследования.

Сказанное не должно быть понято какотрицание статистической выверенности результатов эксперимента. Для многихвопросов прикладной психологии это необходимо. Речь идет о том, что при решениитаких практических задач клиники, как трудовая или судебная экспертиза илиучеба ребенка с аномальным развитием, патопсихологический эксперимент носитхарактер исследования, т.е. того, как выполнил экспериментальную работу сидящийперед психологом конкретный человек, с какой степенью усилий, с какой степеньюрегуляции, с каким отношением подходил именно этот больной к заданию[68]. На это указывает и Б.Ф. Ломов, считая, что сопоставление "объективных отчетов испытуемых" собъективными данными эксперимента при соответствующей проверке может, раскрытьдля опытного экспериментатора очень многое и в конце концов служит главнойзадаче — познаниюобъективных закономерностей психики [118].

Патопсихологическое исследование обладаетеще одной особенностью. Предъявленный испытуемому реальный отрезокдеятельности, реплики экспериментатора вызывают столь же реальное переживание,определенное эмоциональное состояние испытуемого. Иными словами,патопсихологическое исследование обнажает реальный пласт жизни больного.

Поэтому программа исследования больного впсихиатрической практике не может быть принципиально единообразной,стандартной, она зависит от клинической задачи (научной или практической).Например, при необходимости дифференциально-диагностического отграниченияшизофрении от шизофреноподобных картин при органических заболеваниях ЦНСосновное внимание будет уделено выявлению особенностей расстройств мышления(методом "классификации предметов", "пиктограммы", сравнения понятий), с однойстороны, а также характеристике работоспособности (пробы "на совмещение","отыскивание чисел" и др.) — с другой.

Совсем другие методы являются адекватнымипри отграничении сосудистой деменции от деменции при болезнях Пика,Альцгеймера, т.е. атрофических процессов. В этих случаях применяются пробы,выявляющие нарушения навыков письма, счета, праксиса, нейропсихологическиеметодики.

2. БЕСЕДА ПАТОПСИХОЛОГА СБОЛЬНЫМ
И НАБЛЮДЕНИЕ ЗА ЕГО ПОВЕДЕНИЕМ ВО ВРЕМЯИССЛЕДОВАНИЯ

Выше мы говорили о том, чтопатопсихологическое исследование включает и беседу с больным, которую частоназывают "направленной", "клинической". Проще ее назвать "беседа с испытуемым",в данном случае с больным испытуемым.

Беседа состоит издвух частей. Первая часть— это беседа, в узкомсмысле этого слова. Экспериментатор разговаривает с больным, не проводя ещеникакого эксперимента. Беседа может осуществляться до или послеэкспериментальной работы с больным.

Вторая частьбеседы — это беседа вовремя эксперимента, потому что эксперимент — это всегда общение с больным.Общение может быть вербальное, т.е. экспериментатор что-то говорит ему,указывает, подсказывает, хвалит или, наоборот, порицает. Но эта "беседа" можетбыть и не в вербальном плане, но своей мимикой экспериментатор показываетбольному, хорошо или плохо он делает; как и в реальной жизни, можно пожатьплечами, поднять брови, можно удивленно посмотреть, улыбнуться, нахмуриться,т.е. в зависимости от обстоятельств (это тоже вид общения).

Остановимся на тех вопросах, которыекасаются беседы в более узком плане. Прежде всего беседа не может бытьпроведена "вообще". Она всегда зависит от поставленной задачи. Задача ставитсябольшей частью самим лечащим врачом. Врач просит посмотреть экспериментальнотакого- то больного, ему не ясен диагноз. Или, наоборот, больной находится встационаре для прохождения экспертизы: трудовой, воинской, судебной. Или врачхочет знать, каково влияние психофармакологических средств, которые принимаетданный больной. В этих случаях врач ставит перед психологом определеннуюпрактическую задачу. Соответственно этой задаче проводится эксперимент, т.е.психолог выбирает стратегию своих действий и беседы в зависимости от задачи,которую перед ним поставили. Это первое. Но нередко бывают случаи, когда врач(если это неопытный врач) не всегда ставит перед психологом задачу. Поройбывает так, врач просит патопсихолога посмотреть именно этого, "очень сложногобольного пациента". Задача не поставлена, и психологу следует хорошо изучитьисторию болезни. Если внимательно прочесть историю болезни человека, топсихолог может понять, какая перед ним стоит задача. Но для этого надо иметьзнания в области клиники. Поэтому студентам, которые проходят специализацию накафедре нейро– ипатопсихологии, читают курс лекций: введение в психиатрию, введение вневрологию, введение в клиническую психотерапию — это обязательные курсы со сдачейэкзаменов или зачетов.

