WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 30 | 31 || 33 | 34 |   ...   | 52 |

Психологический анализ мышления заключалсяв выяснении законов ассоциации, по которым сложные идеи или образы создаются изэлементарных. Один из основоположников ассоциативной психологии А. Бэн отводитассоциациям по сходству основную роль в мышлении. Хотя введение В. Вундтом впсихологию экспериментального метода было, безусловно, прогрессивным фактором вистории психологической науки, однако психологические исследования, проведенныеим и его последователями, проводились на основах ассоциативной психологии.

Г. Эббингауз, Г. Мюллер, Т. Ципен— крупнейшиепредставители экспериментальной психологии того времени — считали, что универсальнымзаконом являются законы ассоциации. Так, понятия суждения, умозаключенияхарактеризуются как ассоциации представлений. Другие представителиэкспериментальной ассоциативной психологии считают, что мышление сводится кактуализации ассоциаций.

Репродукция идей стала краеугольным камнемассоциативной теории мышления. Само мышление рассматривается как производнаяфункция от других психических функций: памяти, внимания. На подобных концепцияхосновывались работы психологической лаборатории психиатрической клиникикрупнейшего немецкого психиатра Э. Крепелина.

Эти положения ассоциативной психологииопределили во многом исследования в области патологии мышления. Нарушениямышления выводились из нарушений других функций. Пытались показать, что воснове нарушения мышления лежало нарушение так называемых предпосылокинтеллекта: памяти, внимания. Так, например, нарушение мыслительнойдеятельности больных эпилепсией объяснялось нарушением комбинаторныхспособностей (Э. Крепелин, К. Гельброннер, М. Я. Серейский), неустойчивостьювнимания (В. П. Осипов).

Сущность нарушения мышления сенильныхбольных сводится к нарушению памяти, нарушению способности удерживатьвоспринятое (В. А. Гиляровский, М. О. Гуревич, С. Г. Жислин и др.).

При объяснении нарушений мыслительныхпроцессов, при травмах мозга ряд авторов (Р. Я. Голант, М. О. Гуревич, В. А.Гиляровский, Р. С. Повицкая) склонялись к мнению, что в этих случаяхинтеллектуальные нарушения наступают из-за расстройства внимания.

Большое внимание оказали напатопсихологические исследования в области мышления и положения вюрцбургскойпсихологической школы. Как известно, представители вюрцбургской школы (О.Кюльпе, Н. Ах, О. Зельц и др.) выдвинули положение, что мышление несводимо кпроцессу ассоциаций, что оно имеет свою специфику, не сводимую кнаглядно-образному содержанию ощущений и восприятия. Механизмом мышленияявляется, по их мнению, детерминирующая тенденция, идущая от представленияцели, не осознаваемая самим человеком.

Выдвинув впервые понятие "цель", "задача",эта школа противопоставила механизм мышления чувственному познанию. Мышлениебыло объявлено актом "чистой" мысли, не связанной ни с прошлым опытом, ни сознанием.

В результате некоторые немецкие психиатрысчитали, что в основе шизофрении лежит недостаточность "первично даннойдуховной структуры". По мнению И. Берце, у которого эта теория наиболее четкопредставлена, такой первичной структурой является "тонус сознания" (активность"я"), которая при шизофрении оказывается нарушенной ("гипотония сознания")."Гипотония сознания", сама по себе не проявляющаяся и познаваемая лишьинтуитивным путем, определяет всю психопатологическую симптоматику, в том числеи нарушение мышления.

К этой характеристике примыкают и взглядыГ. В. Груле, определившего нарушение мышления при шизофрении как нарушение"напряженности", в основе которой лежит нарушение активности личности. С этимиположениями солидаризируется И. Берингер, выдвигая концепцию о слабости"интенциональной дуги", являющейся причиной нарушений мышления больногошизофренией, и Е. Штранский, говорящий об "интрапсихической атаксии" больных.

Нарушения мышления трактуются каквторичные, как проявление нарушений особой "активности", "интенции" психики. Встатье, посвященной психологии шизофрении (в IX томе "Руководства" Бумке), Г.В. Груле выдвинул в метафорической форме положение (надолго определившее ходисследований, касающихся характеристики мышления шизофрении) о том, что машинаостается интактной, но она плохо или совсем не управляема. Мыслительныеоперации, направленные на практические действия, у больного шизофрениейсохранены, память и внимание его не нарушены, однако он не в состояниисинтезировать отдельные, сами по себе правильные умозаключения.

