WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 21 |

Я проанализировал множество ситуаций во многих частях света, жил в разных семьях. Вспоминаю, как я жил в Бразилии, в районе, покинутом почти всеми. Напротив моего пристанища на другом берегу реки жила семья, состоявшая из жены, мужа и четверых детей. Я замечал, как эти дети весело и празднично играли на земле и были психологически здоровы со всех точек зрения. Они с утра до вечера играли, никогда не работали, не учились, не ходили в школу. Вопрос вот в чем: бедность ли это или сознательный выбор По зрелому размышлению надо признать, что это таков их выбор. Когда старшему исполнится семнадцать – восемнадцать лет, ему захочется иметь ботинки и разные другие вещи, возникнет социальная проблема. «Ведь он не умеет ни читать, ни писать!» Но почему он не умеет читать и писать Почему семья скрыла существование этих детей от общественных институтов Они видели меня, из своего дома они постоянно видят людей нормально живущих, умеющих читать и писать. Отец семейства считал меня одним из тех белых «недоумков», которые думают, что если написать что-то на бумаге, это реализуется. Я ощущал их искреннее презрение. В этом моменте и есть выбор: либо они, возможно, реализовали жизнь на природном плане в форме взаимного сосуществования животных, природы и человека, либо же их выбор – это выбор неразвитости, нежелания работать.

Любой из нас знает, как тяжело учиться, всем нам пришлось ходить в школу. Этот третий мир представляет собой результат психологической особенности тех же самых людей, которые нам кажутся несчастными или жертвами. Я ставлю проблему очень решительно: как же так – одна раса развивается, а другая не смогла этого сделать, хотя и имела лучшую землю по сравнению с той, которую имеют норвежцы, англичане, русские На такой земле, как Африка или Латинская Америка достаточно немного поработать, чтобы иметь все, но, несмотря на это, нищета там просто чудовищна.

В свое время я видел Ямайку, когда ее покинули англичане, построившие там железные дороги, больницы, школы. Когда они ушли, джунгли вернулись на железные дороги, то есть все то, что было построено на благо общества, было отвоевано джунглями. Также и музыка, например, изначально находится в руках третьего мира (джаз, блюз и т. д.), делами же занимается белый человек.

Я не хочу говорить о расовых различиях в интеллекте, но в бедности есть определенная доля вины, и я приписываю ее лени как принципу жизни, состоящему в неиспользовании ума для выращивания растений, добывания минералов, как сделали другие народы, которые сегодня кажутся победителями.

Любой народ, если придерживаться исторических доказательств, произошел от пещерного человека, от варварства. Почему же одни народы пошли и идут, а другие стоят на месте Я рассматриваю проблему третьего мира как одну из бесчисленного множества идеологий, разработанных для подтверждения научной неточности.

Существует определенная фактическая ситуация: есть третий мир, это автономное порождение лени, болезнь, которая себя поддерживает, а время от времени используется отдельными пройдохами для завоевания рынка, денег, власти не в ущерб третьему миру, а в ущерб миру побеждающему, то есть происходит борьба между сильными за внешнее использование бедного, в которой он спокойно себя чувствует.

Когда я еду в Лондон, в Нью-Йорк, в любую крупную столицу, я вижу, что большая часть людей бездомных, живущих на улице — из третьего мира. Возможно ли, чтобы эта молодежь третьего мира познала только разрушение Следовательно, благотворительность не попадает по адресу и не улавливает сути проблемы.

Однако, все-таки первую ошибку в этой цепочке, которую я берусь атаковать, составляет фальшивость информационных посредников, так как они нам навязывают не соответствующее действительности видение фактов. В этом процессе явления абсолютизируются, а на поверку оказываются совершенно иными, что не позволяет решить проблему изнутри.

Я с удовольствием замечаю, что люди, ставшие на путь развития прекращают чтение. Я сам, если читаю газеты или книги, то делаю это для получения информации о расхожем мнении или мнении власти в каком-то месте, следовательно, я инструментализирую новость в той мере, чтобы мне хватило ее для адаптации к ситуации при неизменности моего внутреннего мира.