Прочтя историю болезни, узнав, кто перед нимсидит, психолог решает, "для чего он будет проводить эксперимент", проводить"узкую беседу". Следует подчеркнуть, что прежде всего она не должна повторятьвопросы врача, т.е. не следует задавать такие вопросы, которые задавал врач икоторые отражены в истории болезни. Психолог не должен собирать анамнез,который должен быть в истории болезни. Если же в истории болезни этого нет, тоследует обратиться к лечащему врачу и, вероятно, вместе с ним собрать анамнез.

Конкретно говоря, не следует начинать своюбеседу с больным с вопросов: есть ли у него бред, есть ли галлюцинации Этогоне надо делать. Если во время беседы он сам заговорит об этом, то тогда следуетоб этом с ним поговорить.

Необходимо очень тонко подойти к вопросу оего состоянии. Если больной депрессивный и вы прочли об этом в истории болезни,тоже не следует начинать разговор о его депрессии, а можно как бы "окольным"путем спросить, как он себя сегодня чувствует Нетрудно ли будет ему сегодняпоработать, потому что вы хотите проверить его память.

И если больной или больная отвечает "мневсегда плохо, мне не до того, мне не хочется этого делать, мне вообще ничего нехочется", тогда можно продолжить как бы ее мысль: "А что, Вы всегда ничего неделаете А как Вы проводите время Что вы делаете" И тогда больной начнетговорить. Не следует спрашивать его о том, когда у него худшее настроение:утром или вечером Это обязан спрашивать врач. Психолог должен это делать непрямо, а как бы "окольным" путем. Но самое главное надо знать и всегда помнить,для чего послан к вам данный больной- испытуемый. Это касается не толькобольного человека, это касается и бесед, которые психолог проводит снормальным, здоровым человеком для исследования, например, логическихспособностей.

Далее, всегда в своей беседе следуетучитывать отношение больного к ситуации эксперимента, к вам какэкспериментатору. Необходимо знать преморбидные особенности больного, т.е. теособенности, которые были свойственны данному человеку до его заболевания.Сведения об этом психолог должен находить в истории болезни, а не спрашивать убольного, каким он был до болезни. Другое дело, когда перед нами стоит какая-нибудь научная задача и мы сами должны в рамках научной проблематики беседоватьс его родителями, сослуживцами, тогда это возможно, но это уже другой вопрос,сейчас речь идет о беседе в условиях практической работы патопсихологов.