Подобная трактовка мышления как особоговида "духовной активности" особенно выражена у К. Ясперса, которыйпротивопоставил интеллект мышлению. В то время как мышление определялось им какпроявление интрапсихической активности, интеллект рассматривался каксовокупность способностей; память, внимание и речь выступали в качестве"предпосылок интеллекта". Это подразделение проникло и в нашу отечественнуюпсихиатрию. Указания на то, что у "больного сохранен интеллект, а мышлениенарушено", встречаются во многих исследованиях.

Такое противопоставление интеллектамышлению привело к тому, что исследователи пытались найти различный генезмыслительных нарушений при грубых органических заболеваниях и при шизофрении.Нарушения познавательных процессов, выступающие при грубых органическихзаболеваниях, например при травмах, определялись как нарушения "интеллекта" или"предпосылок интеллекта", нарушения высших познавательных процессов пришизофрении трактовались как нарушения собственно мышления.

Концепция противопоставления интеллектамышлению, сведение последнего к некоей особой сущности получили особоераспространение при характеристике психической деятельности больныхшизофренией. Исследователи стали выделять у больных шизофренией некое "основноенарушение" (Grundstёrung), из которого выводились все особенности изменений егопсихики. При этом указывалось на "непонятность", причудливостью мышления иповедения этих больных, которую нельзя объяснить. Эти взгляды опирались напонятия "понимающей психологии" В. Дильтея и Э. Шпрангера, считавших, чтопсихику нельзя объяснить.

Большое распространение получила точказрения, согласно которой "основным нарушением" больного шизофренией являетсяего аутичность, обусловливающая распад его мышления. Проблема аутистическогомышления была поставлена немецким психиатром Е. Блейлером [35]. Остановимся подробнее на анализе егомонографии, специально посвященной аутистическому мышлению.

Е. Блейлер противопоставил реальному,отражающему действительность мышлению аутистическое, которое якобы не зависитни от действительности, ни от логических законов и управляется не ими, а"аффективными потребностями". Под "аффективными потребностями" он подразумевалстремление человека испытывать удовольствие и избегать неприятных переживаний.

Е. Блейлер считал, что если реальноелогическое мышление является мысленной репродукцией тех связей, которыедоставляет действительность, то аутистическое мышление управляетсястремлениями, аффектами и не считается с логикой и действительностью.

Е. Блейлер противопоставлял логическое иаутистическое мышление также по их генезу. Он считал, что ослаблениелогического мышления приводит к преобладанию аутистического, что логическоемышление, работающее с помощью картин воспоминания, приобретается путем опыта,в то время как аутистическое мышление следует прирожденным механизмам[35].

Концепция Е. Блейлера имеет известнуюисторическую ценность: в противовес современной ему формальнойинтеллектуалистической психологии и психопатологии он подчеркнул аффективнуюобусловленность мыслительного процесса, точнее, зависимость направленностимышления от потребностей человека. То, что Е. Блейлер подчеркивал рольаффективных стремлений в мышлении, то, что он связывал мышление с потребностями(пусть даже ограничивая свое рассмотрение одной потребностью, да еще на еебиологическом уровне), представляется нам скорее достоинством, нежелинедостатком его концепции. Основное возражение, которое является важным длякритики концепции аутистического мышления Е. Блейлера, заключается в том, чтоон расчленяет так называемоереальное и аффективно обусловленное мышление. И хотя Блейлер указывает на то,что логическое реальное мышление отражает действительность, по существу онизолирует этот основной вид мышления от эмоций, стремлений и потребностей.

Попытка Е. Блейлера расчленить единыйпроцесс рационального познания на два генетически и структурно противоположныхвида мышления и ввести в психологическую терминологию понятие аутистического,т.е. независимого от реальности, мышления является ложной.

Большое влияние на исследования мышленияоказали работы школы гештальтпсихологии. В работах В. Кёлера, М. Вертхаймера,К. Дункера мышление рассматривается как внезапное, неподготовленное прежнимопытом и знаниями "понимание" ситуации. Деятельность мышления заключается, поих мнению, в том, что отдельные части ("конфигурация") проблемной ситуациипереструктурируются; образуется новое "целое", новый "гештальт". Отдельныеэлементы проблемной ситуации воспринимаются в новых отношениях, в зависимостиот нового "гештальта". Само же переструктурирование происходит благодарявнезапному схватыванию — "инсайту".

Несмотря на то что гештальтпсихологи в лицеК. Дункера, Н. Майера ставили вопрос о продуктивности мышления, они не смоглираскрыть его специфики и анализировали его либо путем переноса принциповстроения восприятия, либо выводили его из явлений сознания; для представителейгештальтпсихологии не существовало объекта вне сознания.

Надо сказать, что принципыгештальтпсихологии в области мышления не оказали значительного влияния напатопсихологические исследования. Лишь некоторые частные вопросы, скорееметодического порядка, были использованы.

