WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 21 |

Субъект должен всегда двигаться по определенным точкам, двигаться в соответствии с преамбулами, объяснениями и значениями, которые в нем отложились и осели ранее. Если индивид неспособен быть "Я", он никогда не сможет быть личностью в смысле автономности жизни и способности быть самим собой для самого себя, автономности самодвижения, являющейся элементом открытой, переменной ценности в константе природы. В самом деле, единственные точки диалектики, которые допускает природа вещей, это те, что заранее установлены самой жизнью. Быть человеком означает непременно обладать иной, по отношению к другим животным или растительным формам, типологией.

Продолжая анализ "системы – пары”, мы определяем себя как мужчину или женщину, признавая правильной некую проекцию культуры. В этом отношении партнеры систематизируют друг друга, и причем каждый одновременно "обосновывается" внутри этой дуальности. Диалектика системы включает в себя все: и манеру одеваться, вкусы, и манеру разговаривать, и манеру заниматься любовью и т.д. В сущности, завязывается некая игра, которая постоянно поддерживается и в которой — при таких предпосылках — та же ревность становится необходимой. Очевидно, что внутри системной пары убивается любая форма реальной любви. Действительно, природная интенциональность предусматривает любовь двух людей только в качестве возможности взаимного роста. Если, наоборот, пара состоит из блокирующих друг друга компонентов, она не соответствует параметрам природной интенциональности.

Обозначенные предпосылки лежат в основе следующих общепринятых принципов: можно думать только о партнере, позволять дотрагиваться до себя только партнеру. Все это образует почти фашистский абсолютизм (стремящийся к регуляции отношения пары), базой которого является чудовищное невежество, замешанное на инфантилизме, полагающее необходимым услужение себе партнера без каких бы то ни было заслуг, усилий, способностей или истины со своей стороны.

Этот подход сам по себе может и не быть вредным для субъекта, если в результате сковывания, связывания партнера не окажется закрытой — а это неизбежно — дорога к той истине, той благодати, воспринимаемой состоявшейся личностью. Такая личность никогда не полагается на другого только как на женщину или мужчину: она плавает в воде, пока вода омывает тело, но важно всегда плавание и никогда — вода. Во внутреннем мире любящего в согласии с жизнью несомненно одно: он — вне системы. Он не только вне системы по отношению к понятию семьи, пары, верности, ревности, обладания, но и вне рамок для своего внутреннего мира.

Действительно состоявшийся видит в другом человеке не объект, а то бесконечное измерение, в котором тот — лишь средство (причем временное) свершения бесконечного Бытия. Себя же он воспринимает как "Я", пропорциональное Бытию, ощущая, следовательно, себя и до рождения, и после смерти. Он исчерпывает все не рождающие соединения связи любого мыслимого эротизма, в котором другой никогда не является средством предметным; другой представляет всегда средство эгоистическое, внутренне присущее раскрытию личности. Когда развитие индивида обретает качество постоянного рождения, он познает оргазм бытия, в котором два равно одному, но такому одному, которое всегда есть "Я". Движение начинается от притворного партнерства и предпринимается для того, чтобы оказаться — воспользовавшись средствами другого — только одним. Пара может быть временным критическим осуществлением личности, но основное — не дать системе поймать себя в сети. Это непопадание в систему, неподчинение ей представляет собой процесс, совершаемый в одиночку, при котором нет необходимости спорить с другим. Оптимальная мера есть, но она непрерывно изменяется, как если бы маленькое индивидуальное "я" аннулировало себя с тем, чтобы дать свершение, воплощение Бытию.

Когда Бытие являет себя, оно делает это без паники: оно принимает форму "Я". "Я", начавшее свой путь маленьким человеком в силу определенного соединения, определенной связи, постоянно стремилось избежать всякой системной меры, всегда сохраняло свою душу свободной, соблюдая, однако, все правила — от правил хорошего воспитания до правил морального совершенствования — но ни разу, ни в самом, малом эпизоде, не позволившее связать себя и тем более не связавшее никого другого. Эта возможность дать Бытию тело, место, реальность, чтобы оно могло воплотиться как "Я есмь", составляет высшую природную интенциональность в рамках индивидуального значения константы "Н".

