WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 |

Русский Гуманитарный Интернет Университет

Библиотека

Учебной и научной литературы

WWW.I-U.RU

М. Ю. Арутюнян, Л. А. Петровская.

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ В СИСТЕМЕ ВОСПРИЯТИЯ ЧЕЛОВЕКА ЧЕЛОВЕКОМ

Если подойти к восприятию человека человеком в аспекте динамики, а не как к одноактному процессу, то важным звеном всей этой системы оказывается меха­низм так называемой обратной связи1. Мы имеем ввиду получение субъектом восприятия от партнера по общению сведений относительно того, как, каким он воспринят. Обратной связью выступает всякая информация, прямая или косвенная, отсроченная или немед­ленная, которую человек получает от реципиента (или реципиентов), своего поведения, своего облика, сведе­ний о самом себе. В этом случае воспринимающий выступает как коммуникатор обратной связи, а воспринимаемый — как ее реципиент.

Содержательные и формальные характеристики об­ратной связи в межличностном восприятии весьма многообразны. С точки зрения содержания, можно предварительно выделить следующие три основные ее вида: 1) коммуникатор обратной связи прямо передает, описывает свое восприятие рецепиента обратной связи, например: «Я вижу, вы сегодня с румянцем на щеках»; 2) коммуникатор обратной связи высказывает свое отношение, установку к воспринимаемому поведению, например: «Мне нравится, что вы делаете», 3) коммуни­катор обратной связи дает интерпретацию воспринима­емому, приписывая, в частности, определенный мотив наблюдаемому поведению, например: «Я полагаю, вы пытаетесь поссорить здесь всех нас».

Формы, принимаемые обратной связью в процессе восприятия человека человеком, также весьма различны. Она может быть вербальной и невербальной, т. е. выражаться в слове или жесте, взгляде, мимическом движении; оценочной (например: «двойка»—за невы­ученный урок, характеристики—«хороший», «плохой» и др.) и не содержащей оценки: исходящей от конкретного источника (например: «Я считаю, что ты...») или не определяющей источника («По мнению некоторых….»); общей или специфический применительно к поведению человека (например: «Ну и глупец же ты!»— как вывод из поведения вообще; «Ты слишком чавка­ешь за едой»—относится к конкретному поведению); эмоционально окрашенной (например: «Отстань от ме­ня!») и не несущей эмоциональной окраски со стороны коммуникатора (например, надпись на заявлении: «В просьбе отказать») и т. д.

Известно, что обратная связь является важнейшим механизмом всякого бучения. Получаемые посред­ством неё сведения позволяют, в частности, произво­дить коррекцию, когда это оказывается необходимым в процессе обучения. Функция коррекции, выполняемая обратной связью, весьма существенна и в контексте восприятия человека человеком. Однако здесь данные обратной связи используются в более широком спектре назначений. Это можно видеть на примере развития адекватного представления человека о самом себе. Известно, что «познание себя осуществляется не пря­мо, а опосредствованно, через отношение к данному индивиду отдельных членов группы, к которой он принадлежит, или через генерализованное отношение всей группы» [3, с.26]. Следовательно, восприятие видения себя другими, отношения к себе других— необходимая компонента формирования и развития об­раза себя. Обратная связь выступает важнейшей обра­зующей процесса обретения человеком собственного «я». В свою очередь самооценка как одна из форм кристаллизации самовосприятия, как установлено, вли­яет на восприятие другого человека. Таким образом, обратная связь оказывается важным звеном диалекти­чески единого процесса познания себя и других людей.

Реализация обратной связи в ситуациях восприятия человека человеком связана с решением прежде всего следующих проблем. Во-первых, предполагается, что человеку поступают от партнера по общению сведения о том, как партнер представляет его себе, а во-вторых, предполагается, что человек воспринимает эту информацию, Опыт показывает, что повседневное общение часто протекает таким образом, что передача и получе­ние возвращенной информации в процессе межлично­стного восприятия сталкивается с целым рядом трудно­стей. Эти трудности, делающие обратную связь неэффективной, могут приводить к сбоям в достижении взаимопонимания, и, следовательно, общение становит­ся поверхностным, неудовлетворяющим, а порой и фрустрирующим его участников.

