WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 24 | 25 || 27 | 28 |   ...   | 52 |

В предложенной авторами когнитивной теориивосприятия роль внутреннего, директивного фактора играет "гипотеза", вконцепциях других авторов — "установки", "ожидания", "схемы" и т.д. Действие этих факторовобусловливает избирательность, сенсибилизацию или искажение восприятия. Вкачестве иллюстрации можно привести известные эксперименты А. Шафера и Г.Марфи, в которых тахистоскопически предъявлялась известная фигура Рубина,образованная двумя "полумесяцами", каждый из которых мог видеться как профиль,образующий фигуру на фоне. Опыт строился по типу игры: испытуемый получалвознаграждение, если видел одно из лиц, и штрафовался, если видел другое лицо(при этом в тахистоскопе многократно предъявлялось каждое лицо в отдельности).Когда впоследствии внезапно предъявляли двусмысленную фигуру, испытуемыйвоспринимал в качестве фигуры то лицо, которое обычно вознаграждалось. Иначеговоря, "ожидания" субъекта определяли выбор элементов фигуры-фона.

Другое направление, представленное Г.Виткиным [226] и егосотрудниками, поставило вопрос о соотношении способа восприятия человека и еголичностной организации. По мнению представителей этого направления, испытуемыепри выполнении различных перцептивных задач проявляют некоторые характерныеспособы восприятия. Так, при выполнении задания, в котором необходимо былоправильное восприятие какого-то элемента перцептивного поля, одни испытуемыепринимали за точку "отсчета" проприоцептивные ощущения собственного тела,другие —ориентировались преимущественно на впечатления от "внешнего" зрительного поля.Эту особенность восприятия Г. Виткин называл зависимостью (независимостью) от"поля", которая, по мнению автора, связана с определенной личностнойструктурой. При этом подчеркивалось, что в восприятии психически больныхописанная зависимость или независимость от "поля" особенно выражена.

К третьему направлению следует отнестиработы зарубежных авторов, стремящихся доказать, что восприятие обеспечиваетадаптацию личности к внешнему миру и отражает уровень ее адаптации.

Такое понимание функции восприятия вытекаетиз принятой в американской психологии концепции личности: "личность" трактуетсякак некая интегративная система, которая обеспечивает целостность и постоянствоповедения индивида и которая постоянно подвергается опасности разрушения либосо стороны запретных инстинктивных направлений, либо со стороны налагаемыхвнешним миром требований. Наличие такого постоянно действующего конфликтасоздает определенный уровень тревожности. При его возрастании пускаются в ходмеханизмы "психологической защиты", целью которых является устранение источникабеспокойства и возвращение личности к состоянию комфорта. Не касаясь проблемыпсихологической защиты (впервые описанной 3. Фрейдом и А. Фрейд), требующейспециального рассмотрения, остановимся лишь на той ее форме, которая привлекаютвнимание современных исследователей восприятия за рубежом и названа"перцептивной защитой". Приведение в действие механизма "перцептивной защиты"связано, как подчеркивают многие авторы, со степенью структурированностиперцептивного материала. Неопределенная, конфликтная или незнакомая ситуация,требующая перестройки поведенческих схем, приспособления к новым ситуационнымвзаимоотношениям, может привести к возрастанию уровня тревожности."Непереносимость неопределенности" вызывает перцептивную защиту.

Основным недостатком приведенных вкратцеисследований является эклектичность методологических позиций авторов,пытающихся синтезировать понятия гештальтпсихологии и психоанализа. Личностныйкомпонент восприятия заключается для этих авторов в агрессивных тенденциях,чувстве тревожности, дискомфорте. Из сферы психологического анализа выпадаетзначение деятельности субъекта как основной формы проявления личностнойактивности; выпадает роль сформировавшихся в процессе этой деятельностисоциальных мотивов, их иерархия, содержание и смыслообразующая функция.

Между тем из положений советской психологиивытекает, что смыслообразующая функция мотивации играет роль и в процессевосприятия. Работами А. Н. Леонтьева и Е.П. Кринчик [115] показано, что введение подкрепления,имеющего различный смысл для испытуемого, по-разному влияет на время реакции.Ими выявлен характер переработки информации человеком, что нашло свое выражениев схватывании статистических характеристик объекта, в оптимизации деятельностииспытуемого при построении вероятностной модели. Деятельность восприятиявключает в себя основную характеристику человеческой психики — "пристрастность" (А. Н.Леонтьев). Поэтому можно было предполагать, что процесс восприятия не толькостроится различно в зависимости от того, какие мотивы будут побуждать инаправлять деятельность испытуемых, но можно было ожидать разную структуруперцептивной деятельности у здоровых и больных людей, у которых клиникадиагностирует те или иные изменения личности.

