WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 | 18 |   ...   | 21 |

Мир в обществе достигается обычно политическими средствами, однако в его основе — восприятие, зрелость отдельного индивида. Если политик не обладает изначальной зрелостью души, мышления, личности, он не сможет быть министром, то есть функцией по отношению к хаотическим требованиям массы. Как бы он сам, являясь отправной точкой закона, организации, ни хотел апеллировать к народу, этого недостаточно, поскольку истинно не то, во что все верят, а то, что истинно. Истина всегда остается истиной, верят ли в нее все или никто, и в этом ее сила. Поэтому политик может отражать консенсус, но если он хочет быть проводником законов жизни, трансформировать действительность, совершенствуя ее, он должен обращаться к истокам трансцендентного в своей психике, к Ин-се, которое затем феноменизируется в бессознательном, влечениях, инстинктах и во всей иерархии ценностей, характеризующей индивидуума как личность. Именно там он черпает глубокое вдохновение, которое, будучи уникальным и законченным, представляется ему само собой разумеющимся. Тогда и возникает необходимость найти единственно возможный компромисс между очевидностью вдохновения зрелости и вопиющей проблематичностью историко-социального.

Речь идет не о детерминировании идеала, а об осуществлении прогрессивного опосредования. Из контрастов, из внешних противоречий он должен творчески сложить целое. Тем самым он индивидуализирует возрождение единого, вечно играющего в прятки со своими любимыми друзьями. В этой же творческой игре рождается как индивидуальное, так и коллективное «Я».

Народ хочет того, что уже было, и не хочет социализма в будущем, потому что всякий индивид норовит отказаться от ответственности быть строителем истории, со-участником совершенствования общества. Маленький гражданин склонен вечно оставаться инфантильным, вечным ребенком; он требует папу и маму, конфигурированных в государстве, в диктатуре, а потом, если мама и папа поступают плохо, требует права их убить. Такой гражданин-ребенок ни за что не хочет достичь такой степени зрелости, чтобы стать помощником Большого Отца.

С тем, чтобы спланировать перераспределение ответственности и дать гражданам понять, что их участие необходимо, если они хотят благосостояния, политик должен развивать политическую педагогику. Человек не добьется удовлетворения, если будет перекладывать на кого-то другого те задачи, которые жизнь испокон веков налагает на него в соответствии с его способностями.

Лучшей психотерапией для общества стал бы приход к власти плеяды политиков, обладающих онтической восприимчивостью и опытом. Это была бы великая история, в которой субъект наконец добивается зрелости и становится проводником трансцендентного смысла Бытия с помощью исторических и политических инструменталий. В таком случае не было бы профессии выше, чем профессия политика, который должен быть «дважды доктором», как «внутренних», так и «внешних» наук. Диплом «внутренних наук» означает способность разбираться в процессах собственного Ин-се (а Онтопсихология как раз учит методике, позволяющей быть безупречным, улавливать победную суть вещей). Диплом «внешних наук» подтверждает зрелость поведения в обществе, в том числе, в различных ситуациях, образующих общественно-политическую диалектику. На этом уровне, когда личность добилась зрелости как Ин-се, так и своего исторического «Я», она может умело использовать все имеющиеся в обществе законы или же постепенно, демократическим путем изменяет их. Так начинается управление миром.

Сегодня рождается великая психология. Участникам истории, не обладающим глубоким пониманием движений духа, психической деятельности, не стать незаменимыми помощниками ни для самих себя, ни для общества, ни тем более для бытия.

Я попытался обрисовать огромную важность психологии для любого демократического общественно-политического строя при любой исторической эпохе и незаменимость внимания к ней со стороны политиков там, где это возможно и настолько, насколько это возможно. Например, если бы я мог поработать с десятью — пятнадцатью действующими политиками любой партийной принадлежности, методически вводя их в курс определенных аспектов Онтопсихологии, то в кратчайший срок — лет за пять — наша страна достигла бы процветания, потому что им было бы известно расположение победных рычагов власти и они умели бы действовать соразмерно мощи жизни. Координирование этих двух интенциональностей, субъективной и природной, детерминировало бы победное рождение исторического человека. Это не точка зрения, не философия, это — практика.

Я уловил, как движется инстинкт жизни и как воспользоваться этим знанием, чтобы найти оптимальное поведение в любой миг времени. Прежде всего, мы представляем собой факты жизни и для того, чтобы вновь обрести ее, мы должны вернуться туда, где жизнь задумывает и затем создает силу, равную упорядочившему наше существование разуму.

