WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 22 | 23 || 25 | 26 |   ...   | 52 |

С некоторыми вариациями, но в общем по темже механизмам образуются и другие патологические черты характера эпилептика. Воснове их формирования также лежит неудачная компенсация, переход от широкой кузкой деятельности, сокращение смысловых, единиц деятельности.

Во многих исследованиях делается попыткапроводить анализ характера здорового субъекта через анализ вариантов патологии.Так, например, видный советский психолог А. Е. Личко пишет, что "...значительночаще формирование приобретенной психопатии происходит, когда в преморбиделичность принадлежит к крайним вариантам нормы" [116,164]. Существует иной подход к проблеме формированияхарактера. Так, С. Л. Рубинштейн отмечает, что "узловой вопрос... о том, какмотивы (побуждения), характеризующие не столько личность, сколькообстоятельства, в которых она оказалась по ходу жизни, превращаются в тоустойчивое, что характеризует данную личность... Исследование характера и егоформирование, до сих пор мало продвинутое, должно было бы сосредоточиться впервую очередь на этой проблеме — проблеме перехода (курсив мой. — Б. 3.) ситуационно, с течением обстоятельств, порожденных мотивов(побуждений) в устойчивые личностные побуждения" [160, 134-135]. С. Л. Рубинштейн дальшеуказывает, что в силу исторической обусловленности в психологии личностиобнаруживаются компоненты разной меры общности и устойчивости, которыеизменяются различными темпами. Поэтому с полным правом С. Я. Рубинштейнуказывает, что в этом положении следует искать путь к анализу формированияхарактера людей как здоровых, так и больных [165].

Свойства характера формируются прижизненно, как в норме, таки в патологии. Важны условия, приводящие к аномалии мотивов. Болезнь же создаетусловия для этой аномалии. Это показано при исследовании больных разныхнозологий (эпилепсии, болезни Паркинсона и др.).

Это означает, что характерологическиеособенности не наследуются, что биологические потребности превращаются всоциальные. Об этом пишет и генетик Н. П. Дубинин: "Есть ли законы длясоциального наследования Несомненно. Они описаны теорией историческогоматериализма. Суть их — в объективных общих устойчивых необходимых отношениях передачи отпоколения к поколению положительного опыта, приобретенного обществом в процессеисторического творчества — всей материальной и духовной культуры, воплощающейся в человекекак существе родовом" [58, 67].

Глава V

НАРУШЕНИЯ ВОСПРИЯТИЯ

Нарушения восприятия принимают припсихических заболеваниях различные формы. Как известно, еще И. М. Сеченовуказывал на то, что акт восприятия включает в себя афферентные и эфферентныемеханизмы. Останавливаясь на зрительном восприятии, он писал, что глаз"ощупывает" предметы мира и что эти "ощупывания" входят в состав зрительноговосприятия, соединяясь с проприоцептивными сигналами от глазодвигательных мышц.

Это положение И. М. Сеченова оказалосьисходным для работ многих современных физиологов и психологов (Р. Гранит, Е. Н.Соколов, В. П. Зинченко, А. В. Запорожец, Л. А. Венгер). Было показано, чтовосприятие составляет основу ориентировки человека в мире.

Из теоретических положений А. Н. Леонтьева,А. В. Запорожца, Л. А. Венгера, В. П. Зинченко, Ю. Б. Гиппенрейтер следует, чторазвитие восприятия детерминируется задачами, возникающими перед человеком вего жизнедеятельности. Для исследований в общей психологии характерен подход квосприятию как деятельности, включающей в себя основную специфику человеческойпсихики — активность ипристрастность.

С. Л. Рубинштейн [158] указывает, что человеческоевосприятие является всегда обобщенным и зависит от направленности личности.Следовательно, восприятие следует рассматривать как перцептивную деятельность,характеризующуюся обобщенностью и мотивированностью. За последние годы рядзарубежных авторов также пытаются показать, что продукт процесса восприятиязависит от эмоциональных и личностных особенностей человека [206; 226].

Поэтому следовало ожидать, что восприятиеможет оказаться нарушенным в разных характеристиках деятельности — в нарушении обобщения, личностнойобусловленности. Эти нарушения проявляются в затрудненности узнавания, вискажениях воспринимаемого материала, в обманах чувств, ложных узнаваниях, вперестройках мотивационной стороны перцептивной деятельности. Остановимся нанекоторых из них.

