WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 46 | 47 || 49 | 50 |   ...   | 52 |

Дальнейшей отличительной чертой прикоммоциях мозга является характер течения заболевания. Для коммоций мозгабольше, чем для какого то ни было другого заболевания, характерно регрессивноетечение. Острые явления коммоций проходят, исчезают; сглаживаются нарушенияотдельных психических функций, на первый план выступают остаточные явления ввиде истощаемости и астенизации.

Однако регрессивность не являетсяотличительной чертой коммоций — она присуща и течению других травм.

В то время как регрессивное течение приоткрытых травмах идет за счет механизмов компенсации, за счет каких-либо другихфункциональных систем особенностью коммоций является постепенное исчезновениеостроты симптомов. Если при открытых травмах возможна качественная перестройкана основе компенсации, то регрессивное течение при коммоциях мозга выражается вколичественном снижении нарушений, в постепенном спонтанном восстановлениипсихического тонуса. Другая отличительная черта, которая свойственна нарушениямпри открытой травме, —это неравномерный процесс восстановления. Иначе при коммоциях: восстановлениеотдельных функций происходит равномерным путем. Не отдельная функция кактаковая начинает восстанавливаться, а весь мозг в целом начинает работать сболее высоким тонусом и меньшей истощаемостью. Подобная особенность наблюдаласьв случаях постконтузионной глухонемоты. Всего нами было исследовано 117 случаевс постконтузионными нарушениями речи и слуха. В 23 случаях было отмеченоналичие коммоционной психологической симптоматики (I группа). У остальныхбольных наличие коммоционной (органической) симптоматики не выявилось. БольныеII группы, у которых был обнаружен коммоционный симптом, имели остаточныеневрологические симптомы. Но тех резких нарушений, о которых мы говорили выше,среди больных этой группы не наблюдалось. Ни в одном из случаев мы не виделикартины корсаковоподобного состояния или резкого нарушения восприятия;симптоматика этих больных сводилась лишь к истощаемости, замедленностипсихических функций, синдрому астенизации.

Очевидно, коммоция в данном случае недостигла той степени интенсивности, когда общемозговые факторы вырастают вотдельные системные очерченные нарушения. Синдром коммоций остался у этихбольных в своем аморфном, первичном состоянии.

Резче всего у подобных больных выступаетсиндром психической истощаемости, который проходит красной нитью черезисследование самых различных функций. Эта истощаемость может найти самоеразнообразное количественное выражение. Если взять у 10 больных среднееарифметическое количество времени, необходимое для решения определенногозадания, то можно увидеть, что оно значительно меняется в зависимости от того,проводится ли эта задача в начале, в середине или конце длительного периодавремени (40-45 мин), заполненного интеллектуальной работой. Например, больномупредлагается задача: назвать в течение 2 минут ряд слов, начинающихся скакой-нибудь буквы. Анализируя ответ, можно видеть, что количество слов в концерабочего промежутка резко падает по сравнению с началом — получим резко ниспадающую кривую.Этот убывающий характер кривой свидетельствует об истощаемости речевойактивности больного.

Аналогичную картину истощаемости показываети ассоциативный эксперимент; если для продукции ассоциативного ряда в 12-15слов в начале рабочего промежутка понадобилось 20-25 с, то под конец опытанеобходимое для этого время вырастает до нескольких минут.

Особенно резко этот симптом истощаемостинаступает при исследовании памяти. Вообще, память является очень чувствительныминдикатором при различных мозговых нарушениях. При коммоциях мозга нарушениямнестических функций вырастают в кардинальный симптом и являются тем отправнымпунктом, тем основным нарушением, из которого могут быть поняты все остальныенарушения. Наоборот, в случаях постконтузионной глухонемоты не выявилось, какуже было сказано, резких нарушений мнестических функций. Они выступают в видеизвестной забывчивости, некоторой неточности запоминания. Такие больные незабывают каких-либо событий, а лишь путают их, у них нет нарушений узнавания,отсутствует лишь точность его; они то помнят, то забывают даты личной илиобщественной жизни.

Нарушения памяти выступают здесь не в видесамостоятельного стойкого синдрома, а в виде динамического нарушения, котороеносит зачастую аморфный характер; оно трудноотличимо от нарушений внимания,целенаправленности, установки. Часто эти нарушения больше переживаются самимбольным в плане субъективном и не находят отражения в объективном исследовании.

Иными словами, нарушения памяти являютсяздесь индикатором общих динамических нарушений в той стадии, когда они еще непотеряли характера диффузности и не перешли в очерченный синдром. Нарушениепамяти является здесь лишь показателем истощаемости.

Об этом ярче всего свидетельствует криваязапоминания. Если больному предлагалось для запоминания 10 слов, то послемногократного повторения мы получаем нарастание воспроизведения этих слов.Изображая этот процесс запоминания в виде кривой, мы получим нарастающуюкривую.

