WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |

Мы уже говорили здесь, что психотерапия, конечно, явление культуральное. Как и другие явления (сферы) культуры, она развивается в связи с развитием индивидуальной психики, социума и менталитета. Во всем мире, конечно, растет уровень просвещения, расширяется и «интеллектуальная» элита, и «элита искусств». Однако, это вовсе не означает, что становится больше гениев, способных сплотить вокруг «продукции» своего интеллекта такие же «массы почитателей», как это удавалось Гомеру, Аристотелю, Достоевскому или Гойе, не говоря уже о евангелистах. Растет, скорее, не массовость элит, а их число: «каждому курятнику свой петух!» В мире, управляемом СМИ, растет квазисопричастность61 каждого всему мировому процессу. Кажущаяся доступность состояния гениальности (или конгениальности), порождает мечты о самореализации, о лучшем понимании себя самого, о простых возможностях улучшения своего сознания и эффективности62.

На самом деле, конечно, психотерапия и какие угодно психотехники не есть путь самореализации для здорового человека. У него их всего один – собственная жизнь, в которой человек должен пройти своевременно и «своими ногами» этапы ученичества и творчества, роста, возмужания и обретения мудрости.

С моей точки зрения, у современного человека остается не столько все меньше возможностей к самореализации, понимаемой как «найти свой путь» в жизни, в творчестве и др. На самом деле у него все меньше возможностей опереться на нечто «сакральное», «традиционное», понимаемое как подтвержденное временем целесообразное. Действующее в «информационном» обществе общественное мнение, на которое человек мог бы опереться при возникающих трудностях самоосмысления, есть лишь флюгер, мнение так называемых «лидеров общественного мнения», политиков и нанятых ими журналистов. Общественное мнение сейчас формируется суггестией СМИ, причем суггестией противоречивой, порождающей все новые внутриличностные конфликты63. Первоначальный результат такого механизма формирования общественного мнения всегда один, как писал Пушкин в «Борисе Годунове» - «народ безмолвствует». В некоторых случаях, возможно, срабатывают «инстинкты» или «архетипы», как например во время акций «Все на Горбатый мостик», «все на рельсы»…

Психотерапия шаманская и психотерапия 21 века и схожи, и различны как «ведьмино помело» и какая-нибудь «Черная акула» - и на помеле, и на вертолете летают. Но сама психотерапия - явление все-таки медицинское, и не стоит врачам со своими психотерапевтическими принципами, диагнозами и воздействиями вторгаться в мир здоровых людей. Вспомним хотя бы печальный опыт талантливого доктора Кашпировского, а также зарядку воды и других сред персонажем по телевизору.

- Почему нет – возможно, спросит кто-либо из читателей. – Потому, что наши психотерапевтические технологии (большинство из них) направлены на преодоление личностных защит от внешнего вторжения, но в медицинских, лечебных целях и с согласия больного. Пациент заранее соглашается стать «временно покорным врачу». Этически это приемлемо только тогда, когда человек не дееспособен по болезни, и только до тех пор, пока он не сможет самостоятельно справляться с собой. Не стоит уподобляться рекламе табачных изделий.

Все остальные психологические воздействия на других людей надо честно называть психологическим манипулированием64. При этом клиент должен знать65, что с ним будут проводиться такие манипуляции, будет ли это называться гипнопедией, психологическим консультированием, тренингом общения или решения проблем и так далее. Добавлю, что «психоманипулятор» должен не только известить клиента о предстоящей манипуляции, но и четко знать пределы ее применения и по этическим, и по медицинским показаниям.

Вот об этом нужен закон, а не о том, кто главнее в психотерапии66. Уместно и пошутить по поводу психотерапевтического управления планетой – самая большая конфликтность среди медицинского персонала наблюдается почему-то среди психиатров.

***

В последнее время, в связи с нарастающей агрессивностью, в том числе с криминализацией общества, обострением терроризма, вновь довольно активно обсуждается вопрос, что агрессивность в криминальной форме является врожденным или генетически патологическим качеством. Одни говорят, что агрессивность все-таки является прирожденным качеством, а воспитание лишь «припудривает» его, создавая внутри личности «энергетические напряжения». Другие пытаются вновь поднять вопрос о том, что все или многие случаи агрессии можно списать на психическую болезнь. Этот вопрос вновь и вновь поднимается и публикой, и СМИ, особенно при появлении тех или иных «преступлений» века, например, серийных убийств (см. отчет в НПЖ, №4 за 2001 год) или случая в Нью-Йорке в сентябре 2001 года67. Однако, так ли уж серьезны те, кто утверждают, что в человеке заложены конкретные разрушительные (преступные) агрессивные инстинкты, в частности, каннибализм, страсть к убийству, насилию.

