WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 40 | 41 || 43 | 44 |   ...   | 52 |

Осмысление ситуации, возможность анализа исинтеза у этих больных часто не нарушены, однако выполнение любогоэкспериментального задания не вызывало определенной стратегии их мышления.Больные не задумываются над вопросом, адресованным к ним, не вникают в смыслзадания. Они импульсивно приступают к выполнению. На вопрос, в чем общность иразличие между понятиями "стол" и "стул", один из больных (со среднимобразованием) отвечает: "У них общее то, что у стола и у стула четыре ножки, аразница — у стуласпинка есть, у стола —нет". При складывании картинок в последовательном порядке больные такого типа,осмыслив сюжет, раскладывают их в любом порядке.

Возникающие ассоциации носят хаотическийхарактер и не оттормаживаются. Отдельные слова вызывают новые ассоциации,которые больные тут же высказывают; любое возникающее представление, любоеэмоциональное переживание получают свое отражение в речи больных. Больныесосредоточиваются на экспериментальном задании лишь на короткие промежуткивремени. Понимая смысл пословицы, они не могут ее объяснить. Нередко какое-нибудь слово пословицы вызывает "цепочку" ассоциаций; иногда больные, необъяснив пословицы, приводят подходящий пример из своей жизни; последнийнапоминает им еще что-нибудь сходное, и мысль больных протекает в случайномнаправлении. Например, больной К. в гипоманиакальном состоянии объяснилпословицу "Не все то золото, что блестит" следующим образом: "Золото— это прекрасныезолотые часы подарил мне брат, он у меня очень хороший. Когда мы вместеучились, мы ссорились, но потом жили мирно. Брат очень любил театр, мы видели сним пьесу..." и т.д. Хаотичный характер ассоциаций помешал правильномуобъяснению пословицы, слово "золото" сразу повело к целой цепи воспоминаний. Новозможны и другие варианты, когда больные в своем объяснении опускаюткакое-нибудь звено. Так, например, другая больная сразу поняла смысл этойпословицы и в качестве примера, как потом удалось выяснить, хотела привестислучай, когда яблоко, на вид хорошее, внутри оказалось с червоточиной. Однакобольная этого случая не рассказала, а сразу начала говорить: "Яблоки, конечно,бывают червивые. Вот, например, бывают такие сорта яблок, когда этого неподумаешь... У нашей соседки мичуринские яблоки. Конечно, развитие мичуринскогоучения имеет большое значение..." Далее следуют разные воспоминания о знакомыхмичуринцах и т.д. Точно так же больной в гипоманиакальном состоянии, выделивгруппу людей, т.е. выполняя задание на уровне правильных обобщений, вдруг,увидев картинку "кузнец", стал декламировать: "Мы кузнецы и друг нам— молот... Люблю...старые революционные песни... песня — наш друг. А есть здесь, среди нихкарточки, напоминающие песню, искусство вообще Да, картинки неважнонарисованы; кто вам их рисовал, художник От слова "худо". Больной смеется,держит в руках картинку и не выполняет задание. Когда экспериментатор проситего обратиться к заданию, напоминая, что надо найти принцип классификации,больной замечает: "Да, я хотел людей отделить от животных", и продолжаетраскладывать по обобщенному признаку.

Больному был доступен смысл задания, нолюбое слово, произнесенное им самим или экспериментатором, предмет отвлекалинаправленность больного и уводили от непосредственного задания. Неадекватнымоказывалось само течение умственной деятельности. При направляющей помощиэкспериментатора интеллектуальная продукция больного часто могла быть дажеадекватна поставленной цели (в конце концов больной правильно рассортировывалкарточки или определял понятия), но весь ход суждений, который самостоятельновыбирал больной, был неустойчивым.

Неустойчивость способов выполнения работыдостигает у некоторых больных чрезвычайно утрированной формы — повышенной "откликаемости". Они не тольконе в состоянии удерживать ход своих суждений в установленном ранее направлении,но и начинают реагировать на любой раздражитель, к ним не адресованный. Так,услышав, как другой больной говорит, что сегодня ему на завтрак дали колбасу,больной, передававший рассказ о том, как галка, перекрасившись, полетела вголубятню, говорит: "И голуби ее угостили колбасой".

С особой отчетливостью феномен"откликаемости" обнаружился в ассоциативном эксперименте. В качестве ответныхреакций часто выступали названия предметов, находившихся перед глазами больных("вплетения"); при предъявлении слова "пение" больной отвечает словом "стол",на слово "колесо" —словом "очки" и т.п. Подобная тенденция называть находящиеся перед глазамипредметы наблюдалась иногда и у больных других групп, однако было достаточноуказания экспериментатора, чтобы больные начинали правильно выполнятьинструкцию. У наших же больных указание лишь на короткое время вызывалоправильные реакции; спустя небольшой промежуток времени, больные опять называлипредметы, попадавшие в поле их зрения.