Основные издержки неэффективной обратной связи заключаются обычно в двух моментах: во-первых, обратная связь оказывается неинформативной. т. е. реципиент обратной связи не получает реальной инфор­мации о том, как его воспринимает коммуникатор обратной связи (происходит сбой_в_звене передачи обратной связи; во-вторых, информация, поступающая от коммуникатора обратной связи, не воспринимается, отторгается реципиентом либо воспринимается иска­женно (происходит нарушение в звене получения обрат­ной связи). Вполне возможны ситуации, сочетающие оба вышеназванных момента. Подобные издержки в цепи передачи—приема обратной связи могут быть обус­ловлены действием самых различных факторов. Напри­мер, коммуникатор обратной связи не располагает достаточными данными о реципиенте, и потому его обратная связь не содержит реальной информации; или реципиент обратной связи по каким-либо «техническим» причинам оказался не в состоянии принять отправлен­ные полноценные сведения. В данном контексте эти ситуации не рассматриваются. Мы исходим из «исправ­ного», нормального состояния всей цепи следования обратной связи, т. е. коммуникатор обратной связи имеет определенное представление о партнере, а послед­ний, в свою очередь, в состоянии воспринять обратную связь. Нас интересуют случаи, когда за сбой оказыва­ются «ответственными» именно определенные харак­теристики самой обратной связи, делающие ее неэф­фективной. Мы имеем в виду в основном намеренную обратную связь, осуществляемую в вербальной форме.

Вышеуказанные два звена в цепи следования обрат­ной связи—звено передачи обратной связи и звено ее получения—не вполне равноценны с точки зрения их влияния на конечный результат. Оказывается получение обратной связи в значительной мере определяется тем, как мы «подаем» другому наше представление о нем, т. е. прежде всего от формы подачи зависит, будет ли информация принята или отторгнута, окажется ли реципиент открытым либо закрытым для ее принятия. Рассмотрим это на примере конкретных случаев.

В повседневном общении обратная связь часто, выступает в косвенной, завуалированной форме и именно поэтому не дает реальной информации ее реципиенту. Не претендуя на охват всех возможных ситуаций подобного рода, укажем в качестве иллюстраций на некоторые из них. По содержанию обратная связь может нести реципиенту негативную либо позитивную информацию о нем. В первом случае достаточно легко предположить ряд оснований, склоняющих коммуникатора обратной связи завуалировать ее: нежелание обидеть человека, неуверенность в том, как подобная информация будет воспринята, отсутствие готовности к риску и т. д. и т. п. Так, преподаватель может долго оставаться в неведении относительно действительного негативного мнения о нем студентов: студент, например, «опасается», выразив преподавателю свое негативное отношение, получить заниженную оценку на экзамене. В результате подобной деформации обратной связи человек может оказаться как бы запертым в мире собственных иллюзий, что, несомненно, мешает нахождению общего языка в общении.

Интересно отметить, что сплошь и рядом выбор косвенной, а не прямой формы передачи такого рода сведений характерен для ситуаций, когда обратная связь по содержанию является позитивной. Например, это может случиться из опасения прослыть льстецом. Другой пример: вы хотите сказать «я вас люблю», а в действительности начинаете активно подшучивать над человеком. Столь косвенный способ выражения отно­шения, возможно, выбран из-за недостаточной уверен­ности в себе, боязни подвергать себя испытаниям (быть отвергнутым, осмеянным). В результате велика вероят­ность того что партнер не поймет вас, у него сложится превратное представление о ваших чувствах и намерениях по отношению к нему и, следовательно, вы не достигнете той цели, с которой вступали в общение.

Неверно было бы думать, что трудности с получени­ем адекватной обратной связи возникают лишь тогда, когда коммуникатор выбирает непрямой способ переда­чи межличностной информации. Это может иметь место и в случае прямой обратной связи. Правда, здесь возникают специфические сложности с восприятием информации реципиентом.