Если Онтопсихология может дать человеку безупречность, то из нее затем рождается безупречная история. В таком случае, я еще раз хотел бы настоятельно рекомендовать: хватит психологии, основанной на поддержке иждивенчества, — от нее никуда не деться. Постараемся принести новую психологию людям, занятым в той сфере, где главной ценностью становится высшая ответственность, в сфере великих людей, политиков, судей — всех тех, кто управляет обществом, потому что только когда они овладеют этой великой психологией, это выльется в дополнительные блага для всех нас. И, что самое важное, мы снова увидим созидательную силу нового гуманизма.

В этом суть разговора. Мы должны начать социализировать различные составляющие психической деятельности, теперь уже достаточно индивидуализированные. Роль политика соответствует функции реальности, которой обладает "Я" в психическом поле индивида. Как "Я" представляет собой функцию, опосредующую реальность — внутреннюю или внешнюю, — действие которой детерминирует и конфигурирует исторический субъект, так же и политик опосредует социологическую реальность, и превосходство его разума может инициировать процесс действенного созидания в общественной сфере, умело управляемой им. В силу этой функции политик должен с точностью осознавать себя, сохраняя историческую расположенность к событию бытия, индивидуализируемому его собственным Ин-се в откровениях его априорного "Я".

Глава двенадцатая. Метаистория некоторых психических созвездий.

Что приводит в движение массы, народы, соединяет различные континенты, определяет быть или не быть цивилизациям Политические или экономические факторы Географическое положение Неравенство силовых точек, влекомых силой внутреннего закона друг к другу и образующих при объединении великие политические созвездия, способные существовать столетия или охватывать целые континенты Вспомним Римскую империю, Венецию, ассиро-вавилонскую цивилизацию, столь непохожие цивилизации Индии, Китая, Египта.

Мы сегодня живем в эпоху превосходства белой расы, которая, хотя и выглядит расколотой, терзаемой противоречиями, уже на протяжении нескольких тысячелетий остается привилегированной расой на этой планете. На нашей планете есть жизнь, поскольку так сложилось энергетическое равновесие высших по отношению к нашей солнечной системе стратосфер. Находясь в одних положениях, эти астрологические созвездия способны влиять на жизнь, находясь в других, — нет. Изменения в этих энергетических центрах межзвездной системы вызывают впоследствии изменения в их проекции, детерминируя великие законы жизни.

Оставляя эту тему открытой, я хотел бы рассмотреть только планету Земля, причем, глядя на нее как на маленькое тело или организм. При этом белая раса будет выступать мгновением ее логико-исторического «Я».

В каждом человеке существует посредник между внутренней и внешней реальностями, которого мы называем логико-сознательным «Я». Между тем, оно представляет лишь часть психической энергии. Существует также зона комплексов, ядра множества похороненных «Я», детерминированные психические структуры, которые латентно действуют на благо индивида в целом или во вред ему.

Психологическая реальность комплексов является очевидным фактом для любого серьезного исследователя человеческого поведения, хотя большинство людей не в состоянии ее увидеть. Здесь я хочу еще раз подчеркнуть то, с чем постоянно встречаюсь в своей практике: когда кто-нибудь говорит со мной, я часто замечаю, что его логико-сознательное «Я» говорит мне одно, а его организм утверждает другое. Я не могу ответить тому, кто расколот в самом себе, независимо от того, вызвано ли это добрыми намерениями или нет, поскольку как бы рационально, литературно и грамматически точно я ни выражал свою мысль, этот человек будет по-прежнему не понимать меня, так как интенционирован другой психической реальностью, им самим совершенно не осознаваемой.

В этом случае аутентикационная психотерапия, проводимая в соответствии с научной методикой, без мифологизации или проявлений инфантилизма, чрезвычайно важна, чтобы понять, является ли энергетическая квантовость пациента целостной и направляемой высшим логико-сознательным "Я" или же, напротив, пациент представляет не осознающий самого себя объект.

Семантические поля — это еще одна не видимая людьми реальность. Семантическое поле интерферирует преимущественно с зоной комплексов, оно непосредственно пересекается с ними и практически отсутствует в структуре логико-сознательного "Я". Таким образом, существуют негативные формы энергии, которые человек черпает и в самом себе и в своем окружении, выпрашивая затем справедливость, понимание, любовь и так далее. Психологическое иждивенчество всегда представляет собой инфантильное и бесполезное занятие.