При различных мозговых поврежденияххарактер кривой меняется; так, например, при лобных поражениях нарастаниеудержанных слов происходит чрезвычайно замедленно: кривая приобретает характерплато. В ряде других заболеваний, где страдание поражает аффективно- волевуюсферу больного, вызывая взрывчатость, лабильность эмоциональной сферы, криваяпамяти носит изогнутообразный характер, отражая лабильность эмоциональныхпроцессов.

В наших случаях кривая памяти принималасвоеобразный характер: она сначала поднималась, а затем начинала постепеннопадать, отражая тем самым истощаемость мнестических процессов больного.Характерно, что при проверке стойкости мнестических следов у этих больных(повторение удержанных слов не непосредственно после их предъявления, а через10-15 мин), количество репродуцированных слов падает еще резче. Нарушенияпамяти, забывчивость больного являются в этих случаях проявлением истощаемостибольного.

Мы не имели возможности отметить среди этойгруппы больных нарушений интеллектуальной сферы, но вследствие большойистощаемости эта сфера больного была недостаточно продуктивна; вследствиебольшой психической истощаемости такие больные были не в состоянии сразуохватить существенное, переключить свое внимание и поэтому не могли, например,осмыслить сюжета рассказа или картины.

Вследствие склонности к истощению у этихбольных оказывалось нарушенным и восприятие: при описании сюжета картины ониостанавливались на мелочах, которые уводили их от основного, описывали лишь то,что находилось непосредственно перед их глазами; это нарушение очень частонапоминало гностические дефекты, возникающие при поражении лобных долей мозга,однако с той разницей, что при лобном нарушении последние вытекали из стойкогонарушения мотивов, активности; в данном же случае они являлись лишь проявлениемистощаемости. Доказательством этого служит тот факт, что нарушения усиливалисьв конце эксперимента.

Анализ подобной группы больных приводит,таким образом, к следующему: 1) лишь в 19,6%, т.е. в 23 случаях из 117,постконтузионной глухонемоты имела место психологическая коммоционнаясимптоматика. В остальных случаях (80,4%) ее установить не удалось; 2)коммоционная симптоматика при постконтузионной глухонемоте выражается вистощаемости, замедленности психических функций, в синдроме астенизацииличности; 3) эта истощаемость может принять характер нарушений памяти,расстройств внимания, восприятия; 4) однако эта коммоционная симптоматика носитслабо выраженный характер; ни в одном случае интенсивность ее не достигаеттакой степени, чтобы она приняла вид системных нарушений; нарушения памяти,восприятия не становятся очерченными, стойкими нарушениями, они остаются лишьиндикаторами истощаемости, сохраняют характер динамических, лабильныхнарушений.

Если после вышесказанного вернуться квопросу о природе постконтузионной глухонемоты, то можно утверждать, что вподавляющем большинстве это страдание не являетсякоммоционной болезнью. В 80,4% не было выявленоконтузионной симптоматики, интеллектуальные процессы интактны; нельзя былообнаружить также и симптомов истощаемости, замедленности.

Однако было бы неправильным сделать вывод,что в этих случаях речь идет о совершенно полноценных людях, у которых изолированно, оторвано от всего остального фонавыступает резко выраженный моносимптом — нарушение речи,слуха. Неверно считать, что если в этих случаяхотсутствует коммоционная симптоматика, то этот симптом нарушения речи и слухане коррелирует с какими-то другими психическими изменениями личности. Болееправомерным является вывод о том, что если нарушения слуха и речи не являются вданном случае индикатором коммоции мозга, то они являются показателями иныхсущественных нарушений.

Психологическое исследование показало, чтосреди 117 обследованных нами больных можно выделить довольно значительнуюгруппу (группа II), охватывающую 28 случаев (т.е. 24%), в которых были ярко представлены нарушения аффективно-волевойсферы при отсутствии какой бы то ни было коммоционнойсимптоматики.

Клиника этих больных характеризуетсянарушениями эмоциональной сферы, поведение их неуравновешенно, они взрывчаты,малейшее огорчение выводит их из себя; они плохо подчиняются режиму отделения.Однако зачастую нарушения эмоциональной сферы не выявляются в столь открытомвиде, они бывают завуалированы, незаметны и выступают в виде легкой ажурноймикросимптоматики, которую можно выявить лишь путем создания экспериментальныхусловий, вскрывающих личностные изменения. В таких случаях эксперимент долженвызывать ситуацию конфликтности, колебания эмоциональной сферы.