1. АГНОЗИИ

Агнозиями называется затрудненностьузнавания предметов, звуков. Проблеме агнозии, особенно зрительной, посвященомножество работ. Начиная с А. Петцля (1928), зрительные агнозии разделялись на:а) агнозии предметов, так называемая лиссауэровская "душевная объективнаяагнозия", когда больные не узнавали предметов и их изображений. К этой группепримыкает и "симультанная агнозия" Вольперта (больные узнавали отдельныепредметы, их изображения, но не узнавали изображения ситуации); б) агнозии нацвета и шрифты; в) пространственные агнозии.

Делались попытки увязать нарушение гнозиса сречевыми расстройствами (К. Гольдштейн, А. Р. Лурия, Е. П. Кок). Ставилсявопрос о топическом значении синдромов агнозии (А. Р. Лурия, Е. П. Кок, Дж.Миллер), о связи различных форм агнозии с доминантностью полушарий (М. С.Лебединский, Е. П. Кок).

История учения об агнозиях и их механизмахглубоко прослежена А. Р. Лурия в его монографии "Высшие корковые функции"[124], в которой анализэтого явления проводился в основном в связи с проблемой локализации функций ипоисками их нейрофизиологических механизмов.

Мы остановимся лишь на тех случаях агнозии,которые выступали при психических заболеваниях. У ряда больных (с органическимипоражениями мозга различного генеза) явления агнозии проявлялись в том, чтобольные выделяли то один, то другой признак воспринимаемого объекта, но неосуществляли синтеза; так, изображение гвоздя один больной описывает как что-токругленькое, говоря: "наверху шапочка, внизу палочка, что это такое— не знаю"; другойбольной описывает ключ, как "кольцо и стержень". При этом больные описывалиточно конфигурации предмета, могли даже точно скопировать его. но это необлегчало их узнавание. Аналогичные факты, говорящие о невозможностиосуществления синтеза, были описаны Е. П. Кок при исследовании больных споражениями теменно-затылочных систем, а также Е. Д. Хомской и Э. Г. Соркиной.

Прежде всего возник вопрос, что у больныхнарушено восприятие структуры, как это имело место у больного Ш. (описанного К.Гольдштейном), который, как известно, не воспринимал формы предметов: он не моготличить "с глаза" треугольника от круга и узнавал фигуры только после того,как он "обводил их моторно", например движениями головы.

У других больных агнозия носила инойхарактер. Не узнавая предметов, они узнавали их форму, конфигурацию даже тогда,когда последние предъявлялось тахистоскопически, они могли их описать. Так,например, при тахистоскопическом предъявлении садовой лейки больная говорит:"бочкообразное тело, что-то круглое, посередине отходит вроде палочки с однойстороны", другой больной при тахистоскопическом предъявлении расчески говорит:"какая-то горизонтальная линия, от нее книзу отходят маленькие, тоненькиепалочки". Иногда больные могли нарисовать предмет, не узнавая его.

Приводим в качестве иллюстрации данныепатопсихологического исследования и историю болезни больной В., которая былаописана мной совместно с Г. В. Биренбаум в 1935 г. [62].

Больная В., 43 года, библиограф. Диагноз:эпидемический энцефалит (доктор Э. Г. Кагановская).

Заболела в 1932 г. Появилась резкаясонливость, которая продолжалась около недели и сменилась бессоницей.Отмечалось слюнотечение, левосторонний парез ноги и боль в области наружнойчасти левого плеча, повышение температуры. Имели место иллюзии и галлюцинации.На стенке вокруг вентилятора "бегали мыши", на полу прыгали фигуры, кружились"танцующие рожи".

С этими явлениями больная поступила вБоткинскую больницу. Через несколько дней появились кратковременныерасстройства сознания, больная не могла найти своей палаты, постели. В 1933 г.была переведена в психиатрическую клинику ВИЭМ.

Ко времени нашего исследования психическийстатус больной изменился. Больная в ясном сознании, правильно ориентирована вокружающем. Несколько амимична. Тихий, мало модулирующий голос. Много лежит,жалуясь на утомляемость и головные боли.

С трудом и не сразу дает анамнестическиесведения, при этом останавливается на подробностях, не имеющих отношения ксуществу вопросов. Мало читает, "не хватает, — отмечает больная, — живого воображения". Внешнедобродушна, эмоциональна. Это состояние, однако, быстро сменяетсяраздражительностью, злобностью, доходящими до аффективной взрывчатости. Вместес эмоциональной лабильностью отмечается, в общем, бедная и довольно однотипнаяаффективная жизнь с очень узким кругом привязанностей, безразличное отношение клюдям, к работе, к общественной жизни, к литературе, раньше оченьлюбимой.