Роль мотивационного компонента в строениивосприятия удалось вычленить в специально направленном экспериментальномисследовании. Целью исследования было: 1) показать зависимость восприятия отхарактера мотивации экспериментальной деятельности; 2) выявить особенностивосприятия, связанные с нарушением смыслообразующей функции мотива[174].

Экспериментальная методика состояла вследующем. Предъявлялись сложные сюжетные картинки и картинки с неясным сюжетомв условиях разной мотивации, которая создавалась, во-первых, с помощьюразличных инструкций, во-вторых, разной степенью неопределенности изображений.Используемые в эксперименте картинки представляли собой изображения более илименее сложных ситуаций (мать купает ребенка, группа чем-то взволнованных женщини т.д.) или нечеткие снимки объектов (цветы, мокрая мостовая, пятна Роршаха).

Различие инструкций состояло в следующем. Вварианте "А" карточки-картинки предлагались с "глухой" инструкцией описать, чтоизображено. В варианте "Б" сообщалось, что целью эксперимента являетсяисследование воображения. В варианте "В" испытуемых предупреждали, что задачейисследования является определение их умственных способностей. Чтобы мотивировказадания выглядела убедительной, предварительно предлагалась серия заданий, гдеэкспериментатор якобы оценивал интеллект испытуемых. В каждом вариантепредъявлялись разные наборы картинок. Таким образом, во всех трех вариантахисследования цель задания оставалась неизменной, менялась лишь его мотивация.Неопределенность перцептивного материала выступала непосредственным побудителемдеятельности, роль смыслообразующего мотива выполняла инструкция.

В эксперименте участвовали здоровыеиспытуемые, больные эпилепсией, больные шизофренией. Данные историй болезни иобщепсихологического исследования показали, что в клинической картине болезнина первый план у больных выступали личностные расстройства, типичные длявыбранных нозологических групп. Между исследованными больными не былосущественных различий в возрасте и образовании.

Большинство из испытуемых (как в норме, таки в патологии) при предъявлении карточек-картинок выдвигают гипотезы. Привосприятии структурных картинок (с неопределенным сюжетом) испытуемые пытаютсяопределить, на что могут быть похожи изображения.

В условиях варианта "А" процесс восприятияне обусловливался экспериментально заданной мотивацией. Тем не менеедеятельность испытуемых в целом направлена на содержательную интерпретациюкартинок и реализуется процессом выдвижения гипотез. Это заставляетпредположить, что экспериментальное задание актуализировало какие-то мотивы,существующие у испытуемых потенциально, в форме своеобразной готовности,установки. Таким мотивом мог быть прежде всего "мотив экспертизы", которыйпочти всегда актуализируется в психологическом эксперименте в клинике.Адресуясь к личности испытуемого, его уровню притязаний, он придает любомупсихологическому исследованию "личностный смысл". Эта особенностьэкспериментальной ситуации подчеркивалась еще К. Левином [218], считавшим, что именно наличие уиспытуемого определенного отношения создает саму возможность объективногопсихологического исследования. Это вытекает из положений В. Н. Мясищева,который настаивал на том, что при любом исследовании человека в любой ситуации,равно жизненной или экспериментальной, выступает роль отношения больного квыполняемой деятельности. Наряду с "мотивом экспертизы" деятельность испытуемыхпобуждалась собственным мотивом восприятия (СМВ). Определяясь свойствамиперцептивного материала, СМВ как бы присутствует в самом акте восприятия,побуждает к ориентировочной деятельности, направленной на исследованиехарактера стимуляции.

Таким образом, деятельность испытуемыхопределялась влиянием двух мотивов: мотива "экспертизы" и СМВ. Эти мотивынаходятся в иерархическом отношении: мотив "экспертизы" порожден и опосредовансоциальными и личными установками испытуемых. Он не только побуждаетдеятельность, но и придает ей личностный смысл.* Собственный мотив восприятияиграет роль дополнительного стимула. Совместное действие обоих мотивовобеспечивало содержательную интерпретацию картинок. В ряде случаевсмыслообразующая функция мотива "экспертизы" могла быть выражена недостаточно.В силу этого непосредственная цель деятельности — содержательная интерпретация— не приобреталасамостоятельной побудительной силы. Процесс интерпретации принимал тогда видформальных ответов. Это явление наиболее ярко проявлялось у больныхшизофренией.

* Это не означает, что вотдельных случаях испытуемые не могли руководствоваться другими мотивами, темне менее мы полагаем, что выделенный мотив является ведущим.

Качественно иные результаты были получены ввариантах "Б" и "В", где введение инструкций-мотивов создавало определеннуюнаправленность деятельности.

Выявилось прежде всего изменение в отношениик эксперименту. В норме это выразилось в том, что у испытуемых появился интереск заданию и оценке экспериментатора. Изменился и характер формулировок гипотез— они стали болееразвернутыми, эмоционально насыщенными. Центральное место в описании сюжетныхкартинок занимает раскрытие внутреннего мира изображенных персонажей. Исчезаютформальные ответы.