Думаю, что это передержка. В биологическом смысле агрессия (от лат aggressio - приступ, нападение) позитивна и может быть оценена как инстинктивное лишь в случае, если она обусловлена потребностью присвоить нечто для продолжения жизни (или рода) или при защите (например, своего потомства, что укладывается в понятие продолжения рода). В ряду потребностей для продолжения жизни (рода) стоят потребности в пище, питье, укрытии от повреждающих сил природы и др. В этом смысле любое человеческое преступление против другого человека, связанное с присвоением соответствующих ресурсов, может быть названо результатом действия инстинктов. Вместе с тем, за тысячелетия развития человечества выработано и усвоено68 многое для того, чтобы человек, с одной стороны, мог создать достаточно материальных благ для поддержания жизни, и, с другой стороны, с уважением относился к праву частной собственности. Собственно, первоначальное отношение к собственности выражает уже даже наш собственный пёс, который угрожающе рычит при попытке отнять у него кость - если, конечно, он голоден и не намерен играть с нами…

Нормативное «коромысло» («весы») из, с одной стороны, уважения к собственности - «не моё» и, с другой, стремления к присвоению - «хочу, мне это необходимо», отправляют человека на «трудовые заработки». Если, конечно, этому нет препятствий.

Во-первых, препятствия в виде или социальной (культуральной) несправедливости. Во-вторых, если каннибализм, убийства и прочее, что подчас называется результатом «инстинктов», культурально или идеологически (в том числе – культово) обусловлены, например – наличие признаваемого «права сильного».

В третьих, если этот «инстинкт» есть результат социального, психологического, коммуникативного, деятельностного и др. опыта незрелой личности. Иногда это модели реагирования, «подсмотренные» в реальном или виртуальном мире взрослых. Так мальчик, стремясь скорее стать взрослым, закуривает сигарету, а девочка – красит губы или предлагает себя «взрослому дяде»: даже кошка, которую ее мать не научила тому, не умеет ни ловить мышей, ни есть их, возможно, пока не попробует их крови, не научится. Иногда, может быть и часто, это инфантильная месть за детские обиды, лишения, притеснения.

Иногда же это вполне оправданная защитная реакция «Свобода или смерть» - «Лучше умереть стоя, чем жить на коленях»…

Вопрос, на самом деле, в том, есть ли в «ближнем» социуме запрет на убийство, в том числе – жертвенное, на эксплуатацию, на обман, на грабеж, на право сильного и т.д. или эти невозможные с нашей точки зрения процедуры там культивируются69. Или все это разрешено Вероятно, реальный культ насилия является одной из составляющих причин включения личностью таких стереотипов поведения-реагирования в свои ценностно-деятельностные структуры. Немаловажной причиной направленности личности на совершение криминальных действий, в том числе и против жизни и достоинства других людей является подсознательное и инфантильное стремление утвердиться, «воцарить», отомстить за детскую недоласканность, недокормленность, заброшенность, предательство. Снова задача в том, чтобы вырастить личность в этом инфантиле. Возможно, хотя и сомнительно, даже в том случае, когда речь идет о компульсивном закреплении этой мстительности.

Что же относится к сфере «собственно инстинктивного» в человеке Не более чем особенности функционирования основных нервных процессов, такие качества как взрывчатость или монотонность, вязкость или переключаемость процессов, активность или пассивность реагирования и др. Как они будут задействованы в том периоде жизни человека, когда происходит основной процесс его становления – в детстве. Это, кстати, отражено в мудрой пословице, что воспитывать человека надо тогда, когда он еще поперёк кровати лежит… Возможна ли какая-либо психотерапия в отношении этих качеств И является ли это задачей врача Это, конечно, профориентационная и\или психопедагогическая задача, научить и натренировать человека адекватно использовать собственные психофизиологические особенности.

