WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 37 | 38 || 40 | 41 |   ...   | 52 |

Резюмируя, можно сказать, что единыйпроцесс отражения искажается как бы с двух сторон. Если содержание ассоциацийбольных первой подгруппы (снижение уровняобобщения) не выходит за пределы частных, единичныхсвязей, если полученные ими непосредственные впечатления не синтезируются исвязи словесно–логические не имеют доминирующего значения, то у больных второй подгруппы(искажение процесса обобщения) происходит обратное: связи словесно-логические мало опираются наконкретные свойства и признаки предметов и явлений. Если для мышления первойгруппы больных характерным является узкий круг связей, бедность ассоциаций, тодля мышления данных больных характерно возникновение очень большого числаассоциаций, но ассоциаций: ненаправленных, случайных, а главное, отражающихлишь чрезвычайно общие связи.

И в том и в другом вариантах нарушенияпроцессов обобщения слово не является инструментом обобщения. Если в первомслучае речь больных отражает лишь несущественные детали, то во втором случаеона доходит до уровня бессодержательной абстракции.

2. НАРУШЕНИЕ ЛИЧНОСТНОГО КОМПОНЕНТАМЫШЛЕНИЯ

В клинике психических заболеванийнаблюдаются нарушения мышления, обусловленные нарушениями личности. К ним можноотнести разноплановость мышления, нарушение критичности и саморегуляции.

Мышление является сложной саморегулирующейформой деятельности. Оно определяется целью, поставленной задачей. Существеннымэтапом мыслительной деятельности является сличение получаемых результатов сусловиями задачи и предполагаемыми итогами. Для того чтобы этот акт сличениявыполнялся, человеческая мысль должна быть активной, направленной наобъективную реальность. Утеря целенаправленности мышления приводит не только кповерхностности и незавершенности суждений, но и к тому, что мышление перестаетбыть регулятором действий человека.

Однако положение о том, что мышлениеявляется регулятором действий, не следует понимать так, будто мышление следуетрассматривать как источник, как движущую силу поведения. Ф. Энгeльc писал:"Люди привыкли объяснять свои действия из своего мышления, вместо того чтобыобъяснять их из своих потребностей (которые при этом, конечно, отражаются вголове, осознаются), и этим путем с течением времени возникло тоидеалистическое мировоззрение, которое овладело умами в особенности со временигибели античного мира" [1,20, 493)

Следовательно, источником человеческогодействия являются осознанные потребности, возникшие в результатеобщественно-трудовой деятельности человека. Потребность, осознанная человеком,выступает для него в виде конкретных жизненных целей и задач. Реальнаядеятельность человека, направленная на достижение этих целей и разрешениеданных задач, регулируется и корригируется мышлением. Мысль, пробужденнаяпотребностью, становится регулятором действия; для того чтобы мышление моглорегулировать поведение, оно должно быть целенаправленным, критичным, личностномотивированным.

Не существует мышления, оторванного отпотребностей, мотивов, стремлений, установок, чувств человека, т.е. от личностив целом. Об этом писал С. Л. Рубинштейн в своей книге "О мышлении и путях егоисследования": "Вопрос о мотивах, о побуждениях анализа и синтеза мышлениявообще... это по существу вопрос об истоках, в которых берет свое начало тотили иной мыслительный процесс" [159,87].

Л. С. Выготский постоянно подчеркивал, чтомысль не последняя инстанция, что сама мысль рождается не из другой мысли, а измотивирующей сферы нашего сознания, которая охватывает наши влечения ипотребности, наши интересы и побуждения, наши аффекты и эмоции.

При построении своей теории поэтапногоформирования умственных действий П. Я. Гальперин [54] указывает на необходимость преждевсего формирования мотива к действию.

За последние годы наметился подход кмышлению как деятельности управления поиском решения задач. Хотя этот аспект,продиктованный кибернетическими исследованиями, безусловно, оказалсяплодотворным для психологии мышления, он вместе с тем вызвал у рядаисследователей односторонний подход в анализе процесса мышления, мышление сталорассматриваться как аналог работы электронно-вычислительных машин. Оно сталосводиться к элементарным информационным процессам, к манипуляции символами. О.К. Тихомиров правильно отмечает, что распространение кибернетики привело кконцентрации внимания на схеме любой деятельности, а "проблема специфическичеловеческих особенностей деятельности отодвигается на второй план"[185,31].