У больных эпилепсией изменение инструкциипривело к полному переструктурированию деятельности. Больные с энтузиазмомприступают к заданию, подолгу с удовольствием описывают картинки. Резкосократилось количество формальных высказываний. Гипотезы становятся значительноболее эмоциональными, часто сопровождаются пространными рассуждениями. В своихответах больные не столько дают интерпретацию картинок, сколько стремятсяпродемонстрировать свое отношение к событиям или персонажам. Часто этодостигается путем приписывания героям определенных ролей. Длинные витиеватыемонологи героев комментируются "автором", вместе с предположением о сюжетедается оценка действующим лицам или событиям. Гипотезы превращаются в"драматические оценки". Употребление прямой речи, напевная интонация, иногдаритмизация и попытка рифмовать придают ответам исключительную эмоциональность.Приведем для иллюстрации выписку из протокола больного Г-ва.

Больной Г-в Е. К., 1939 г. рождения,зоотехник. Диагноз: эпилепсия с изменениями личности. Болен с 1953 г., когдапоявились первые судорожные припадки. В последние годы отмечались ухудшенияпамяти, дисфории, раздражительность. Для мышления больного характерныконкретность, склонность к детализации. Контактен, к исследованию относитсязаинтересованно, сообщает, что "всегда любил фантазировать".

При предъявлении карточек с нечеткимизображением отражения света фар на мостовой говорит: "Наступает вечер,собираюсь я гулять и только ожидаю, как милую встречать; идем мы в парк, чтобыпотанцевать. И встречаюсь я с ней и — к любимому месту, гдевстречались, недалеко от парка, где люстры отражались".

Некоторые изменения наметились и вдеятельности больных шизофренией. По сравнению с предыдущим вариантом вдвоеуменьшилось количество формальных ответов, у некоторых больных удалось создатьнаправленность на раскрытие содержательной стороны картинок. Тем не менее у 30%больных сохранились формальные констатации и отказы. У больных шизофренией неотмечался тот выраженный комплекс эмоциональных реакций, который характеризуетименно деятельность.

Результаты, полученные в варианте "В"("интеллектуальная инструкция"), показали, что деятельность здоровых испытуемыхпринимает вид развернутого решения перспективной задачи. Происходит поиск"информативных" элементов изображения, их сопоставление, построение и проверкагипотез. Формальные описания, неадекватные гипотезы встречаются лишь призатруднениях в определении содержания картинок и составляют промежуточный этапв интерпретации. Приведем описание одним из здоровых испытуемых карточки, накоторой изображена группа чем-то взволнованных женщин.

"Первое, что бросается в глаза — это лицо женщины, возможно,матери. К ней тянется мальчик, лицо его сходно с выражением лица женщины,матери. Справа пожилая женщина, возможно, мать. Она что-то говорит,успокаивает... Пятно на спине у мальчика... кровь Тогда можно объяснить,почему так отчаянно смотрят люди... Почему на первом плане женщины с детьми, амужчины в стороне Если бы это было столкновение, то почему с женщинами идетьми В то же время голова мальчика очень естественно лежит на плече женщины,так что эта версия отпадает... Скорее всего это момент, когда у людей отнимаютчто-то очень дорогое. Возможно, из дома выселяют... С другой стороны, из-задома так не страдают. Возможно, что-то случилось с мужчинами... Да, мнекажется, это вокзал, и мужчин куда-то увозят, поэтому у женщин такиелица".

Сформулированная испытуемым гипотезаявляется, таким образом, итогом длительного поэтапного процесса рассуждений.Представляет интерес сравнение этих данных с результатами исследования больныхэпилепсией. Больные придавали большое значение экспериментальному исследованию,относились к заданию как к своеобразной "экспертизе ума". Предъявление картиноквызывает обстоятельное, детализированное описание изображений. При этом нарядус информативными элементами, на основе которых может быть построена гипотеза,привлекаются детали, не несущие никакой смысловой нагрузки.

Больной О-в, 1930 г. рождения, образование 7классов. Диагноз: эпилепсия травматического генеза с изменением личности поэпилептическому типу. Психический статус: вязок, инертен, многоречив,обстоятелен, склонен к резонерству.

Приводим высказывания больного припредъявлении уже упоминавшейся картинки.

"На этой картинке изображено несколькочеловек. Слева стоит женщина, около нее — другая. Волосы темные у нее. Онасложила руки ни груди и плачет. К ней бежит мальчик, поднявши руки, вродеуспокоить хочет... Сзади мальчика женщина держит ребенка или он на чем-тосидит, прижался к ней, обняв ее правой рукой... В левом углу еще две женщиныстоят..." и т.д.

Pages:     | 1 |   ...   | 24 | 25 || 27 | 28 |   ...   | 52 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.