Много раз во время своих путешествий я сталкивался с различными непредвиденными ситуациями или оказывался в местах действия стихийных бедствий, и имел возможность сравнить с фактическим их описание в немецких, итальянских газетах. Например, когда я возвращался в последний раз из Лондона, все английские авиакомпании бастовали, все рейсы были отменены, в том числе и в Рим. Я обратился за информацией в ближайшее окошко авиакомпании другой страны, рассудив, что ее служащие могут и не знать о забастовке и поменяют мне билет. Так, и получилось, и я спокойно долетел до Рима. По этому поводу я задаюсь вопросом: возможно ли, чтобы я один знал о другом рейсе Дело очень серьезное: современный самолет спокойно отправляется в рейс, когда тысячи людей его ждут. Саботаж английской службы информации, сообщившей, что ни один самолет не вылетает и что в другие авиакомпании обращаться бесполезно, причинил огромные неудобства сотням людей. На самом деле, другие авиакомпании работали и поменять билет было не сложно, поскольку для авиакомпаний это совершенно обычное дело.

С аналогичным случаем дезинформации я столкнулся во время наводнения в Бразилии, в Рио-де-Жанейро: итальянская пресса что только ни писала, но я был там, можно сказать, прямо в воде, и это казалось просто приключением. В худшем случае, был затруднен проезд такси. Жертвы Их оказалось много. Но разве кто-нибудь подсчитывал, например, сколько людей погибает в Рио-де-Жанейро в воскресный день С другой стороны, если не нагнетать напряжение, рынок не будет работать.

Сегодня, вместо того, чтобы полагаться исключительно на благотворительность, помогая бедняку, в глубине души презирающему нас, и считающему существами низшего порядка или, добычей, почему бы не заставить его разделить с нами не только наше богатство, но и наши обязанности образования и обучения Если мы должны делить с ними наше благосостояние, было бы справедливо, чтобы они платили за это, а также уважали наши законы поведения в обществе.

В заключение скажу, что речь идет о необходимости как следует перетряхнуть наше сознание, устроить ему ревизию. Приступая к анализу общества, мы вступаем на рыночную территорию, где царит постоянная конкуренция, и не следует быть наивными, абсолютизируя этот миф в ущерб другому. Необходимо не забывать о здравом смысле одного китайского высказывания—"тай ги ту": «где белое, там и черное». Не потому, что это внутренне присущая вещам правда, но потому, что это есть черта общества, которую мы знаем по опыту. Великий герой не мог бы существовать, если бы не было массы, которую надо одолеть. С точки зрения идеологической, прав может быть герой, но с точки зрения анализа некоей системы, я считаю, необходимо обдумывать валентности, видеть, каково состояние равновесия, каковы реакции, могущие детерминировать конфликт силовых точек, какова будет последующая ситуация. Надо обладать холодностью, если мы хотим быть серьезными в наблюдении за системой.

Быть гуманным необходимо: я должен быть человечен по отношению к нуждающемуся из уважения к самому себе как к человеку. Но я не могу, ради того, чтобы помочь ему, проституировать себя и конкретизировать себя в качестве сообщника тех предпосылок, которые в конечном счете гарантируют для развития "неработу".

Ложные посредники, однако, продолжают укреплять и поддерживать неточности, которые логически атрофируют или ставят под угрозу многих производителей жизни.

Глава четвёртая. Потребительство индивида и обезличивание в стереотипе.

Вот уже лет двадцать нашу цивилизацию называют цивилизацией потребления, в которой поведение индивидов (особенно наиболее цивилизованных) сводится исключительно к таким лишенным функциональности действиям, как приобретение, использование и предметное потребление "благ". Причем благ, не ведущих к саморазвитию, подпитке и, следовательно, росту, развитию, а используемых и потребляемых как таковые.

Суть цивилизации или общества потребления в том, что его субъекты посвящают себя объектам (объектам массового использования) и становятся инструментализированными этими последними. Кока-колу пьют не потому, что испытывают жажду — важно что человек пьет именно кока-колу, именно эту марку воды. В этом точный смысл цивилизации потребления: действие, жизнь, мышление, суждение опираются исключительно на служение объекту, не являющемуся в силу каких-либо внутренне присущих ему свойств более ценным или лучшим по сравнению с другими объектами. Просто он изначально заявлен как приоритетный среди других: реализация через этот объект обеспечивает первенство (даже если в реальности никакого первенства нет), дает возможность в результате оказаться "в рамках", "в форме", "на уровне" принятого стереотипа или кодекса поведения.