Между тем, говоря о "пристрастной" природечеловеческой деятельности, А. Н. Леонтьев пишет, что "личностный смысл выражаетименно его (субъекта. — Б. 3.) отношение к осознаваемым объективным явлениям"[110, 281]. Естественно, чтоизмененный личностный смысл должен сыграть существенную роль в строении ипротекании мыслительной деятельности.

Связь нарушения мышления с изменениеммотивационной сферы наблюдается при разных формах душевных болезней. Уже прианализе того вида патологии мышления, который мы называли "искажением уровняобобщения", можно по существу говорить о нарушении мотивационного компонентамышления. Как отмечалось, больные, у которых выступило подобное нарушение,опирались в своих суждениях на признаки и свойства, не отражавшие реальныеотношения между объектами.

Особенно четко такие нарушения выявилисьпри некоторых экспериментальных пробах, требовавших выделения и отборапризнаков, на основе которых возможен синтез и обобщение (например, при разныхвариантах классификации объектов). Мы приводили способы классификации объектовподобными больными, когда ложка могла быть объединена с автомобилем "попринципу движения", шкаф объединялся с кастрюлей, потому что у "обоих естьотверстия". Нередко предметы объединялись на основании их окраски, расположенияв пространстве или стиля рисунка. Подобная повышенная облегченная актуализацияформальных ассоциаций, неадекватных сближений была выявлена и другимиисследователями. Так, Ю. Ф. Поляков [150] и Т. К. Мелешко [134] приводят пример, когда больной видит сходство между карандашом иботинком в том, что "оба оставляют след". Описывая подобные явления, ониобъясняют их тем, что случайные, маловероятные связи актуализируются у больныхс такой же частотой, как и упроченные. Это положение правильно. Следует,однако, разобраться в том, что представляют собой в психологическом отношениипонятия "существенные", "упроченные", "значимые" или, наоборот, случайныепризнаки или свойства предметов.

Значимым, существенным является длячеловека то, что приобрело смысл в его жизнедеятельности. Не частота появлениятого или иного признака или свойства предмета делает его значительным илисущественным, а та осмысленность, та роль, которую этот признак сыграл в жизничеловека. Существенность признака и свойства, значимость самого предмета илиявления зависят от того, какой смысл они приобрели для него. Явление, предмет,событие могут в разных жизненных условиях приобретать разный смысл, хотя знанияо них остаются те же. А. Н. Леонтьев прямо указывает, что явление меняется состороны "смысла для личности".

Вместе с тем значение вещей, совокупностьнаших знаний о них остаются устойчивыми. Несмотря на то что личностнаянаправленность и содержание мотивов могут оказаться различными, основнаяпрактическая деятельность формирует устойчивость предметного значения вещей.

Наше восприятие мира всегда включает в себяи смысловое отношение к нему, и его предметно-объективное значение. Приизвестных обстоятельствах превалирует то одна, то другая сторона, но обе онислиты в гармоническом единстве.

Конечно, изменение эмоций, сильные аффектымогут и здорового человека привести к тому, что предметы и их свойства начнутвыступать в каком-то измененном значении. Однако в экспериментальной ситуации,как бы она ни была значима для больного, объекты выступают в своей однозначнойхарактеристике. Посуда всегда выступает как посуда, а мебель — как мебель. При всехиндивидуальных различиях — разнице в образовании, при всей разнородности мотивов, интересов— здоровый человек принеобходимости классифицировать объекты не подходит к ложке как "движущемусяпредмету". Операция классификации может проводиться в более или менееобобщенном плане, но предметное значение объекта, с которым человек совершаетту или иную операцию, остается устойчивым. Поэтому признаки, на основаниикоторых проводится операция классификации, актуализирующиеся при этом свойствапредметов носят в известной мере характер стандартности и банальности. У рядабольных шизофренией эта устойчивость объективного значения вещей нарушилась.

Конечно, и у них вырабатывались общие (посравнению с нормой) знания о вещах и явлениях. Они едят ложкой и в качествесредства передвижения используют троллейбус; применительно к выполняемойинтеллектуальной задаче — классификации предметов — эти же больные могли отнестиложку к категории посуды или шкаф к категории мебели, но одновременно с этимложка могла выступить и как объект "движения". Наряду с актуализацией обычных,обусловленных всей прошлой жизнью свойств признаков, отношений между предметамии явлениями могли оживляться и неадекватные (с точки зрения нормальныхпредставлений о мире) связи и отношения, которые приобретали смысл лишьблагодаря измененным установкам и мотивам больных. То единство, в котороевключалось значение предмета и смысловое отношение к нему, терялось благодаряизменению в сфере мотивов и установок. Особенно ярко выступало нарушениеличностного компонента в том виде нарушений мышления, который мыохарактеризовали как "разноплановость мышления".