Отношение к экспериментатору. Бывает часто так, что экспериментатор — молодой человек, молодая девушка,а перед ним сидит уже пожилой человек. Он даже не хочет с вами разговаривать.Не следует никогда на это обижаться, если больной не желает со "всякимимальчишками и девчонками" разговаривать. Нужно действовать методом убеждения:"У Вас (т.е. у больного) действительно больше жизненный опыт в других областях.Вы, конечно, знаете больше меня, но здесь речь идет об исследовании, котороепросил сделать врач, а если это будет не в медицинском учреждении, вы можетесказать, что просил сделать инженер, учитель, и в этом я немного понимаю. Крометого, я всегда консультируюсь со старшими товарищами", т.е. вы должныпопытаться как-то заслужить его доверие. Очень важно, как больной относится кэксперименту. Ведь дело в том, что до того, как вы провели эксперимент, онзнает, что вы будете показывать (по его мнению, это какие-то "игрушки"), что онбудет рисовать, отвечать на какие-то вопросы (ему ведь другие больныерассказывали, так как это очень быстро распространяется). И он может оченьпренебрежительно относиться: "Знаем мы ваши игрушечки. Это ведь ничего недает". И тогда вы должны тоже уметь убедить, что это только выглядит какигрушечки, что это задачи, которые требуют умственного напряжения, которыетребуют творческого мышления, т.е. следует уметь доказать, что все эти"игрушечки", которые ему показывают, все эти картинки типа "классификациипредметов" или тематические перцептивные тесты, тесты Роршаха (которые емукажутся игрушками) требуют большого умения. Ведь больной иногда действительноприходит настроенный антагонистично, а иногда, наоборот, с желанием проверитьсвои возможности. Очень часто бывает так, что больные только во времяэксперимента впервые узнают о недостатках своей памяти, своего мышления. Частоони вполне серьезно работают вместе с экспериментатором, и во время беседы эточувствуется. В большинстве случаев больной понимает, что тот эксперимент,который будет проводиться, имеет отношение к постановке диагноза, к уточнениювыписки, к смене лекарств. Иногда больной понимает, а если нет, то можно емусказать, что действительно то, что мы с вами будем делать, — серьезное дело. Особенно трудноприходится преподавателю, когда показывают больного, например, наспецпрактикуме. Перед больным и аудитория, где сидят 10-15 молодых людей. И онначинает возмущаться: "Я не подопытный кролик". И тогда, если это не слабоумныйбольной, надо погасить его возмущение, по возможности оперировать к егопониманию: "Да, это, действительно, молодые врачи или студенты, молодыеврачи-ординаторы, среди них есть и студенты. Но Вы же культурный человек. Выпонимаете, что необходимо обучать их. А как же мы можем их обучать, если небудем показывать больных. Любой врач начинает с того, что он обучается работе сбольным". Следует абсолютно серьезно, с полным уважением относиться к личности,хотя перед нами может сидеть психически глубоко больной человек. Особенно этокасается невротиков. Больные неврозом — это очень чувствительные люди.Они заняты своими переживаниями, им нет дела до учебы студентов, доспецпрактикумов, спецкурсов. Только корректное и абсолютно серьезное отношениек больному–испытуемому гарантирует достижение успеха в беседе.

Нужно объяснить больному, что это один изчастных моментов его жизни, что ему это не повредит, т.е. всеми способами нужноуметь в беседе показать, что то, о чем вы будете говорить, будет иметь значениедля него самого в дальнейшем. Это очень важно.

Кроме того, есть еще одна особенность.Иногда больной приходит в плохом настроении, очень хмурый, недовольный. Нужноспросить его: "Как Вы себя сегодня чувствуете Что-то Вы бледны немного, неболит ли у Вас голова" И тогда он, может, расскажет о своем состоянии: "Делоне в том; что болит голова, а в том, что у него плохое настроение". И тогданеобходимо продолжить, "завязать" разговор. Такая беседа очень важна дляанализа самооценки больного, для его самоконтроля, для понимания егокритичности.

Например, скажем, вы прочли в историиболезни, что данный больной занимал в прошлом высокое положение, руководилдругими людьми или это заведующий каким- нибудь отделением, больницей,производственник или актер, а сейчас он общается в больнице только сослабоумными алкоголиками, другими слабоумными больными. И тогда не следует егоспрашивать: "Почему Вы общаетесь с этими алкоголиками" А следует спроситьсовсем иначе: "Вас не тяготит отделение в больнице Как Вы себя чувствуете вотделении Много ли людей в вашей палате Они Вас не беспокоят" И оченьинтересно, что он ответит. Иногда больной отвечает: "Нет, что Вы. Наоборот, вотздесь-то я и нашел своих лучших друзей (и называет вам имена слабоумныхалкоголиков)". И вы не удивляетесь. "Ну, а почему Вам именно с ними интереснообщаться" И в зависимости от его ответа, должен быть поставлен и ваш вопрос(иногда вы рискуете получить реплику с его стороны). Далее вы можете спросить унего: "Скажите, пожалуйста, вот больной Н. (назовите фамилию определенногобольного), не правда ли, он очень интересный человек Вы с ним никогда неразговаривали" И вы увидите, что он ответит. Тут явно выступит его критичностьк больным по палате.

У больного надо спросить, читает ли он, чточитает, приносят ли ему из дому книги, какие. Далее продолжить разговор о том,почему он любит такого-то автора И если человек культурный, можно завязать сним разговор о театре. И вы увидите, снижено ли стало его представление. Или,наоборот, в своей профессиональной жизни он остался на высоте, хотя в отделениион общался только с больными-алкоголиками и сам болен хроническим алкоголизмом.

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 52 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.