WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 21 |

Понятие "организмическое общественного" позволяет также опосредовать институты системы. При внимательном исследовании всех взаимосвязей современного общества становится очевидным тот факт, что в любой ситуации заинтересованные лица вынуждены общаться между собой через кого-то еще, всячески оправдывая свою отстранённость. Повсюду один вербализует другого через "эксперта", постоянно аннулируя свое участие. "Эксперт", в свою очередь, сосредоточен на своей работе и заработке и действует так же отстранённо, поскольку ему лично ничто не угрожает.

Индивид, внутреннее развитие которого отлично от нуля, не может полностью перекладывать на другого свою личную ситуацию. Прежде всего, он должен выяснить, является ли выбранный эксперт действительно экспертом, а во-вторых, принимает ли он близко к сердцу ту работу, за которую ему платят. В сущности, эксперт это инструмент, выбранный субъектом, следовательно, именно субъект и должен постоянно наблюдать за ним.

С моей точки зрения, полностью доверять проблему эксперту — проявление инфантилизма: ответственность эксперта всегда ограничена его способностями и интересом, так что он всегда остается инструментом. Решение заключается в рациональном и ответственном использовании труда профессионалов, неослабном и тщательном его контроле с тем, чтобы не устраняться от бытийной ответственности; в противном случае индивид будет подвергаться атакам со стороны бессознательного, стремящегося склонить его к непрерывному переложению вины на других. На самом же деле, таким образом компенсируется нарушение равновесия между сознанием и подсознанием, вызванное поверхностностью решения переложить на других ответственность за вопрос, решение которого является исключительно вашей прерогативой.

Умному разностороннему человеку, получающему удовольствие от работы на благо общества, нередко мешают и строят всевозможные козни невежды, легкомысленно провоцирующие всевозможные препоны в виде буквы закона, несчастного случая, опозданий и т.п.

Первое, фундаментальное оскорбление, которое закон наносит человеческому интеллекту, заключается в утверждении: "Перед законом все равны".

Это истинно для закона, но не для жизни. В жизни мы все различны; жизнь есть результат непрерывной гениальности, которая может позволить себе роскошь создавать всех людей непохожими друг на друга и по-своему заботиться о каждом.

В такой формулировке закон неполноценен, поскольку прямо уничтожает возможность реального прогресса. Но мы не можем изменить закон, и он остается исходным элементом проблемы.

Умный человек знает, что закон не может быть ни совершенным, ни справедливым, он всегда далек от истины. Закон — это одно из средств диалектического противоборства в обществе, поскольку защищает интересы некой прослойки, имеющей превосходство в капитале, численности и организации. Так как он представляет собой категорическое предписание, представляется разумным соблюдать его и помнить.

Индивид-лидер, давая поручение эксперту, должен контролировать его исполнение, поскольку лидер несет неизмеримо большую ответственность перед жизнью по сравнению с остальными: на кону его душа, ум, все его помыслы. Страждущее большего бытия в жизни "Я" знает, что закон — это благо, необходимое как правило и мера для всех, но не являющееся самодостаточным.

Последовательное соблюдение любого закона (я имею в виду законы разных эпох, находящиеся в распоряжении историков Запада) неизбежно привело бы, в конечном счете, либо к патологии как органическому экзистенциальному неврозу, либо к уничтожению личностей, которых он хочет взять под свою опеку. Тому, что многие хорошие вещи продолжают до сих пор существовать, мы обязаны вмешательству гениальности, время от времени, к счастью, проникающей к нам из областей, не предусмотренных законом. В свете изложенного, личности удается выжить благодаря проницательности разума, выходящей за рамки закона.

На мой взгляд, люди, возглавляющие систему, являются наиболее отсталыми: в сущности, министр это индивид, сумевший сказать то что надо, получивший одобрение большой группы людей и таким образом добившийся своей должности. Однако в культурном плане он не имеет специальной подготовки и принимает решения, руководствуясь скорее разрешенным, нежели внутренней истиной вещей. Вследствие этого, в зависимости от уровня, положения, которое мы занимаем, необходимо контролировать свое мнение и учитывать чужое, что не особенно приятно, – хотя истина, выше всего этого.

Если я хочу защищаться, я должен учитывать посторонние мнения. Если я стремлюсь к истине, я должен действовать почти в одиночку, но по-прежнему уважать чужое мнение. Депрессивные факторы системы, вредные для индивида, реализуются таким же образом, как соматизируемые в психике человека недостатки психологической незрелости.

Каждую вещь следует изучать изнутри. Там кроется источник любой силы. Только через зрелый, развитый духовный мир можно реализовать возможности, предлагаемые жизнью.