Но для того, чтобы этого достичь, необходимо устранить в себе систему. Ведь неизменность наших комплексов, как и верность идеологии, как и неизменность роли, занятий, профессии, искусства, характера в конечном счете представляет собой системный замкнутый контур. До тех пор, пока индивид не устранит систему из самого себя, он должен смириться с демократией, достигшей совершенства одномерности: один настолько одинаков с другим, что все вместе они образуют идеально ровный ряд: точь-в-точь как могильные плиты.

Если же индивид, напротив, добивается успеха, то он способен великолепно использовать любую систему, как если бы она представляла собой просто-напросто пишущую машинку. Он умеет использовать всех, никогда не идентифицируя себя ни с кем; он уважает всех, потому что знает, что они хороши как опекуны для большинства, которое не может иначе. Законы системы в руках человека зрелого и творческого подобны инструментам в руках опытного мастера.

В качестве примера достаточно вспомнить СССР, где на основе отличного использования все тех же сталинских законов один человек – Горбачев – проводит политику обновления, дающую импульс всей планете. Просто используя законы. Важен человек, настоящий человек, который, — умея использовать обычные законы совершенно иным образом и создавая таким образом отношения, отличные от тех, которые предполагала масса, — способен прочесть возможный и оптимальный смысл и дать начало рождению Духа.

Помещая такого политика в контекст всей мировой экономики, можно заметить, что внутри самого себя он находится за пределами системы, в которой другие, напротив, тормозят себя страхом и фиксированностью. Особым образом соединяя те же законы и аппарат, которые раньше угнетали общество, он дает импульс «перестройке», используя тот же «строительный материал» и ту же рабочую силу. Поэтому не новыми средствами, а новым применением старых средств он может добиться совершенно новой социальной цели. Сказанное выше означает, что систему можно использовать, но нельзя ожидать от нее истины: истина рождается всегда только человеком состоявшимся, тем, кто вышел за пределы системы.

В такой же степени существенным в рамках психологической реальности индивида является непрерывное исключение субъектом действия монитора отклонения2

13 из своего духовного мира. Это не менее важно, чем условие безукоризненного инструментализирования собственной природной интенциональности – для превращения в полноценного участника жизни. Для этого, в свою очередь, необходима аутентикационная психотерапия, обеспечивающая начальную автономию субъекта и позволяющая ему – не нападая или разрушая – все более релятивизировать различные системы, стимулируя центростремительное движение ценностей в своем внутреннем мире.

К счастью, задача самосозидания самих себя не зависит ни от системы, ни от других — это исключительно личная ответственность.

Глава девятая. Идеология и политика.

Прежде всего, я хотел бы уточнить исходное значение некоторых терминов, которые сегодня используются в другой, искаженной манере. Во времена Афин и Рима под термином "демократия"1

14 подразумевалось "правление всех", но каких "всех" В самом деле, надо помнить, что тогда большинство населения составляли рабы, которые автоматически исключались из гражданской и политической жизни. Следовательно, под "всеми" подразумевались все вожди, "patres familias"2

15, а не "все" в объективном, количественном смысле. Платон и Аристотель тоже, когда говорят о "человеке", не имеют в виду рабов. Можно спорить, справедливо это или нет, однако великие, которых мы прославляем, когда говорили о человеке, подразумевали определенный его тип, человека развитого, уже способного нести ответственность, способного править, нести ответственность за огромное благо, которым является "геs publica". Следовательно, раб не существовал ни юридически, ни экономически; он существовал фактически лишь как материал в распоряжении свободных граждан.

Народы, бросившие вызов столетиям — например, республиканский Рим или Венеция — всегда возглавлялись руководителями, опирающимися, в основном, на олигархию, то есть на тех немногих, кто был способен понимать. Таким образом, под "демократией" подразумевалось "народовластие способных", избранных благодаря величине их земельных владений или за воинские подвиги. Однако, справедливо и то, что, когда наступало время войны — а случалось такое весьма часто — вожди отправлялись сражаться, а " patres familias " должны были обеспечить вооружение и оплату иных расходов. Народ оставался работать на полях, не будучи обязанным нести воинскую службу. Дело было не в каком-то принципе, а в том, что призыв масс на войну означал бы поражение. Свою землю может защищать только тот, кто чувствует за нее ответственность. Термин "политика" происходит от слова полис. Под ним мы сегодня понимаем "город" вообще, но во времена древних греков полис был центром, в котором жили те немногие, кто располагал богатством и властью. Он был ядром, внутри которого располагались храмы, органы правосудия и все самые важные здания, образовывавшие сердцевину политического, религиозного, экономического, юридического и военного пространства города.