Эта тенденция выступала также и в томварианте ассоциативного эксперимента, где инструкция предусматривала особуюнаправленность ответов, в частности, где требовалось назвать определенноеколичество предметов определенного цвета (красного, зеленого). Эта задача можетвызвать известные затруднения и у здоровых испытуемых; она предполагаетактивное торможение тех слов, которые не соответствуют смыслу инструкции. Вэтих случаях испытуемые прибегают к различным приемам, которые должны облегчитьприпоминание необходимых слов (например, оглядываются вокруг себя, смотрят наокружающие предметы), но они не используются ими для ответа, если слова несоответствуют инструкции. Последняя приобретает определяющее значение; ответыздорового человека в ситуации эксперимента зависят от условий задачи, оттребования экспериментатора.

Больные в этом эксперименте временаминазывали находившиеся перед ними предметы, хотя они отнюдь не были окрашены втребуемые цвета. Инструкция экспериментатора вызывала целенаправленные действияна короткий отрезок времени. Любой объект, любая случайно услышанная фразамогли вызвать действия больных, неадекватные содержанию их деятельности,искажающие ход их суждений.

Инертность мышления. Антиподом описанного нарушения является тип нарушениймыслительного процесса, в основе которого лежит инертность связей прошлого опыта. В этихслучаях больные не могут менять избранного способа своей работы, изменять ходсвоих суждений, переключаться с одного вида деятельности на другой.

Подобные нарушения часто встречаются убольных эпилепсией, иногда у больных с отдаленными последствиями тяжелых травмголовного мозга, при некоторых формах умственной отсталости.

Такие больные иногда в состоянии работать,но делают это с частыми срывами, теряют прежнюю квалификацию и выполняютработу, не требующую приобретения и использования новых знаний. Впсихоневрологическую больницу они поступают в связи с декомпенсацией состояния.В историях болезни отмечается, что больные принимают участие в трудовыхпроцессах, читают газеты, проявляют часто интерес к жизни отделения; вместе стем качество их умственной продукции невысоко, темп работы замедлен.

Экспериментально-психологическоеисследование обнаруживает замедленность, тугоподвижность их интеллектуальныхпроцессов. Даже в тех случаях, когда они могут обобщить материал (выделитьосновной признак в опыте на классификацию предметов, понять условностьинструкции), они допускают ошибочные решения, если им необходимо переключитьсяна новый способ решения задачи. Изменение условий затрудняет их работу.

Эта тугоподвижность мыслительного процессаприводила в конечном счете к тому, что больные не справлялись даже сэлементарными заданиями, если последние требовали переключения. Так, например,один больной в опыте, где ему надо было опосредовать свой процесс запоминания ивоспроизведения слов с помощью рисунка (составление пиктограмм), сразупридумывал условные обозначения для опосредования слов, если он мог нарисовать"человека", и не мог этого сделать в тех случаях, когда ему казалось неудобнымрисовать человека.

Плохую переключаемость обнаруживают больныеи в опыте на опосредованное запоминание по методу А. Н. Леонтьева. Выбрав длязапоминания слова какую-нибудь карточку, больные не в состоянии подобрать дляэтого слова другую. Следовательно, решение задачи доступно больным, если оновыполняется только одним определенным способом.

Подобная инертность связей прежнего опыта,в которой проявляется нарушение динамики мыслительной деятельности, врезультате приводила к снижению операции обобщения и отвлечения. Выполняязадачу "классификация объектов", больные не только не объединяют в одну группудиких и домашних животных, но каждое из домашних животных выступает для них какединичный экземпляр. В результате само задание классификации не выполняетсядаже на конкретном уровне. Процесс сортировки, классификации, требующийоттормаживания одних элементов, сопоставления с другими, т.е. известнойгибкости оперирования, переключения, для них затруднен. Так, один больной,выделив группу людей, разделяет ее на две подгруппы: людей, занятых физическимтрудом, и людей, занятых умственным трудом (к последним относит и лыжника).

Экспериментатор предлагает объединитьнекоторые группы, например домашних и диких животных, людей разных профессий.Больной соглашается, начинает заново сортировать картинки, но в итоге приходитк прежнему способу, отстаивает его.

Такая же трудность переключенияобнаруживается и в эксперименте по методу "исключение объектов". Так, больнойпри предъявлении карточки, на которой изображен "стол, стул, диван и настольнаялампа", заявляет: "Конечно, все это мебель, это точно, а лампа не мебель. Новедь на столе должна стоять лампа, если дело происходит вечером или хотя бы всумерки... Ну, зимой рано темнеет, а тогда лучше удалить диван... Ежели естьстул — можно бездивана обойтись". На замечание экспериментатора: "Ведь вы же сказали сами, чтолампа не мебель" —больной отвечал: "Конечно, правильно, надо выделить мебель, но лампа-тонастольная, она на столе стоит. Я бы предложил выделить диванчик". Несмотря нато что сам больной не только понял, но и указал на принцип обобщения (мебель),он в реальном действии — сортировке предметов — снова и снова возвращается к выделенному им свойству: "Лампанастольная, она должна стоять на столе". Больной не может переключиться спринятого им решения.