Разноплановость мышления. Нарушение мышления, обозначенное как "разноплановость",заключается в том, что суждения больных о каком-нибудь явлении протекают вразных плоскостях. Больные могут правильно усваивать инструкцию. Они могутобобщить предлагаемый им материал; актуализируемые ими знания о предметах могутбыть адекватными; они сравнивают объекты на основании существенных, упроченныхв прошлом опыте свойств предметов. Вместе с тем больные не выполняют задания втребуемом направлении: их суждения протекают в разных руслах.

Речь идет не о том всестороннем,свойственном мышлению здорового человека подходе к явлению, при которомдействия и суждения остаются обусловленными целью, условиями задания,установками личности.

Речь идет также не о тех колебаниях уровняи содержания суждений, возникающих как результат измененной динамики мышления.Как мы говорили выше, при непоследовательности суждений больные на какой-тоотрезок времени лишаются возможности правильно и адекватно рассуждать. Однакоэто не представляет собой утерю целенаправленности мыслительной деятельностикак таковой. Действия больного адекватны цели и условиям, поставленнымэкспериментатором (например, больной оставляет обобщенный способ решения иначинает объединять объекты на основании конкретного признака), но его действияпроводятся в плане классификации: он объединяет предметы на основании свойств,признаков самих предметов. При разноплановости мышления сама основаклассификации не носит единого характера. Больные объединяют объекты в течениевыполнения одного и того же задания то на основании свойств самих предметов, тона основании личных вкусов, установок. Процесс классификации протекает убольных в разных руслах.

Приводим для иллюстрации некоторые примерыбольного Г- на (шизофрения, параноидная форма).

Таблица 12 

Выполнение задания "классификацияпредметов" (больной Г-н с "разноплановостью" мышления)

Предметы,
объединенные больным в группы

Объяснениебольного

Слон, лошадь,медведь, бабочка, жук и другие животные

Животные

Самолет,бабочка

Группа летающих(бабочка изъята больным из группы животных)

Лопата, кровать,ложка, автомобиль, самолет, корабль

Железные. Предметы,свидетельствующие о силе ума человеческого (самолет изъят из группылетающих)

Цветок, кастрюля,кровать, уборщица, пила, вишня

Предметы, окрашенныев красный и синий цвета

Слон,лыжник

Предметы для зрелищ.Людям свойственно желать хлеба и зрелищ, об этом знали древниеримляне.

Шкаф, стол,этажерка, уборщица, лопата

Мебель. Это– группа выметающихплохое из жизни. Лопата – эмблема труда, а труд не совместим с жульничеством

Цветок, кусты,деревья, овощи и фрукты

Растения

Стакан, чашка,кастрюля

Посуда

Из приведенной таблицы видно, что больнойГ-н выделяет группы то на основании обобщенного признака (животные, посуда,мебель), то на основании материала (железные), цвета (картинки окрашены вкрасный и синий цвета). Другие предметы объединяются на основании моральных иобщетеоретических представлений больного (группа "выметающих плохое из жизни",группа, "свидетельствующая о силе ума человеческого", и т.п.).

Некоторые больные руководствуются привыполнении задания личными вкусами, обрывками воспоминаний. Так, больной С-в(параноидная форма шизофрении), выполняя задание на "классификацию предметов",пытается образовать группы животных, растений, но тут же добавляет: "Но еслиподходить с точки зрения моего личного вкуса, то я не люблю грибы, я выброшуэту карточку. Когда-то отравился грибами. А вот это платье мне тоже ненравится, оно не изящное, я их положу в сторону. А вот моряк мне нравится, испорт я признаю (объединяет моряка и лыжника водну группу)".

Таким образом, больной теряет цель заданияне потому, что он истощился, а потому, что выполняет классификацию исходя то из"личного" вкуса, то кладя в основу воспоминание о том, что он "отравилсягрибами".

Pages:     | 1 |   ...   | 37 | 38 || 40 | 41 |   ...   | 52 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.