Определенные трудности могут возникнуть в случае принятия прямой обратной связи, которая содержит негативную информацию и дается в форме общей оценки. Например: «Ну и профан же ты!» Кстати, именно такая обратная связь в повседневной жизни обычно ассоциируется с понятием «ссориться». Как правило, она провоцирует реципиента на отвержение, невосприятие той, быть может, конструктивной инфор­мации, которая в ней содержится. Исследования пока­зывают, что негативная оценочная обратная связь способствует актуализации защитных механизмов лич­ности, что приводит к меньшей способности «сосредото­читься на структуре, содержании и когнитивных значе­ниях послания» [4, с. 301]. В подобной ситуации на воспринимаемую человеком информацию в большей мере влияют проекции его собственных тревог, моти­вов, забот, и он оказывается менее способным к адекватному восприятию. «Эти измененные восприятия легко могут результировать в проекции враждебных чувств по отношению к другим членам группы» [6, с. 74].

Не случайным является тот факт, что негативная обратная связь в общей оценочной форме часто продуцирует у ее реципиента негативную «ты-концепцию» коммуникатора обратной связи (типа. «Сам глупец.!»).

Кроме того обстоятельства, что обратная связь в форме общей оценки, понижает восприимчивость её реципиента, она к тому же сплошь и рядом оказывается малоинформативной. Действительно, высказывания ти­па «Злой человек» приносят мало пользы тем, кому они предназначены, поскольку остается неясным, в чем конкретно это выражается. Дело в том, что подобное суждение обычно относится не к отдельному поступку, конкретному поведению, а к поведению вообще, и это затрудняет диагностику, так сказать, частного звена неблагополучия. Форма всеобщности в данном случае препятствует конструктивной переработке информации, ее реальному использованию реципиентом. Кстати, то же самое может относиться и к позитивной по содержанию обратной связи в общей оценочной форме (напри­мер: «Ты — хороший»), когда остается неясным, на закрепление какого именно поступка, отдельного шага ориентирована данная похвала.

Таким образом, мы видим, что различные нарушения в принятии обратной связи выступают, как прави­ло, следствием некорректных форм ее подачи. В целом же неумение адекватно воспринимать возвращаемую информацию продуцирует общение, не удовлетворяющее его участников.

В данном контексте уместно упомянуть эксперимен­ты, проведенные студентами кафедры социальной пси­хологии МГУ под руководством А. У. Хараша. В этих экспериментах исследовалась реальная студенческая группа, каждого члена которой просили дать характери­стику самому себе от имени каждого другого члена группы. Часть студентов вообще с трудом могла дать более или менее дифференцированное представление о «ты-концепции», существующей, по их мнению, у дру­гого, а в некоторых случаях выявилось поразительное несоответствие «ты-концепции», которую испытуемый приписывал другому, действительно существовавшей у этого другого его «ты-концепции».

Например, два студента, проучившиеся в одной группе 4 года, ездившие в экспедиции, где вместе работали и жили в одной палатке, чувствовали свое внутреннее родство и хотели бы сойтись друг с другом поближе. Однако каждый из них, считая, что другой знает о его расположении к нему, предполагал, что этот другой такого расположения не испытывает. Одним словом, эти люди, живя бок о бок и тесно общаясь, не могли сблизиться, несмотря на то, что оба этого хотели. Если бы между ними существовала прямая, релеван­тная их внутренним диспозициям обратная связь, такого бы, вероят­но, не произошло.

В той же группе проводился эксперимент по следу­ющей методике: каждого члена группы просили 20 раз ответить на вопрос «кто я», а затем полученные «портреты», не называя автора, предъявляли другим членам группы. Случаи «опознания» оказались более редкими, чем предполагалось, а один участник экспери­мента (из группы в 7 человек) вообще не узнал ни одного из своих соучеников. Это может свидетельство­вать о большой частоте несоответствий «я-концепции» человека, т. е. его собственного представления о себе, «ты-концепциям», которые имеются у тех, кто с ним взаимодействует. Такие результаты (аналогичные были получены многими зарубежными исследователями) поз­воляют выдвинуть предположение об обусловленности выявленных несоответствий различными ошибками вос­приятия, и в частности о кардинальной важности эффективной обратной связи для их уменьшения (их полное устранение вряд ли является реальной задачей).

Pages:     || 2 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.