WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |   ...   | 52 |

Анализ трудовой деятельности этих больныхбыл предметом исследования С. Я. Рубинштейн [161]. С. Я. Рубинштейн отмечает, чтобольные, начав что-либо делать, редко прекращали работу по своей инициативе:это случалось лишь при каких-либо внешних поводах, например при поломкеинструмента, запрещении персонала и т.п. Обращало на себя внимание тообстоятельство, что они почти не регулировали своих усилий, а работали смаксимально доступной интенсивностью и темпом, вопреки целесообразности. Так,например, больному А. поручили обстрогать доску. Он строгал ее быстро,чрезмерно нажимая на рубанок, не заметил, как всю сострогал, и продолжалстрогать верстак. Больного К. учили обметывать петли, но он так поспешно,суетливо протягивал иглу с ниткой, не проверяя правильности сделанного прокола,что петли получались уродливыми, неправильными. Работать медленнее он не мог,как его ни просили об этом. Между тем, если инструктор садился рядом с больными буквально при каждом стежке "покрикивал" на больного: "Не торопись! Проверь!"— больной мог сделатьпетлю красивой и ровной, он понимал, как это нужно сделать, но не мог неспешить.

Выполняя простейшее задание, больные всегдасовершали множество излишних суетливых движений. Они, как правило, работали пометоду "проб и ошибок". Если инструктор спрашивал о том, что они предполагаютнужным сделать, то очень часто ему удавалось получить правильный ответ. Будучи,однако, представлены сами себе, больные редко пользовались своей мыслью какорудием предвидения [161].

Это безучастное отношение к своейдеятельности выявилось в процессе экспериментального обучения. В течение 14дней с этими больными проводилось систематическое обучение: заучиваниестихотворения, складывание мозаики по предложенному образцу и сортировкапуговиц. Была выделена группа больных с массивными поражениями левой лобнойдоли, у которых клиника и психологическое исследование выявили грубый синдромаспонтанности. Больные были в, состоянии механически выучить стихотворение, онимогли легко выложить фигуры из мозаики, но не могли спланировать рациональныеприемы или видоизменить предложенные им извне, чтобы закрепить или ускоритьработу. Так, выкладывая мозаику без плана, они не усваивали и не переносилипредложенные им извне приемы и на следующий день повторяли прежние ошибки; онине могли овладеть системой обучения, планирующей их деятельность. Они не былизаинтересованы в приобретении новых навыков обучения, совершенно безучастноотносились к нему, им были безразличны конечные результаты. Поэтому они и немогли выработать новых навыков: они владели старыми умениями, но им было трудноосвоить новые.

Пассивное, аспонтанное поведение сменялосьнередко у этих больных повышенной откликаемостью на случайные раздражители.Несмотря на то что такого рода больной лежит без всякого движения, неинтересуясь окружающим, он чрезвычайно быстро отвечает на вопрос врача; привсей своей пассивности он часто реагирует, когда врач беседует с соседом попалате, вмешивается в разговоры других, становится назойливым. Вдействительности же эта "активность" вызывается не внутренними побуждениями.Подобное поведение следует трактовать как ситуационное.

Ранее говорилось о том, что характер каждогоконкретного действия, его строение определяются мотивом, который стоит за ним.И здоровый человек, и "лобный" больной действуют в ситуации эксперимента подвлиянием инструкции экспериментатора; следовательно, для обоих ситуацияэксперимента имеет характер побудительного, действенного мотива. Однакоситуация эксперимента приобретает для испытуемого не только побудительныйхарактер к действию, последнее включается всегда в какую-то смысловую систему.Ситуация приобретает и смыслообразующий характер, который является длядифференцированной человеческой психики и побудительным. Часто предполагается,что оба эти момента разделены, что то, что имеет побуждающее значение, неперекликается с тем, что смыслообразует; получается впечатление, чтосмыслообразующий момент находится в одном, а побуждающий — в другом.

Однако нередко может возникнуть такаяситуация, когда действие производится без соответствующего смыслообразующегомотива или потребности. Дело в том, что в нашем окружении всегда существуютвещи, явления, которые в прошлом служили средством удовлетворения потребности:если у человека в данной ситуации не возникает смыслообразующий мотив, то этивещи могут приобрести побудительное значение. Так, например, попавший в нашеполе зрения мяч вызывает желание его подбросить. Колокольчик "вызывает" желаниепозвонить и т.п. Вещь как бы требует известной манипуляции с ней; и здоровыйчеловек совершает нередко поступки под влиянием "побудительного" значения этихвещей. В таких случаях принято говорить о немотивированном поведении (например,придя в магазин, человек покупает ненужную ему вещь). К. Левин называл, какизвестно, такое поведение "полевым" [219].

