WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 52 |

Выше мы говорили о том, что предъявленныйиспытуемому реальный отрезок деятельности, позиция экспериментатора, егозамечания вызывают реальное переживание, реальное эмоциональное состояние унего. Иными словами, патопсихологический эксперимент обнажает реальный пласт,по выражению Политцера, сегмент "драмы" личности. Это специфика эксперимента внашей отечественной патопсихологии.

Исследования частных вопросов нарушенийличности как нарушения соотношения уровня притязаний и самооценки, соотношениясмыслообразующих и действенных функций мотивов должны проводиться не путемсрезового исследования, а всоотношении с реальной динамикой жизни данной личности, ибо личность есть всегда формирующаяся, развивающаясясистема.

Патопсихологическое исследование личностивсегда нацелено на исследование конкретного человека, он помогаетэкспериментатору выявить, по каким мотивам совершено антисоциальное действие,как мог человек, высоко стоящий на лестнице ценностных ориентаций (актер,ученый), стать, например, алкоголиком. Патопсихологический эксперимент являетсяособым видом деятельности, которая отражает реальные жизненные позициибольного.

По своей сути эксперимент в областипатопсихологии личности всегда касается определенного человека при определенныхусловиях. Не случайно, что исследования наших сотрудников, направленные,казалось бы, на анализ нарушений психических процессов (нарушения памяти— Л. В. Петренко,нарушения восприятия —Е. Т. Соколова, нарушения мышления — Т. А. Тепеницына, М. М. Коченова,В. В. Николаева), наши собственные выявили в ихструктуре личностную детерминацию.

В этой связи думается, что разделениеметодик на "личностные" и "не личностные" условно. Конечно, существуютметодики, более нацеленные на исследование личности (например, проективныеметодики более нацелены на это, чем складывание куба Линка), но принципиально искладывание куба Линка может выявить личностные особенности человека, например,в ситуации судебной экспертизы.

Еще в 50-е гг. С. Я. Рубинштейн и С. Д.Калашник указывали на характерную особенность поведения психопатов,симулирующих при прохождении экспертизы на интеллектуальную недостаточность.Эта особенность заключается в "двухактном решении задач": больной вначале"загорается" решением, "мотив экспертизы" еще не сформировался, а потом, как быспохватившись, начинает решать неправильно, что свидетельствует онедостаточности критичности.

Таким образом, методологические основыпатопсихологического эксперимента, направленного на исследование личностизаключаются в том, что эксперимент позволяет формировать особую формудеятельности, в которую включены главнейшие индикаторы деятельности(системного) подхода к личности: мотивированность действий, ихцеленаправленность, возможность контроля, регуляция, критичность.Патопсихологический эксперимент направлен на анализ индивидуальной личности, ане на выделение отдельных черт.

В этой связи хотелось бы напомнить о работахБ. М. Теплова, которые показали, что нет однозначных отношений междутипологическими особенностями нервной системы и поведением человека. Б. М.Теплов говорил о том, что свойства нервной системы делают некоторые формы поведения лишь более вероятными, что сложностьфакторов, опосредующих эту зависимость, настолько велика, что уверенноепрогнозирование поведения по параметру типологии почти невозможно.

Известно, что в ситуациях, разных по своейсубъективной "значимости" (Ф. В. Бассин), по их смысловой мотивации люди,сходные по своему физиологическому типу, проявляют себя по-разному. Этопоказал, между прочим, и опыт Великой Отечественной войны. Люди так называемогослабого типа, неуверенные в себе, проявляли чудеса героизма.

Об этом, в сущности, говорит и П. Б.Ганнушкин, сторонник конституционализма. "Один параноик, — пишет он, — окажется признанным ученым, адругой —душевнобольным; один шизоид — всеми любимый музыкант, поэт, другой — невыносимый бездельник. Все делов клиническом, т.е. жизненном, выявлении психопатии, которое являетсяопределяющим жизненную практическую сторону дела".Следовательно, не сам тип является зерном личности, а тот путь, который избралчеловек, те мотивы, которые движут его поступками, то, как он сам регулируетсвое поведение.

Экспериментально-психологическиеисследования патологии деятельности и личности могут идти в разныхнаправлениях.

Следует подчеркнуть, что в настоящее времянамечаются два направления: использование опросников, анкет и экспериментальныйпуть исследования. Мы останавливаемся в данной работе на последнем пути, т.е.экспериментально-психологическом, который сочетается с анализом данных историиболезни. Но и сами экспериментально-психологические исследования патологииличности могут идти в разных направлениях.