Вокруг полиса развивались окраины, населенные народом. Расположение полиса в самой высокой части города повторяло строение человеческого организма, в котором мозг, голова находятся сверху. Мозг кажется самой слабой частью тела, у него нет мускулов, но он, несмотря на свои малые размеры и неподвижность, управляет движением всего нашего организма, и все тело служит ему опорой и защитой. Так же и полис, в соответствии с биологически-органической проекцией, располагался наверху, таким образом, чтобы его можно было должным образом защитить, поскольку потеря полиса означала потерю всего.

От "полиса" происходит "политика" — что предполагает, по-видимому, искусство размышления и способность к аналитическому исследованию, способность осуществлять функцию власти на пользу всем. "Политика" есть формальное основание для осуществления общего руководства общественным делом. Она различается по областям применения и способам воздействия на ту или иную часть общественного дела: политика финансовая, военная, экологическая, международная и т. д.

Над полисом располагалось измерение священного, властвующее над духовным, в котором на первом плане находится логика трансцендентного и уже не имеет значения логика "политического", обслуживающая лишь групповые интересы.

Что же такое священнослужитель Священнослужитель3

16 — это тот, кому дарована и вверена сакральность. Священное — это пространство, в котором реализуется связь с Абсолютом или метафизическим, и, следовательно, оно является глубинной сферой Ин-се в плоскости Бытия.

Еще выше категория "Понтифик"4

17 — человек, умеющий соединить метафизическое и историческое, стать своего рода "мостом” между священным и мирским. В итальянском языке термин "мирское" (ргofano — Пер.) происходит от "ψμουωφ-ζσρπ" (то, что появляется впереди, что появляется раньше, причем имеется в виду не в смысле его ценности, — поскольку в ряду ценностей, если двигаться от внешнего, от феноменологии, оно стоит "последним"). Это то, что первым является чувствам, но что далее всего отстоит от созидающего начала.

Принцип сопоставления с человеческим организмом повсеместно применялся в древнегреческой и древнеримской архитектуре, творения которой всегда полностью гармонировали с природой. Сегодня человек потерял этот контакт, видны только бетонные "коробки" — конструкции, не только противостоящие природе, но и представляющие серьезную опасность для всей земной экологии. Я говорю как философ, хотя как человек я могу восхищаться типовыми строениями, характерными для городов Бразилия, Ленинграда, Нью-Йорка. Все должны быть одинаковы — вот принцип цивилизации безликости и однородности.

Фактически, современная цивилизация во всем навязывает однородность, тогда как природа постоянно стремится к дифференциации. Следовательно, политическая система, навязывающая единообразие, находится в безусловной оппозиции к интенциональности природы. Все это — следствие ошибки, которая до такой степени потрясла человека полиса, что он исчез, а место мозга заняла толпа профанов. В обществе такого рода опасность подстерегает, прежде всего, вождя и гения — в силу их стремления к немедленной дифференциации. Однако чтобы реализовать потенциал, полученный при рождении, им необходимо соответствующее обучение, соответствующее образование. Если они не находят подходящей среды, их первичный потенциал разлагается и аннигилируется.

И вождь, и гений представляют опасность для системы потому, что их разум способен увидеть ее внутренний механизм и взорвать его как не свойственный функции природы. Вождь, в частности, это вовсе не человек, живущий исключительно для самого себя, совсем наоборот: о себе он думает в последнюю очередь — не потому, что он такой хороший, а потому, что, будучи человеком умным, ощущает потребности природы применительно ко всем людям. Оставленный один, он мог бы жить простой жизнью — как рыбак, кузнец, или плотник, — но как только он оказывается в центре проблем, общественной диалектики, он неизбежно чувствует себя призванным, вынужденным взять на себя этот груз. Словно сама природа побуждает его наиболее эффективно распорядиться своей жизненной силой. На первый взгляд, его образ действий может показаться диктаторским, тогда как в реальности он стремится к полному, упорядочению всего для достижения успеха.

"Порядок" ("оrdine" (ит.) — Пер.) — от латинского "оrdо" и греческого "ιμεον" — означает "продуманную структуру", "форму действия", материю, приведенную в соответствие с бытием разума.

Следовательно, интенциональность делается правилом, мерой, постоянной структурой исторического или соматического становления. Это "распространяемое" возникновение ведет к бесконечной пользе, следовательно, ведет к постоянному порождению жизни, непрерывному ее воспроизводству.

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 21 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.