Следует, конечно, подчеркнуть, что внешнесовершенно одинаковые ситуации могут иметь различную психологическую значимостьдля личности. Психологическая ситуация всегда находится в тесной связи спотребностями и мотивами человека; одна и та же внешняя ситуация может дляодной и той же личности приобретать разный смысл. Так, например, встреча однихи тех же людей при внешне одинаковых обстоятельствах может протекать вразличных психологических "полях", если их личные взаимоотношения изменились.Естественно, конечно, что обе эти психологические ситуации при формальном ихсходстве приводят к противоположным по качеству аффективным переживаниям. Взависимости от целей и желаний как бы меняется психологическая значимостьвещей. Вспомним пример К. Левина, который говорит, что мы можем не заметитьпочтовый ящик, если нам не нужно опустить письмо, но мы сразу его увидим,будучи на другой стороне улицы, если имеется письмо, которое нужно отослать. Мыне только увидим этот ящик, но мы, не сознавая вполне нашего действия, опустимписьмо в него. Существует взаимоотношение между потребностями и "побудительнымхарактером" отдельных моментов ситуации. Но это отношение не нужно пониматьэлементарно, оно носит сложный, опосредованный характер. Деятельность ипереживания личности, ее мотивы настолько сложны, что поведение человека ненаправляется прямыми путями к реализации и удовлетворению потребности. Человекне подчиняется слепо ситуации, он способен, исходя из более вершинныхпотребностей, владеть своим поведением. Происходит перестройка потребностей изпериферических слоев личности к более высшим и центральным, и человек способен"стать над ситуацией", как бы изменить ее психологический смысл для себя.

Поэтому, хотя подчинение ситуационныммоментам часто встречается в структуре поведения здорового человека, оно несвидетельствует о его патологии, такое поведение не является ведущим, оновстречается при усталости, переутомлении, при аффективном напряжении. Оноявляется в этих случаях преходящим, выступает лишь в виде эпизодов и ненарушает целенаправленности деятельности человека.

Освобождение человека от ситуационнойзависимости можно проследить и в онтогенезе. Чем меньше ребенок, чем диффузнееего потребности, чем меньше выражено его отношение к окружающему, тем больше онподчиняется окружающему "полю", и, наоборот, с развитием ребенка, с развитиемего самосознания уменьшается и подверженность поведения ребенка ситуации. Вэтой дифференциации себя от окружающего и в этом освобождении себя от "властиситуации" и кроется начало произвольного отношения к окружающему.

Ситуационное поведение больных с поражениемлобных долей мозга носило стойкий характер, оно определяло характер поведения ипоступков больного, оно было доминирующим.

Какие же формы принимало это ситуационноеповедение у описываемой группы больных Признаки ситуационного поведения частовыступали в клинике в виде внушаемости и подчиняемости. Такого рода больныевели себя вполне адекватно, если какой-нибудь внешний момент не нарушал этувнешнюю сохранность.

Мы имели возможность наблюдать больного,который был как бы образцом аспонтанности. По целым дням он лежал на кровати,ничем не интересуясь, когда к нему приходили на свидание товарищи или родные,он не изъявлял никаких желаний, ни о чем их не расспрашивал и не просил— у этого больного небыло никаких побуждений к какому-нибудь действию; тем более были все удивлены,когда узнали, что этот больной украл у соседа по палате папиросы. Как потомвыяснилось, он совершил этот поступок не из-за корыстных целей, а лишьисключительно из-за того, что какой-то малознакомый ему сосед по палате"попросил его". Такое поведение явилось лишь ответом на требование извне.

Ситуационное поведение таких больных неограничивается внушаемостью и подчиняемостью. В некоторых случаях оно принималогротескный характер. Не живые отношения между людьми, не просьбы и инструкциистановятся источником их деятельности; в своем грубом проявлении этаподчиняемость выражается в том, что для больных как бы оживает функциональнаязначимость отдельных вещей без адекватной необходимости; "побудительноезначение" вещи как бы оголяется и выступает без отношения к смыслообразующемухарактеру ситуации.

Для примера приводим поведение больного Г.Весь день больной проводил в постели, не участвуя в жизни отделения, он нетолько не интересовался окружающей жизнью, но и к собственной участи, ксостоянию своего здоровья был безучастен. Когда у него была обнаружена слепотана один глаз, его это не встревожило. "И так видно, что нужно", — заявил он беспечно.

Если же этот аспонтанный больной выполнялкакие-нибудь действия, то они всегда зависели от конкретных вещей, которыепопадали в поле его зрения. Войдя в кабинет врача, подходил к книжному шкафу,вынимал книгу, начинал ее перелистывать. Увидев карандаш, начинал писать, дажеесли перед ним не было бумаги; заметив на стене объявления, подходил к ним,начинал читать. В кабинете стояло несколько стульев: больной садился поочереднона каждый из них.