На этом фоне общего эмоциональногооднообразия имеется заинтересованность в выздоровлении.

Экспериментально-психологическоеисследование не выявляет каких-либо грубых изменений мыслительной деятельностибольной. Больная правильно усваивала инструкцию, передавала хорошо содержание,подтекст прочитанной книги, понимала условный смысл пословиц, метафор.Обнаружилась лишь некоторая пассивность и отсутствие заинтересованности вэкспериментальной ситуации.

Вместе с тем патопсихологическоеисследование выявило грубые нарушения узнавания предметов. Больная часто неузнавала (40%) предъявленных ей изображений. Так, нарисованный гриб онаназывает "стог сена", спички — "кристаллами". Сюжет картины больная не улавливает сразу, а лишьпосле длительных фиксаций на отдельных деталях. Процесс восприятия носитхарактер отгадывания: "Чтобы это могло быть — расческа На чем она сидит— на кресле, стулеЧтобы это могло быть —плита, корыто" При показе известной картины "Смертница" больная говорит: "Чтоэто за женщина, о чем она задумалась На чем она сидит На кровати Что это затени"

Даже при правильном названии у больнойвсегда отмечалось сомнение и неуверенность, она ищет опорные пункты в рисункедля того, чтобы подтвердить ими правильность своего вывода.

Так, больная узнавала изображение книги, носразу наступили обычные для больной сомнения: "разве книга, это какой-токвадрат. Нет, у квадрата нет выступов и тут что-то написано. Да, это книга".(Приведем данные протокола исследования).

Протокол экспериментально-психологическогоисследования больной В.

Предъявленныйрисунок
карточки лото

Описаниебольной

Щетказубная

Щетка,вероятно половая. А это что Желтенькая палочка, вероятно, бахрома.

Пионерский барабан

Горшокс кисточкой. Экспериментатор: может быть что-нибудь другое Больная: булка, которую кладут вкастрюлю, а это –кренделек (на палочку). Похоже и на шапку, а это что такое

Кнопки

Внутритреугольники, вероятно, протоплазмовая клетка

Перья

Перья

Книга

Книгас бисерным почерком

Спички

Свечигорящие, это не может быть; а это не могут быть кристаллы в лампе

Двабарабана

То жесамое, что и раньше, только две штуки: знакомое и незнакомое. Экспериментатор: детская игрушка.Больная: может быть,круглая губка для стола

Перьядля туши

Факелы, носят в театрах или длинные ручки с пером

Карандаш

Свеча,тут уж ясно, что свеча

Кисточка

Кисточка

Пионерская труба

Музыкальный инструмент, флейта или труба

Стручки

Растение, морковка по форме, а по хвостику – вот не знаю

Стручки

Этострелка (указывает на хвост самолета). Это балкон, но при чем тут стрелка, двеножки

При таком выраженном нарушении узнаваниярисунков больная прекрасно узнавала геометрические формы, дополняланезаконченные рисунки согласно структурным законам. Больше того, не узнаваяпредмет на рисунке, она прекрасно описывала его форму. Например, не узнаврисунка барабана и шкафа, она описывала их форму чрезвычайно точно и дажехорошо срисовывала их.

В Процессе исследования выявилось, чтореальные предметы больная всегда хорошо узнавала и затруднялась при узнаваниимоделей из папье-маше (например, больная не узнавала самолета, с трудомузнавала собаку, мебель).

Таким образом, создавалась как бы некотораяступенчатость ее расстройств. Больная хорошо узнавала предметы, хуже узнаваламодели, еще хуже —рисунки предметов. Особенно плохо она узнавала те изображения, которые былисхематически нарисованы, в виде контуров. Поэтому возникло предположение, чтопричина затрудненности узнавания, очевидно, вызывается той обобщенностью,формализацией, которая присуща рисунку. Для проверки была проведена следующаясерия экспериментов: больной предъявлялись изображения одних и тех же предметовв разном выполнении: а) в виде пунктирного контура; б) в виде черного силуэта,в) в виде точного фотографического изображения, иногда на фоне конкретныхдеталей, например рядом с пресс-папье была нарисована ручка и чернильница.Данные экспериментального исследования подтвердили наше предположение. Больнаясовершенно не узнавала пунктирные, несколько лучше, но все же очень плохоузнавала силуэтные изображения и лучше — конкретные.

Pages:     | 1 |   ...   | 22 | 23 || 25 | 26 |   ...   | 52 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.