WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||

4 См., к примеру, Caporaso J.A. and Levine D.P. Theories of Political Economy. Cambridge: Cambridge University Press, 1996, сh.3. Это относится не только к работам экономистов; например, в рамках политической экономии международных отношений также выделяются отдельно либеральная, националистическая («государственническая») и марксистская парадигмы (Gilpin R. The Political Economy of International Relations. Princeton: Princeton University Press, 1987, ch.2).

5 Подробнее см.: Афонцев С.А. Методологические основы современного экономико-политического анализа // Истоки, выпуск 3, с.72—122. М.: Высшая школа экономики, 1998.

6 Обзор соответствующей проблематики см. в работе Drazen A. Political Economy in Macroeconomics. Princeton: Princeton University Press, 2000, p.309—345.

7 Мы используем понятие «государства-Левиафана» в исходном смысле, подразумевающем его неподконтрольность обществу (Бьюкенен Дж. Границы свободы. Между анархией и Левиафаном.// Нобелевские лауреаты по экономике. Джеймс Бьюкенен. М.: Таурус Альфа, 1997, с.207—444). В последнее время это понятие стало использоваться в более узком смысле, предполагающем максимизацию правительством бюджетных поступлений.

8 О характере аргументов, выдвигаемых в рамках государственнического течения в российской экономической науке, можно составить представление на основании доклада одного из его признанных лидеров: Абалкин Л.И. Российская экономическая школа: поиск самоопределения. М.: Институт экономики РАН, 2000.

9 Williamson J. (ed.). The Political Economy of Policy Reform. Washington: Institute for International Studies, 1994.

10 Ibid., p.14—15. При этом «технополам» противопоставляются «мафиози от политики», которым свойственно преимущественное внимание к удовлетворению своих собственных интересов в политической сфере.

11 Rodrik D. Understanding Economic Policy Reform // Journal of Economic Literature, March 1996, v.36, no.1, p.19.

12См. Chang H.-J. The Political Economy of Industrial Policy. London: Macmillan Press, 1996, ch.4, p.97 и далее, где приводится как критика «либеральных» объяснений «азиатского чуда», так и анализ фактического осуществления промышленной политики на примере Южной Кореи.

13 Для Кругмана, впрочем, кризис явился не более чем поводом для повторения аргументов о крахе Азиатской модели, высказанных им за несколько лет до того. Схожая позиция Дж.Сороса, который обычно весьма критически настроен по отношению к прогнозам «академической» экономической науки, по-своему достаточно показательна (Soros G. Open Society. Reforming Global Capitalism. NY: Public Affairs, 2000, ch.7, особ. p.201 и далее).

14 Корнаи Я. Социалистическая система. Политическая экономия коммунизма. М.: НП «Журнал Вопросы экономики», 2000.

15 Roland G. Transition Economics: Politics, Markets, and Firms. Cambridge: MIT Press, 2000, ch.13.

16 Ibid., Table 13.1. Примечательно, что сам Ж.Ролан считает расхождения в точках зрения на основные источники политической поддержки «менее важным» аспектом различий между «Вашингтонским консенсусом» и «эволюционно-институциональной перспективой», чем такие вопросы, как последовательность, темпы и ключевые сферы реформ. С нашей точки зрения, дело обстоит прямо противоположным образом, а именно: различия в точках зрения на позицию правительства в экономико-политической системе определяют как цели, находящиеся в фокусе реформ, так и конкретные методы их реализации.

17 Различие между экономическими моделями стран Южной и Юго-Восточной Азии (crony capitalism), с одной стороны, и Латинской Америки (corruption capitalism), с другой, активно подчеркивалось в аналитических работах периода международного финансового кризиса 1997—1998 гг. (один из показательных примеров — «Euromoney», March 1998, p.47—54). Представление о сравнительно более высоком уровне коррупции в латиноамериканских странах подтверждается сопоставлением показателей коррупции: Bardham P. Corruption and Development: A Review of Issues // «Journal of Economic Literature», September 1997, v.35, no.3, p.1343—1346.

18 Угроза перехода к популистской модели эксплуатации меньшинства большинством (сектор VI), по-видимому, отсутствует,— по крайней мере, накопленный на сегодняшний день опыт экономической трансформации не позволяет обнаружить ее признаков. В элементах популизма, время от времени проскальзывающих в деятельности большинства правительств, следует видеть скорее тактические уловки, чем отражение базовых политических условий.

19 В этой связи любопытно упомянуть явное преувеличение роли государства в Азиатской модели, присущее экономистам-государственникам (что скрывает желание «перетащить» эту модель из области консенсуса элит в хорошо знакомую им область автономного государственного активизма), и занижение — доходящее до прямого отрицания — активной роли государства в этой модели некоторыми либеральными экономистами, предпочитающими интерпретировать ее в терминах коррупционного капитализма.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.