Одним из путей исследования патологииличности является наблюдение над общим поведением больного во времяэксперимента. Даже то, как больной "принимает" задание или инструкцию, можетсвидетельствовать об адекватности или неадекватности его личностных проявлений.Любое экспериментально-психологическое задание может явиться индикаторомэмоционально-волевых, личностных особенностей.

При любом исследовании должно быть учтеноэто отношение личности, совокупность ее мотивационных установок. Это положениебыло высказано В. Н. Мясищевым еще в 30-х гг. Он указывал на существование двухпланов отношений: отношения, созданного экспериментатором, и отношения,порождаемого самой задачей.

Отношение к ситуации эксперимента выступаетв клинике нередко в особо обостренной форме. Многими больными ситуацияэксперимента воспринимается как некое испытание их умственных способностей,иногда больные считают, что от результатов исследования зависит срок,пребывания в больнице, назначение лечебных процедур или установление группыинвалидности. Поэтому сама ситуация эксперимента приводит у сохранных больных кактуализации известного отношения. Так, например, некоторые больные, опасаясь,что у них будет обнаружена плохая память, заявляют, что "память у них всегдабыла плохая". В других случаях они говорят о том, что всегда отличалисьрассеянностью. Поэтому предъявление любого задания, даже несложного, можетвызывать в ситуации эксперимента личностную реакцию.

Особенно четко выступает обостренноеотношение больного к экспериментальной ситуации в клинике экспертизы (трудовой,судебной). Одни больные (в условиях трудовой экспертизы) нередко пытаютсяпродемонстрировать сохранность своих трудовых возможностей, другие же,наоборот, заинтересованы в том, чтобы проявить свою трудовую несостоятельность.Еще резче может проявиться подобное отношение больного в условиях судебно-психиатрической экспертизы, когда у ряда больных может возникнуть "установка наболезнь". В этом случае ведущим мотивом является стремление проявить своюинтеллектуальную несостоятельность, т.е. не решить задачу. Этот мотив вступал вконфликт с адекватно действующим мотивом, исходящим из самой задачи. Врезультате интеллектуальное действие больного оказывается, как мы указывалиранее, сложным, двухактным, но структурно сохранным.

В других случаях актуализируется отношение,порождаемое самой задачей. Но и это порождаемое задачей отношение не являетсяоднослойным; иногда возникает "деловое" отношение к задаче, выполнение ееобусловливается познавательным мотивом: само задание может заинтересоватьиспытуемого своим содержанием, оно приобретает для него какой-то смысл. Иногдаже отношение, порождаемое заданием, носит иной характер: задание можетприобрести мотив самопроверки, самоконтроля. В таких случаях заданиеактуализирует известный уровень притязаний личности и может явиться как быобъективированным для личности мотивом его решения. Эта мотивированностьнередко мобилизует сохранные ресурсы личности. Поэтому может оказаться, что унекоторых личностно сохранных, но астенизированных и истощаемых больных условияэксперимента стимулируют активность и способствуют частичному преодолениюистощаемости. В результате поведение таких больных в эксперименте можетоказаться более сохранным, чем в обычной жизненной ситуации. Такие явлениянаблюдались у больных с сосудистыми заболеваниями головного мозга, которые вситуации эксперимента могли выявить лучшую интеллектуальную продукцию, нежели впрофессиональных условиях.

Мы не раз убеждались, что наблюдения забольными, выполняющими самые простые задания, могут оказаться полезными дляучета их отношения. Так, например, одни больные, выполняя задания, направленныена исследования комбинаторики (складывание кубиков Кооса, куба Линка), необнаруживают эмоциональных реакций при ошибочных действиях. Они не реагируют назамечания экспериментатора, указывающего на ошибки. У других больных появлениеошибочных решений вызывает раздражительность, часто такой больной прерываетработу, не доводя ее до конца, разбрасывает кубики.

Подобное поведение мы наблюдали у психопатови у больных, в состоянии которых отмечаются симптомы раздражительной слабости,астении, хотя в этих случаях двигательная реакция не столь сильно выражена. Удетей в состоянии глубокой астении затруднения при выполнении задания вызываютнередко депрессивные реакции, слезы.

Наблюдения за поведением испытуемого вовремя эксперимента дают также возможность судить о критичности больного, остепени его самоконтроля. Иногда бывает и так, что больной в процессеэкспериментальной работы впервые осознает свою умственную недостаточность исоответствующим образом реагирует на нее.

Следовательно, поведение и высказываниябольного, его реакции на ситуацию эксперимента могут послужить материалом дляанализа его личностных проявлений. В известном смысле любой экспериментальныйприем содержит в себе характеристику "прожективности".