Конкретные связи прежнего опыта инертнодоминируют в мыслительной деятельности больных и определяют весь дальнейший ходих суждений.

Из-за подобной инертности связей прежнегоопыта больные часто не упускают при выполнении задания ни одной детали, ниодного свойства предметов и в результате не приходят даже к элементарномуобобщению. Из этого стремления к уточнению, из желания исчерпать при решениикакого-нибудь вопроса все многообразие фактических отношений и возникает тосвоеобразное эпилептическое "резонерство", проявляющееся в обстоятельности,излишней детализации, которое метафорически обозначается в клинике как"вязкость" мышления.

Особенно часто обнаруживается подобнаяинертность связей прежнего опыта при выполнении задания, которое требует болееразвернутого объяснения — при определении понятий. Для иллюстрации приведем типичноеопределение простого понятия.

Больной Б-н (эпилепсия). Шкаф. "Это предмет, в котором хранитсячто-то... Но в буфете тоже хранят посуду, еду, а в шкафу — платье, хотя и в шкафу частохранят еду. Если комната маленькая и в ней не помещается буфет или еслипросто-таки нет буфета, то в шкафу хранят посуду. Вот у нас стоит шкаф; справа— большое пустоепространство, а налево — 4 полки; там и посуда и еда. Это, конечно, некультурно, часто хлебпахнет нафталином —это порошок от моли. Опять же бывают шкафы книжные, они не столь глубоки. Полкиих Уже, полок много. Теперь шкафы встраиваются в стены, но все равно— этошкаф".

Приведенная иллюстрация показывает, чтобольной начинал правильно определять понятие "шкаф", но тут же приводилвсевозможные отклонения от своих определений, уточнял возможные варианты, и врезультате всех этих уточнений и описаний больной так и не мог остановиться накаком- нибудь одном четком определении. Сам больной оставался неудовлетвореннымсвоими объяснениями, потому что они казались ему недостаточно полными.

Инертность конкретных связей прежнего опытавыявляется и в ассоциативном эксперименте с инструкцией отвечать словомпротивоположного значения:

Полученные данные показывают, что латентныйпериод довольно значителен и составляет в среднем 6,5 с, у отдельных больных онвременами достигал 20-30 с.

Обращает на себя внимание большое число"запаздывающих" ответов: больные отвечают не на предъявляемое слово, а напрежнее. Например, ответив на слово "пение" словом "молчание", больной наследующее слово "колесо" отвечает словом "тишина"; ответив на слово "обман"словом "вера", на следующее "голоса" больной реагирует словом "ложь".

"Запаздывающие" ответы больных являютсясущественным отклонением от нормального протекания ассоциативного процесса. Онисвидетельствуют о том, что следовой раздражитель имеет большее сигнальноезначение, нежели актуальный. Для уточнения механизма этих особенностей следуетобратиться к анализу построения ассоциативного эксперимента.

Слово, которым испытуемый реагирует наслово- раздражитель, не является единственной возникающей у него ассоциацией.Однако реагирование лишь одним словом объясняется тем, что инструкцияэкспериментатора, т.е. задание, предусматривает лишь одно и при том первоепришедшее на ум слово. Остальные возникшие при этом связи затормаживаются.Предъявление другого слова вызывает новые ассоциации, иначе говоря, ответнаяреакция больного обусловлена всякий раз актуально звучащим словом. Актуальностьже раздражителя зависит от поставленной задачи, от ситуации.

В работах советских психологов изучалисьзависимость образования ассоциативных связей от условий и содержаниядеятельности. А. Н. Леонтьев и Т. Ф. Розанова показали, что при изменениисмысла задания (инструкции) одни и те же раздражители вызывают различныеассоциативные связи. Закрепление и воспроизведение ассоциативных связей должныпроисходить именно в зависимости от поставленного задания.

В применении к нашей экспериментальнойситуации это должно означать, что только произнесенные в данный момент словадолжны были вызывать ассоциативные связи, что только они должны были служитьсигналом для ответной реакции. Ассоциации же, вызванные произнесенными ранеесловами, не должны были актуализироваться; прежние раздражители должны былиостаться нейтральными, утратив свое сигнальное значение.

У наших же больных актуально звучащие словане приобретали значения раздражителя. В силу инертности связей прошлого опытабольные отвечают на отзвучавшее слово.

Pages:     | 1 |   ...   | 40 | 41 || 43 | 44 |   ...   | 52 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.