Проведенное мною исследование показывает, что все общество представляет собой огромное психосоматическое скопление индивидуальных фрустраций, способствующее периодическому возникновению ошибок в каждом из нас, которые вступают в противоречие с базисными ценностями, присущими каждому человеку. В свою очередь, наши фрустраций суть следствие нашей отчужденности.

Рассмотрим в качестве примера выборы депутата парламента. Он выбирается решениями тех, кто видит в нем возможность реализации своих целей. Признавая силу и ответственность голосования, следует заметить, что фактически это совокупность мнений, впоследствии переходящая в законодательную власть. Кроме этого, как только общая совокупность мнений большинства соматизируется в обладающую влиянием структуру, политический лидер будет следовать доводам большинства, а уже не мнениям отдельных индивидов. Таков удел индивидуальных соображений в условиях значимости политического имиджа некоей общественной функции.

Политический деятель, может поддерживать доводы отдельного индивида, если это помогает ему осуществить свою функцию, состоящую в управлении ситуациями, относящимися к тысячам граждан, управлении, в котором уравновешиваются многие интересы. Политический деятель может помогать отдельному индивиду до тех пор, пока это работает на его политический имидж; но он не может дискредитировать всю функцию во имя индивидуальной справедливости. Любой гражданин должен понимать это, не претендуя на наивность младенца, думающего, что честными должны быть все. Даже если бы так и было, в нашей ситуации необходимо приспосабливаться к тем структурам, которые стремятся к утверждению ценностей побеждающей в данный момент группировки.

Сначала следует уделить внимание решению безотлагательных вопросов, которые, будучи не решены, могли бы разрушить целое; отсюда интерес к тем, кто гарантирует стабильность частного. Определив, какие проблемы уравновешивают друг друга, их приоритетность, необходимо взять на себя ответственность и взяться за немедленное решение ключевых вопросов, позволяющих "развязать" решение остальных. Когда дольше ждать невозможно, необходимо воздействовать на структуру изнутри проблемы. В этом смысле Макиавелли многого достиг, так что его опыт не мешало бы пересмотреть и в чем-то взять на вооружение.

Когда вас начинает беспокоить какая-то проблема, вы думаете о ней, занимаясь любым, самым маленьким делом: вы бросаете все, не обращаете внимания на друзей, забываете о своих хобби, понимая, что необходимо решить главное. В этом случае вы поступаете как Макиавелли: в глубине вашей индивидуальности вы запускаете механизм, нацеленный в первую очередь на достижение вашего замысла, что позволяет затем достичь всего остального. Действуя по-макиавеллевски, лидер подписывает на исполнение только те решения, что воплощают в жизнь его властные планы.

Многим людям часто присуще заблуждение, заключающееся в абсолютизации собственного мнения, в том смысле, что оно объективирует все остальные мнения: как будто собственная логика является единственно возможной из тех, что предлагает жизнь. Ошибка заключается в инфантильной инструментализации бога, который должен прийти и уничтожить всех, возвысив вас "единственного", как своего "любимого сына".

Надо привыкнуть к внутренне присущей обществу метаболической структуре, составляющей ткань, в которой наше "Я" осуществляет становление.

Серьезный ученый, социолог, должен понимать, что общество представляет собой организм, следовательно, его внешние проявления предопределены некими внутренними процессами, действующими лицами которых мы все являемся. Приоритетным их участником является группа, сильнейшая в "контексте семантической констелляции "коллективного бессознательного", превосходство которой затем внешне трансформируется в политическую, технологическую и идеологическую власть. Чтобы это понять, следует перенести в социальное правила психической констелляции, описанные Юнгом в его глубинной психологии.

Обратимся теперь к проблеме, ставшей уже фактом журналистской хроники — проблеме наркотиков — и рассмотрим ее с точки зрения бессознательной мотивации. Согласно точке зрения исследователей онтопсихологической школы, индивид обращается к наркотикам в тот момент, когда психологически он уже является наркоманом. Наркоманами не становятся от того, что начинают курить "травку"; субъект одурманен наркотиком уже раньше, в своей психике, в своем мозгу и, как следствие, вынужден реализовать эту потребность и в форме фармацевтического препарата. Таким образом, наркотики сами по себе являются следствием, а не причиной.