Главное здесь в том, что все действия индивида, все его "вещи" (автомобиль, дом, счет в банке, социальный имидж и т.д.) направлены на инструментализирование личности. Следовательно, реальной ценностью и целью становится объект и остается очевидно отклоненной вся установка субъективности. Итак, сегодня масштабы деятельности цивилизации потребления исключительно широки, особенно с учетом впечатляющего развития сектора услуг, в котором информация является наиболее выгодным бизнесом. В самом деле, не нефть, не зерно, не вода, не плоды земли или человеческого труда определяют богатство, но оно поддерживается, направляется и обуславливается круговоротом информации.

Было бы великолепно, если бы информация опиралась на ценности, открытия, на сообщения о действиях, совершенных человеческим умом; фактически же сегодня средства информации не стремятся сообщать, например, о таком деликатном вопросе, как хорошо или плохо жили до XIX века. Это не значит, что в XIX веке жили лучше, чем сейчас, тогда были другие проблемы. Тем не менее, в то время информация предназначалась для сообщений о наиболее важных вещах, которые в наибольшей степени служили становлению человека, предоставляя ему, или, по крайней мере, желая предоставить возможность добиться наибольшего успеха. При этом и способность трудиться руками, и создаваемые объекты оставались на втором плане, поскольку в обществе имелось стремление обнаружить то, в чем мог быть достигнут определенный образ ума человеческого существа, некоей дисциплины, некоей науки, некоей философии.

Сегодня вся информация аккумулирует, аккуратно ранжирует нас в соответствии с заранее определенными официальными установками и статистическими данными, в которых на первом месте возвышается "вещь", объект, а человек оказывается зависимым от него, поруган в своем достоинстве личности автономной, отличной от прочих, высшей. Сегодня сила и действенность личности определяются только ее соответствием статистической данности объектов. Другими словами, превосходство человека зависит от его информированности об уровне и образе потребления; следовательно, информация об основах высших дисциплин, наук, моральных норм и т.д. остается невостребованной.

Посмотрим внимательно на сегодняшнюю молодежь во всех частях света (от 14 до 26 лет), биологически являющую собой «завтра» нашей цивилизации, при этом исключим уже испорченных субъектов и ярко выраженную делинквентную и патологическую группы. Ограничим анализ только теми молодыми людьми, которые так или иначе стремятся утвердить свою позитивную эгоистичность в мире работы, в будущем, в жизни. При этом не будем принимать во внимание различия рас, цивилизаций, культур — то есть, возьмем биологически значимое ядро современной молодежи.

Прежде всего, это будет молодежь Европы и Южной Америки, поскольку молодежь США вот уже ряд лет демонстрирует симптомы преждевременного старческого упадка, ибо лишена жизненного порыва, новизны в области искусств и фантазии. Может быть, последним проблеском новизны была культура "хиппи", после которой все, что американская молодежь возвещала миру, оказывалось уже изведанным и пережитым в прошлые столетия другими нациями. Вся находящаяся в движении молодежь от Индийского до Тихого океанов, от мира африканского до мира арабского или индийского, инстинктивно движется в сторону усиливающегося потребления, и эта тенденция вполне может привести ее к тому, что она окажется в таком же футляре преждевременной старости, как и молодежь США.

Иными словами, молодежь афро-азиатско-индийская, хотя и не находится позади в отношении ценностей, отстает по времени, поскольку лениво движется по направлению к целям, которые сегодня представляют собой лишь надгробия, реликвии, годные для изучения и анализа, но не более. Аналогичным образом молодежь за "железным занавесом" отстает по части менталитета, обычаев, политических взглядов, которые сейчас сравнимы с теми, что пережила Европа и другие части света в период 60-70-х годов. Тем не менее, уже заметно, что как только они.достигнут так называемого "экономического благосостояния", они тоже начнут погружаться в такую же мелочность и узость, все скорее приближаясь к стереотипам, характерным для нынешнего североамериканского общества. Освободиться от хозяина не означает обрести свободу: устраняется физическое препятствие, но при этом по-прежнему остается задача стать личностью, реализоваться, сформировать себя.

К сожалению, многие "бедняки" считают, что освободиться от хозяина физического — это все. Но это лишь кое-что. Свобода предваряет любое действие эволюционного характера, но этого недостаточно, чтобы утверждать, что она внесла вклад в высшее развитие возможного.

Итак, анализируя лучшую молодежь, мы видим, что ее развитие ограничено рамками индивидуального потребительства, для которого не требуется самовыражение в слове, в разговоре и, следовательно, недостижимо обретение смысла, порыва, направленности, позитивной альтернативы.

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 21 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.