В советской психологии преодоленыпредставления о мышлении как о врожденном, имманентно развивающемся процессеили как об акте "сцепленных" ассоциаций. Одно из основных положений советскихпсихологов о мышлении (Л. С. Выготский, П. Я. Гальперин, А. Н. Леонтьев, С. Л.Рубинштейн) состоит в том, что мышление является процессом овладения системойобщественно-исторически выработанных операций и знаний.

Мышление определяется в советскойпсихологии как обобщенное и опосредованное отражение действительности, тесносвязанное с чувственным познанием мира и практической деятельности людей.

Характеризуя диалектический путь познанияобъективного мира, В. И. Ленин писал: "От живого созерцания к абстрактномумышлению и от него к практике — таковдиалектический путь познания истины, познания объективной реальности" [5,29, 152-153].

Рациональное познание не ограничиваетсяотражением единичного, частного, а отражает наиболее существенные связидействительности. Процесс познания выражается не только в переходе отчувственного познания к рациональному, но и в том, что оно должно вновьвернуться к практике. Этот процесс, наиболее полно отражая действительность,возможен лишь благодаря языку, который является, по словам К. Маркса,"непосредственной действительностью мысли" [1, 3,448].

Эти положения марксистско-ленинскойфилософии легли в основу взглядов советской психологии на природу психическихпроцессов, в том числе и мышления. Мышление является особой формой человеческойдеятельности, рождающейся в практике, когда перед человеком встаетнеобходимость разрешить какую-нибудь задачу.

Для понимания природы мыслительнойдеятельности большое значение имеет исследование ее генезиса. Психическиесвойства формируются в процессе онтогенетического развития. Толкованиепсихических процессов, в том числе и мышления, как внутренних духовных свойств,как замкнутых в себе духовных функций пытался своими исследованиямиопровергнуть Л. С. Выготский [46]. Он неоднократно высказывал мысль, что психические процессывозникают в совместной деятельности людей и в их общении друг с другом, чтодействие, сначала разделенное между двумя людьми, становится способомсобственного поведения человека.

Положение о том, что психическаядеятельность формируется из внешней, наиболее последовательно развито А. Н.Леонтьевым и П. Я. Гальпериным. В работах П. Я. Гальперина [54] указывается, что всякий процессусвоения начинается с конкретного действия с предметами. В дальнейшем операцияутрачивает характер внешнего действия с предметами и производится во внешнейречи, а потом "про себя", "в уме". Благодаря этому она абстрагируется отконкретных предметных условий и приобретает более обобщенный характер.Происходит, по выражению автора, специфическое сокращение процесса, егоавтоматизация и переход в динамический стереотип.

А. Н. Леонтьев [114] усматривает в этом моментеобразование механизма соответствующей психической функции, указывая далее, чтомногие звенья процесса становятся излишними, не получают подкрепления,затормаживаются и выпадают. Вместе с этим сокращением процесса происходитзакрепление соответствующих рефлекторных связей "редуцированной системы".

А. В. Запорожец проводит эту точку зренияна основании экспериментального изучения формирования произвольных движений уребенка.

Следует отметить, что понимание психическихпроцессов как развивающихся из внешней деятельности, имеет место также у рядапрогрессивных психологов за рубежом (Ж. Пиаже, А. Валлон).

Развиваемые в советской психологииположения о том, что теоретическая деятельность развивается из внешней, чтопсихические свойства, как общие, так и специальные, являются продуктомонтогенетического развития, опираются на учение И. М. Сеченова и И. П. Павловао рефлекторной природе психики. В "Элементах мысли" И. М. Сеченов говорит отом, что мысль начинается с образования представлений о предмете инепосредственно переходит во "внечувственную область": "Переход мысли изопытной области во внечувственную совершается путем продолженного анализа,продолженного синтеза и продолженного обобщения. В этом смысле она составляетестественное продолжение предшествующей фазы развития, не отличающегося он неёпо приемам, а следовательно, и процессами мышления" [171, 426].

Точка зрения советской психологии намышление как на деятельность, выросшую из практической, возникшую в процессежизни индивидуума, находит свое обоснование в учении И. П. Павлова, согласнокоторому в основе мышления лежит условно-рефлекторная деятельность,формирующаяся в индивидуальном опыте.

Таким образом, выдвигая положение орефлекторной природе мышления, советские психологи тем самым отрицают положенияидеалистической эмпирической психологии, которая подходит к мышлению как кврожденной способности, как к функции, лишь количественно увеличивающейся входе созревания мозга.

Психологическое исследование мышления, егостановление и развитие состоят, как отмечает С. Л. Рубинштейн, в раскрытии егозакономерностей как аналитико- синтетической деятельности.

Pages:     | 1 |   ...   | 30 | 31 || 33 | 34 |   ...   | 52 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.