Психотерапевтической (медико-психологической) задачей это становится только тогда, когда человек становится пациентом70, т.е. страдает и мучается своими поступками и реакциями.

Сколько можно, однако, сдерживаться и воспитываться, не есть ли это путь к «самозакабалению», к невротизации. Один из путей успешного прохождения через эти осложнения есть организация «размеченных» и общественно (семейно, школьно, партийно и др.) фиксированных ступеней прохода через изжитый, пережиточный, далее ненужный материал. Этот пережиточный материал своей личной истории необходимо отбросить, чтобы расчистить психобиологические «резервуары» личности и сделать их поместительными для нового, в том числе психического, материала. Старый материал отбрасывается как ничтожный, «свернутый», «фекализированный»71. Это психологическое действие можно называть по-разному. Однако именно в нем суть процессов «инициации», «исповеди», «карнавализации», «анекдотизации», «гештальта», «культурной революции», катарсиса», «работы горя», «сепарации» и проч. Думаю, что без особой спекуляции можно сказать, что всё это можно объединить родовым понятием «игра».

Важнейшим, с моей точки зрения, фактором формирования неадекватной агрессивности является испытываемое в детстве непреодолимое ощущение угнетения, предательства, дефицита чего-либо естественно необходимого (тепла, пищи, защищенности, ласки и др.).

Если в дальнейшей жизни эти «угнетения» продолжаются в реальном или инфантильно-виртуальном плане, то на базе этой агрессивности может быть сформирована уже деятельная агрессивность соответствующим образом окрашенная (социально, этнически, религиозно). Её очень легко соответствующим образом социально направить, снять внутреннее психическое напряжение, сначала адресовав ее с помощью приемлемого образа врага, а потом и реализовав в теракте, политической акции и др.

Является ли эта агрессивность патологической Думаю, что задача врача здесь – предложить пациенту соответствующий сценарий отыгрывания реактивного образования и обеспечить безопасность этого отыгрывания как для самого пациента, так и для окружающих. Не всегда это отыгрывание удается выполнить за одну процедуру или вообще в течение всего психотерапевтического цикла с данным больным. В практике нередки случаи, когда на протяжении весьма длительной психотерапии, несмотря на хорошую мотивацию пациента на терапию и качественные «врач-пациент»-отношения, лавинообразного разрешения психопатологической проблемы не происходит. Больные выходили из терапии более адекватными и критичными, но их успокоенность во многом носила скорее «цензорный» характер. Конечно, уже и то, что деятельность «цензора» воспринималась ими более спокойно, было хорошо, но я воспринимал эти результаты скорее как «терапевтическую заплатку». На самом деле это было не совсем так.

В процессе терапии в психике накапливалось как бы состояние своеобразного «перенасыщенного солевого раствора», когда добавление совсем небольшого количества соли вызывает бурное кристаллообразование по всей массе этого раствора. Так и мои пациенты. Одному было достаточно простого заявления одного из его знакомых, что жить надо проще, другому неожиданно пришло в голову, что и 30% выполнения задуманного в общем-то в жизни достаточно, третий рискнул и завел на отдыхе новых друзей, с которыми он коммуницирует и в обыденной жизни, и так дальше…

Важным аспектом психотерапевтической игры является ее психофизиологическая, я бы даже сказал психоэнергетическая активность. В разных играх доли и роли психической и физической (двигательной) активности сочетаются по-разному. Мне близко понятие, впервые услышанное мной в докладе д-ра Брюна, - психоактивное действие. Основные качества лечебного психоактивного действия – страх (активирующий, щекочущий, но не парализующий) и смена впечатлений («прочистим мозги»). Такие ощущения испытывают альпинисты, туристы в горах, в пещерах, в водном слаломе на лодках и плотах, парашютисты, автомотоспортсмены, обязательно – фристайл, сноуборд, танец, может быть – посетители и зрители «галерей и фильмов ужасов»72. Лечебное психоактивное действие должно нести качества «тайны-новизны» для активации ориентировочного рефлекса - «запала» личностной активности, экстатического напряжения («сжигание» застарелых систем напряжений в psychз) и разрешения в новом позитивном опыте.

Отдать, выбросить в игре то, «что плохо», дополучить то, «что хорошо», - вот задача лечебной игры.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.