Одним из таких экспериментов является опыт,который вызывает психическое пресыщение. Как известно, этот экспериментзаключается в том, что больному предлагается какое-либо монотонное задание,например длительно рисовать черточки или кружки. Длительное выполнение такогозадания быстро начинает становиться тягостным для каждого человека, поэтомувсякий испытуемый старается разнообразить это монотонное занятие и начинаетварьировать его выполнение. Вариации бывают разного рода: временами онипринимают чисто внешний характер — черточки становятся то больше, то меньше, меняется их направление.Вариации могут носить и иной характер — человек не отрывается от работы,но начинает насвистывать, напевать, разговаривать безотносительно к заданию.Роль и значение этих вариаций двоякая: являясь симптомами пресыщения, ониявляются в то же время и своеобразными профилактическими мероприятиями личностипротив наступающего пресыщения.

В наших исследованиях больные (II группа)совершенно не справлялись с этим экспериментом, они не включали в заданиеникаких облегчающих монотонность вариаций, но и не могли спокойно продолжатьего; они становились беспокойными, жаловались на усталость, движения их былирезкими, нетерпеливыми. Экспериментатор убеждал больного в том, что опытпроводится для выяснения его выдержки. Этот стимул, который обычно вызываетпотребность к деятельности хотя бы на короткий срок, не действовал на нашихбольных. Они становились все более беспокойными, и в конце концов приходилосьпрерывать эксперимент.

Таким образом, эту группу можно трактоватькак больных с неустойчивой аффективной сферой. Более детальный анамнезпоказывает, что и преморбидной личности их были свойственны некотораялабильность, склонность к фиксации своих переживаний. Контузия вызвалаэмоциональную травму, которая пала, следовательно, на предуготованную почву ивызвала к жизни те механизмы, которые были присущи этим больным и ранее.

В этих случаях нарушения слуха и речи следует рассматривать не как изолированныйсимптом, а как реакцию всей личности в целом.Нарушения аффективной сферы, реактивное состояние личности принимали частоформу психотического состояния. Среди больных имела место немногочисленнаягруппа, статус которой напоминал психические картины состояния "псевдоступора"и псевдодеменции.

У некоторых больных глухонемота протекалана фоне какого-то ступорозного состояния; эти больные лежали целыми днями вкровати в неподвижном состоянии, другие сидели в неудобной позе, не реагируя нараздражители, не повертывая головы, не изменяя позы. В одном из этих случаев мыимели возможность наблюдать нечто вроде симптома восковой гибкости.

При исчезновении основного симптомаглухонемоты обычно исчезало и состояние ступора; как только этого рода больныеначинали слышать, они сразу оживлялись: исчезала амимичность их лица, движениястановились направленными.

Если состояние "псевдоступора" идетпараллельно с проявлением глухонемоты и при снятии последней исчезает, топсевдодементный статус развивается во время обратного течения нарушений речи ислуха. Более того, это состояние иногда даже усиливалось сразу после ихисчезновения. Поведение такого больного неадекватное: у него ясно выраженсимптом "мимо- говорения": на вопрос, как его зовут, он может ответить, чтообедал. Он отказывается отвечать на простые вопросы; не может сказать, есть лиу него мать, дети; заявляет, что забыл имена близких. Нелепые ответы частосочетаются с нелепыми действиями, с пуэрильностью, дурашливостью в поведении:так, например, один из больных на просьбу показать язык пытается "вынуть" егоруками изо рта, другой все время рассказывал про свою привязанность к собакам,гладил изображение собаки на карточке, убегал с карточкой в палату, прятал еепод подушку.

Это состояние больного, которое оченьнапоминает псевдодементный статус, еще резче подчеркивает реактивную природуэтого заболевания, еще раз показывает, что у данной группы больных заболеваниеможно свести к общей аффективной реакции личности.

Может создаться такое впечатление, что кпроблемам постконтузионных нарушений речи и слуха возможно подходить с двоякойтрактовкой: с одной стороны, рассматривать как следствие коммоционногосостояния, в ряде же других случаев расценивать как реактивное состояние.

Такая трактовка вопроса неправильна. Нашерассмотрение охватывает еще одну большую группу больных, у которыхпсихологическое исследование не обнаружило каких-либо нарушений (III группа-66человек, или 56,4% всего состава больных). В то время как основной симптом— глухонемота— у этого рода больныхрезко выражен, коммоционная симптоматика у них отсутствует: нет нарушенийпамяти, истощаемости, замедленности психических функций. Следовательно, можносказать, что среди этой большой группы больных не наблюдалось коммоционныхявлений. С другой стороны, у этой группы не наблюдалось и резких нарушенийаффективно-волевой сферы. Их поведение вполне упорядочено, они не отличаютсявозбудимостью, не вступают в конфликт с окружающим, психологическоеисследование не обнаруживает отклонений от нормы.

Pages:     | 1 |   ...   | 46 | 47 || 49 | 50 |   ...   | 52 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.