Другой методический путь исследованияизменений личности —это путь опосредованного выявления изменений личности с помощью эксперимента,направленного на исследование познавательных процессов. Этот путь кажетсявполне правомерным и оправданным, ибо познавательные процессы не существуютоторванно от установок личности, ее потребностей, эмоций. Касаясь мотивов ипобуждений мышления, С. Л. Рубинштейн отмечает, что это "по существу, вопрос обистоках, в которых берет свое начало тот или иной мыслительный процесс".

Далее нами будут описаны разные формыдезорганизации познавательной деятельности, которые обусловлены не изменениеминтеллектуальных логических операций, а мотивационными нарушениями.

В настоящем параграфе хотелось бы лишьуказать на правомерность подобного опосредованного пути изучения личности.

Процесс актуализации ассоциаций,представлений не является каким-то самодовлеющим процессом, не зависящим отстроения и особенностей личности. Развивая сеченовскую идею о детерминациипсихического, С. Л. Рубинштейн говорит, что внешняя причина преломляется через"внутренние условия". Следовательно, есть все основания думать, что процессоживления того или иного круга представлений, ассоциаций связан, как и всякийпсихический процесс, с "внутренними условиями", т.е. с установками, отношением,потребностями личности.

Об этом свидетельствуют исследованиясоветских психологов, работающих в области педагогической психологии. Так,работами Л. И. Божович [40]и Л. С. Славиной [172]показано, что неуспеваемость многих детей в школе была обусловлена ненарушением их познавательных процессов, а измененным отношением детей, ихизмененной позицией в коллективе.

Резюмируя, можно сказать, что анализ"стратегии" любого познавательного процесса будет неполным, если не будетучтена личностная направленность субъекта. Ибо, говоря словами Л. С. Выготского"...как только мы оторвали мышление от жизни и потребностей, мы закрыли самисебе всякие пути к выявлению и объяснению свойства и главнейшего назначениямышления — определятьобраз жизни и поведения, изменять наши действия" [51]. Поэтому правомерно ожидать, чтовыполнение любого экспериментального задания, направленного, казалось бы, наисследование познавательной деятельности, может принципиально дать материал длясуждений о личностных установках больного.

Путь опосредованного изучения личности неограничен. Принципиально любая экспериментальная методика может оказатьсяпригодной для этого, так как построение модели человеческой деятельности (априемы экспериментально-психологического исследования являются таковыми)включает в себя и отношение человека. Исследованиями Э. А. Евлаховой показано,что даже столь простое задание, как описание несложного сюжета картины, зависитот уровня эмоциональной сферы испытуемого. Было обнаружено, что у детей споражением лобных долей мозга имел место недоучет эмоционального выраженияперсонажей, в результате чего содержание картины оставалось нераспознанным[59].

Нарушение эмоционального отношения с особойчеткостью выступило при описании таких картинок, осмысление которых опираетсяпреимущественно на физиогномию изображенных персонажей. Для этой цели Н. К.Киященко [82] были примененыкартинки так называемого "производственного" ТАТ Хекхаузена. Испытуемомупредлагалась "глухая" инструкция: "Я вам покажу картинки, посмотрите на них ирасскажите, что здесь нарисовано". Только после выполнения задания ставилсявопрос о том, что дало испытуемому основание для того или иного описания.

Данные исследования Н. К. Киященко показали,что здоровые испытуемые подходили к заданию с общей направленностью навыяснение содержания картинки. Эти поиски — определение сюжета картины— проводились с опоройна позу и мимику изображенных персонажей. Как правило, при выполнении этогозадания здоровые испытуемые выявляли собственное отношение к изображеннымсобытиям и лицам.

Совершенно иные результаты получены Н. К.Киященко при исследовании с помощью этой методики больных шизофренией (простаяформа). В отличие от здоровых людей у больных этой группы отсутствуетнаправленность на поиски правильной интерпретации. В ответах больных содержитсялишь формальная констатация элементов картины: "двое людей", "сидит человек вкресле", "разговор двух людей" либо обобщенная характеристика: "отдых", "минутамолчания". Больные не выражают, как правило, своего отношения к изображеннойситуации.

Данные исследования больных эпилепсиейобнаружили иные показатели; склонность к детализации, к чрезмерному"морализированию", к гипертрофированным оценочным суждениям — "отец обязан поучать сына".

Таким образом, исследование Н. К. Киященкопоказало, что восприятие картины с неопределенным сюжетом способно выявитьдинамику мотивационной сферы человека, его отношения. Однако, для того чтобыэто было выявлено, необходимо, чтобы ситуация эксперимента и стратегияэкспериментатора возможно глубже способствовали формированию отношениябольного.

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 52 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.