Рассмотрим теперь страны, производящие наркотики. В Колумбии сейчас идут многочисленные сражения, но они представляют собой лишь фрагмент ситуации. Существует целый народ, народ бедняков — так называемые обездоленные третьего мира, которые видят в наркотиках свое торжество, ибо в их легендах рассказывается о том, что однажды вырастет листочек, который уничтожит варварскую орду белого человека, вторгшуюся на их землю, и благодаря этому листику не придется сражаться с белым народом-захватчиком, пришедшим из-за моря. Сами боги изобретут уловку, с помощью которой вся белая, господствующая раса будет уничтожена: этот листик или уловка – наркотики.

С точки зрения обездоленных так называемого третьего мира, восточных народов, бедных крестьян, их выращивающих, наркотики являются средством господства, с помощью которого можно получать деньги от белого человека; и, кроме того, этот листочек убивает капиталиста, янки, того, кто манипулирует банковской, политико-рабовладельческой властью.

Из этого следует, что маленький человек третьего мира не заинтересован в том, чтобы наркотики исчезли.

На первом плане, следовательно, стоят не денежные интересы и не какой-то специфический тип мафии, а психическая интенциональность возмездия. Раса стремится к возмездию, чтобы установить свою власть с помощью средства, для него безвредного, и в то же время смертоносного для господствующей расы.

Ранее я упоминал о том, что народы третьего мира наделены чувством гордого презрения по отношению к белому капиталисту, их хозяину и работодателю и ничуть не считают себя бедными, зависимыми или живущими за счет милостыни, — совсем наоборот! Они считают себя выше и полагают справедливым пользоваться средствами белого человека, являющегося, в конечном счете, иностранным агрессором и воплощением зла.

В прошлом случалось, что некоторые цивилизации неожиданно исчезали, не оставляя никаких следов разрушения: в реальности самые великие силы общества исчезали по причине самопоглощения изнутри.

Если белая раса исчезнет, то это произойдет не благодаря атомной бомбе, а вследствие одной из уловок не эволюционировавшего бессознательного. Можно неожиданно рухнуть вследствие скрытого психического безумия, семена которого прорастают годами, а затем неожиданно вызывают тотальное исчезновение.

В истории Европы, несомненно, были сомнительные, достойные критики ситуации. Так, христианство ввергло одну нацию в конфликт с другой, заставляя воевать друг с другом народы, бывшие братьями во Христе. Обе войны, первая и вторая мировые, были войнами братоубийственными, в которых христиане сражались с христианами. Эти события не могут не вызвать острой критики в отношении идеологического осадка, именуемого "христианством' или "католицизмом".

Однако я верю в Европу, в тот гений, который может появиться в европейской среде. Присутствие Европы ощущается во всем мире: порожденные Европой идеи отличает определенный тип рациональности, появившийся в Италии благодаря Великому Риму и составляющий и по сей день основу лингвистических и юридических наук.

Наблюдения показывают, что и люди третьего мира, пытаясь поразить белого человека, пользуются рациональными средствами, открытыми западноевропейской философией.

В настоящее время язык будущего, которым будет пользоваться все человечество Земли, формируется, по-видимому, на территории Бразилии и СССР, крепкие корни психики населения которых по-прежнему произрастают из семян Рима (Москва называет себя "третьим Римом"). Мы на пороге более соответствующего нашему времени гуманизма.

Целый пласт европейской культуры до 1800 года находился в стадии духа и пока продолжает свое развитие. На мой взгляд, в Европе' рождается спасение мира, который путем ряда осторожных, взвешенных мер постепенно должен будет прийти к взаимопониманию и предоставить всем желающим возможность прогрессивного развития.

Определение социума как организмического следует применять и в случае индивидуальной психосоматики: болезнь, которую субъект выявляет в самом себе, всегда есть вопрос психологический, и если субъекту плохо, то это значит, что он сам создает болезнь там, где он ее ощущает.

Любое психоаналитическое, и особенно онтопсихологическое обследование показывает, что болезнь вызывается ошибочным, пусть даже и без злого умысла, образом действий.

Анализируя общество как систему, мы должны обладать знанием "социального организма". Вместо того, чтобы с легкостью обвинять во всем правительство, врачей, учителей, университет или молодежь, необходимо понять предпосылки проблемы. Например, откуда появляются врачи Ведь они — это мы: у прекрасных родителей рождается малыш, который впоследствии идет в школу к учителям, потом получает образование в университете, в том университете, который мы сами как законопослушный, народ и создали... Где-то среди них и наше "я", созданное не для того, чтобы заниматься политикой группировок, а для того, чтобы, не перепрыгивая через Указанную Бытием дорогу, осуществить реализацию того метафизического смысла, к которому Бытие призывает каждого человека.

После первого индивидуального тела вторым субстанциальным телом является система, то есть общество.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 21 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.