Следовательно, мы обнаруживаем у индивида высшее исторически-логическое "Я", которое, однако, почти всегда обусловлено либо стратегией различных влечений, исходящих от присущих субъекту комплексов, либо семантическими полями, под воздействием которых находится субъект. Семантика другого человека никогда не имеет самостоятельной силы, сама по себе она всего лишь что-то новое и обретает силу тогда, когда индивидуализируется волей воспринимающего субъекта, вследствие чего он в конце концов становится непосредственным участником убивающей его семантики и объективируется.

Приведу один пример: сегодня мы все столкнулись с проблемой Африки. Однако мы сами и завезли себе эту проблему: один раз через работорговлю, другой — по причинам, связанным с трудоустройством. Вследствие однажды сделанного сознанием белых выбора, черные сегодня стремятся возобладать в обществе, привнося в историю другой, не предусмотренный белыми акцент.

Если как следует проанализировать все беспокоящие Европу и мир политические проблемы, то мы увидим, что они были обнаружены нами, белыми, возможно, еще в восемнадцатом веке и неуклюже интегрированы в сегодняшний день без рационального их преобразования. Мы взяли объект приступом, при этом те его особенности, которые мы считали второстепенными и мелкими, постепенно зреют и взрывают изнутри наши города.

Некогда по всей Европе был популярен определенный тип театра, определенный тип музыки. Сегодня музыка толкает к войне, наркомании, преступности. Подобная музыка – это патология, ибо прежде чем браться за ноты, надо сначала достичь некоего уровня гигиены, отталкиваясь от которого уже можно творить музыку, являющуюся искусством. Анализируя музыкальные культуры различных народов, я ловлю их скрытый язык: например, музыка «черных» – это всегда джунгли и грохот тамтамов, жаждущих насилия и мщения. В архаическом бессознательном этого народа скопилась горечь, жажда реконкисты. Но вызвано это не нами, белыми, триста или пятьсот лет тому назад; это – месть, хранимая тысячелетиями.

Представим, что некогда они доминировали на планете (как сейчас мы, белые) и из-за своей неспособности или в результате какой-то ошибки потеряли все. Эта рана осталась в их подсознании. Надо глубже вникнуть в психологию негра: я не очень-то верю в его любовь, потому что замечаю в нем приоритет потребности деструктивного, а не эволюционного реванша.

Говоря о расизме, мы не должны забывать старые добрые правила универсальной психологии: если кто-то подвергается сильным преследованиям, это означает, что в нем есть нечто, детерминирующее эти преследования. Такова концепция реактивного виктимизма: провоцировать несправедливость ради достижения права на господство.

В обычной психической деятельности субъект способен трансформировать последствия действия, не изменяя породивших его причин. Реализовать ненависть – вот что должна осуществить психика в данный миг и не имеет значения, где отзовется этот удар впоследствии. Именно так возникает опухоль: субъект не может уничтожить какую-то ситуацию или человека, в таком случае он уничтожает часть самого себя, своего организма.

Для психики (имманентной и трансцендентальной по отношению к деятельности нашего организма) безразлично, нанести ли удар в точке собственного тела или в другом месте. Сильнейшая, неконтролируемая фрустрация рециркулирует, с безразличием разрушая источник эманации.

Чувство ужаса, чувство звериного присуще ситуации негров. Я говорю об этом без враждебности. Я провел четыре года в колледже, где у меня были прекрасные друзья – негры. Вспоминаю один их танец с копьями и барабанами: меня поразили их глаза, воистину излучавшие намерение убить нас, белых, наблюдающих, как они танцуют, — а ведь все они были священнослужителями!

Психология вуду африканского происхождения представляет собой латентное ожидание реванша и естественно приводит к массовой концентрации комплексов, что характерно для Африки и особенно для Латинской Америки, находящейся, в сущности, во власти негритянской крови. Негритянская культура ищет свои корни за пределами афро-латинского синкретизма в Древнем Египте. Но Египет был совсем иным, он не был африканским. И египетская цивилизация присутствует сегодня, в наши дни не в пирамидах пустыни, а в человеческой психологии.

В этом великом теле, которое представляет собой человечество, помимо индивидуальных существуют и комплексы метаисторических созвездий, обладающие собственной тысячелетней автономией, которые могут в определенный момент дать толчок развитию какой-то ситуации или — в иной ситуации — укрыться, никак не проявляясь. В любом случае они всегда остаются невредимыми.

Мой опыт показывает, что имеются действующие по сей день цивилизации, о которых мы иногда что-то знаем, а иногда не знаем ничего. Это — системы психической активности, находящиеся в латентном состоянии применительно к известной нам истории; они не повреждены и могут появиться в любой момент, инструментализируя исторические обстоятельства для своего возвращения в качестве логико-исторического сознательного "Я".

Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 | 18 |   ...   | 21 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.