Подобная "откликаемость" часто видоизменяетсамо задание и принимает характер "вплетений" только что виденного ислышанного. Больной срисовывает геометрические фигуры и вдруг вписывает в кругслово "обход", так как при нем только что говорили о врачебном обходе. Другаябольная, складывая числа, приписала "авария", так как рядом с ней лежалакартинка, изображающая аварию.

Резко выраженная "откликаемость" моглапривести к полному распаду действия. Так, одна из больных срисовывала попросьбе врача картинку. Вошел другой врач и положил по другую сторону книжку.Больная тотчас взяла книгу, стала ее перелистывать, а потом обращалась то ккниге, то к рисунку.

В качестве иллюстрации приводим выписку изистории болезни и протоколов больного П.

Больной П., 1897 г. рождения, образование 5классов. Поступил в больницу им. П. Б. Ганнушкина 12/Х 1944 г., умер 10/Х 1945г.

Жалоб при поступлении не высказывает.Заявил, что здоров, беспокоит лишь небольшая слабость. Получил ранение 4/IV1944 г. Был ранен пулей навылет в области лба. К вечеру в тяжелом состоянии,поступает в полевой госпиталь. На второй день после ранения оперирован. Подместной анестезией произведено расширение кожных ран в правой и левой лобныхобластях. Твердая мозговая оболочка разрушена соответственно дефектукости.

В послеоперационном периоде — легкие менингиальные знаки,затемненное сознание с двигательным беспокойством. С последних чисел апреляотмечено появление пролабирования мозгового вещества справа, несколько позднеепоявилась легкая ликворрея.

В дальнейшем имеются указания, что больнойкрайне вял, ничем не интересуется, ко всему глубоко безразличен. Жалоб невысказывает. В месте и времени грубо дезориентирован.

В таком состоянии 8/VII поступает вгоспиталь. В неврологическом статусе: сглаженность левой носогубной складки инебольшая слабость в левой руке. Больной ничего не знает о ранении, неориентирован в месте, времени и окружающем. Крайне вял, ко всему глубокобезразличен. Настроение беспечное, нередко с оттенком эйфории. Конфабулирует,заявил, что у него на свидании была жена с детьми, что он ежедневно ездиткуда-то лечиться и т.д.

По консультации проф. А. С. Шмарьяна больнойбыл переведен в психоневрологическую больницу № 4 им. П. Б.Ганнушкина.

Неврологический статус: амимия. Зрачки широкие, правильной формы, равной величины.Реакция на свет и конвергенцию удовлетворительная. Слегка сглажена леваяносогубная складка. Кончик языка отклоняется влево. Небольшое понижениемышечной силы в левой руке и отчасти в левой ноге. Сухожильные рефлексывысокие, слева выше, чем справа. Брюшные живые, справа несколько выше. Клонусправой коленной чашки. Иногда намек на с. Бабинского слева. Двусторонний с.Майера. Справа выраженная ладонно-подбородочная проба. В позе Ромберганеустойчивое положение. Афазических и апрактических нарушений нет.

На рентгенограмме черепа: в лобной костисправа —послеоперационный дефект размером 21/2х4 см, слева — 21/2х2 см.

На энцефалограмме от 27/11 1945 г. резковыраженная внутренняя гидроцефалия, преимущественно на счет лобныхрогов.

На электроэнцефалограмме от 9/11 1945 г.:патологический дельта-ритм с левой лобной области.

Психический статус: больной во времени, месте и окружающем ориентирован неправильно.Так, в одном случае заявляет, что сейчас 1940 г., в другой раз называет 1942,1947. После многомесячного пребывания в отделении заявляет, что находится здесьвсего несколько дней, в другом случае говорит, что здесь находится давно,больше трех лет. Чаще всего заявляет, что находится где-то вблизи Москвы, чтоэто учреждение с множеством функций, главным образом производственных, и чтосюда он скорее всего направлен для повышения квалификации. Персонал принимаетза мастеров, педагогов, заведующих учебной частью, делопроизводителей. Иногдалишь допускает, что это лечебное учреждение, где лечатся раненые, но при этомвесь персонал принимает за санинструкторов или медицинских сестер.

Анамнестическиесведения сообщает разноречиво. С его слов с определенностью можно установитьлишь его месторождение и количество членов семьи. Правильно определяет своюпрофессию, дату призыва в армию; не может сказать, в каких участвовал боях,где, когда и при каких обстоятельствах был ранен. При соответствующих наводящихвопросах указывает, что ранен в голову в ноябре шестнадцатью тяжелыми осколкамимин.

В отделении весь день проводит в постели.Часами лежит в застывшей однообразной позе с безразличием и безучастием ковсему происходящему вокруг. По собственной инициативе никогда ни к кому необращается, но на поставленные вопросы отвечает мгновенно, не задумываясь надих содержанием. С такой же быстротой выполняет предлагаемые ему элементарныедействия.

Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |   ...   | 52 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.