WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 22 | 23 || 25 | 26 |   ...   | 27 |

Однажды вечеромчайки, которые не улетели в ночной полет, стояли

все вместе на песке, они думали.Джонатан собрался с духом и подошел к

Старейшему - чайке, которая, как говорили,собиралась скоро расстаться с

этим миром.

- Чианг... -начал он, немного волнуясь.

Старая чайкаласково взглянула на него:

- Что, сынмой

С годамиСтарейший не только не ослабел, а, наоборот, сталеще

сильнее, он леталбыстрее всех чаек в Стае и владел в совершенстве

такими приемами, которые остальные ещетолько осваивали.

- Чианг, этотмир... это вовсе не небеса

При свете луныбыло видно, что Старейший улыбнулся.

- Джонатан, тыснова учишься.

- Да. А что насждет впереди Куда мы идем Разве нет такого места

- небеса

- Нет,Джонатан, такого места нет. Небеса - это не местои не

время. Небеса -это достижение совершенства. - Он помолчал. -Ты,

кажется, летаешь очень быстро

- Я... я оченьлюблю скорость, - сказал Джонатан. Он был поражен -

и горд! - тем, что Старейший заметиего.

- Тыприблизишься к небесам, Джонатан, когдаприблизишься к

совершенной скорости.Это не значит, что ты должен пролететь тысячу

миль в час, илимиллион, или научиться летать со скоростью света.

Потому что любая цифра - этопредел, а совершенство не знает предела.

Достигнуть совершенной скорости, сын мой,- это значит оказаться там.

Не прибавив нислова, Чианг исчез и тут же появился у кромки воды,

в пятидесяти футах от прежнегоместа. Потом он снова исчез и тысячную

долю секунды уже стоял рядом сДжонатаном.

- Это простошутка, - сказал он.

Джонатан немог прийти в себя от изумления. Он забыл, чтохотел

расспросить Чианга про небеса.

- Как это тебеудается Что ты чувствуешь, когда так летишь Какое

расстояние ты можешь пролететь

-Пролететь можно любое расстояние в любое время, стоиттолько

захотеть, - сказал Старейший. - Я побывалвсюду и везде, куда проникала

моя мысль. - Он смотрелна морскую гладь. - Странно: чайки, которые

отвергают совершенство во имяпутешествий, не улетают никуда; где им,

копушам! А те, ктоотказывается от путешествий во имя совершенства,

летают по всей вселенной, какметеоры. Запомни, Джонатан, небеса - это

не какое-то определенное место место иливремя, потому что ни место, ни

время не имеют значения. Небеса -это...

- Ты можешьнаучить меня так летать

Джонатандрожал, предвкушая радость ещеодной победы над

неведомым.

- Конечно, еслиты хочешь научиться.

- Хочу. Когда мыначнем

- Можно начатьсейчас, если ты не возражаешь.

- Я хочунаучиться летать, как ты, - проговорил Джонатан, и вего

глазах появился странный огонек. - Скажи,что я должен делать.

Чианг говорилмедленно, зорко вглядываясь в своего молодого друга.

- Чтобылетать с быстротой мысли или, говоря иначе, летатькуда

хочешь, - начал он, - нужно прежде всегопонять, что ты уже прилетел...

Сутьдела, по словам Чианга, заключалась в том,что Джонатан

должен отказаться от представления, что онузник своего тела с размахом

крыльев всорок два дюйма иограниченным набором заранее

запрограммированныхвозможностей. Суть в том, чтобыпонять: его

истинное "я", совершенное, какненаписанное число, живет одновременно в

любой точке пространства в любой моментвремени.

Джонатантренировался упорно, ожесточенно, день за днем, с восхода

солнца до полуночи.И несмотря на все усилия, ни наперышко не

сдвинулся с места.

- Забудь овере! - твердил Чианг. - Разве тебе нужна былавера,

чтобы научится летать Тебе нужнобыло понять, что такое полет. Сейчас

ты должен сделать то же самое. Попробуйеще раз...

Апотом однажды, когда Джонатан стоял наберегу с закрытыми

глазами и старалсясосредоточиться, он вдруг понял, о чемговорил

Чианг. "Конечно, Чианг прав!Я сотворен совершенным, мои возможности

безграничны, я - Чайка!" Он почувствовалмогучий прилив радости.

- Хорошо! -сказал Чианг, и в его голосе прозвучало торжество.

Джонатаноткрыл глаза. Они были одни - они Старейший на

совершенно незнакомом морскомберегу: деревья подступали к самой воде,

над головой висели два желтых близнеца -два солнца.

-Наконец-то ты понял, - сказал Чианг,- но тебе нужно еще

поработать над управлением...

Джонатан не могприйти в себя от изумления:

- Гдемы

Необычныйпейзаж не произвел на Старейшего никакоговпечатления,

как и вопрос Джонатана.

- Очевидно, накакой-то планете с зеленым небом и двойной звездой

вместо солнца.

Джонатан испустилрадостный клич - первый звук с тех пор, как он

покинул Землю.

-ПОЛУЧАЕТСЯ!

-Разумеется, Джон, разумеется, получается, -сказал Чианг. -

Когда знаешь, что делаешь, всегдаполучается. А теперь об управлении...

Онивернулись уже в темноте. Чайки не могли отвестивзгляда от

Джонатана, в ихзолотистых глазах застыл ужас: они видели, какего

вдруг не стало на томместе, где он провел столько времени в полной

неподвижности.

Но Джонатаннедолго принимал их поздравления.

- Я здесьновичок! Я только начинаю! Это мне надо учиться у вас!

- Как странно,Джон, - сказал Салливан, стоявший рядом с ним. - За

десять тысяч лет я не встретил ниодной чайки, которая училась с таким

же бесстрашием, как ты.

Стая молчала.Джонатан в смущении переступал с лапы на лапу.

- Если хочешь, мыможем начать работать над временем, - заговорил

Чианг, - и ты научишьсялетать в прошлое и будущее. Тогда ты будешь

подготовлен к тому,чтобы приступить к самому трудному,самому

дерзновенному, самому интересному.Ты будешь подготовлен к тому, чтобы

лететь ввысь, и поймешь, что такое добротаи любовь.

Прошел месяц илиоколо месяца, Джонатан делал невероятные успехи.

Он всегда быстро продвигался впереддаже с помощью обычных тренировок,

но сейчас, под руководствомсамого Старейшего, он воспринимал новое,

как обтекаемая, покрытая перьямивычислительная машина.

А потомнастал день, когда Чианг исчез. Он спокойно беседовалс

чайками и убеждал их постоянноучиться, и тренироваться, и стремиться

как можно глубже понять всеобъемлющуюневидимую основу вечной жизни. Он

говорил, а его перьястановились все ярче и ярче и, наконец, засияли

так ослепительно, что ни одна чайка немогла смотреть на него.

-Джонатан, - сказал он, и это былиего последние слова, -

постарайся постигнуть, что такоелюбовь.

Когда к чайкамвернулось зрение, Чианга с ними уже не было.

Дни шли заднями, и Джонатан заметил, что он все чаще думаето

Земле, которую покинул. Знай он тамодну десятую, одну сотую того, что

узнал здесь, насколько полнее былабы его жизнь! Он стоял на песке и

думал: что' если там, на Земле, естьчайка, которая пытается вырваться

из оков своего естества, пытаетсяпонять, что могут дать крылья, кроме

возможности долететь до рыболовногосудна и схватить корку хлеба. Быть

может, она дажерешилась сказать об этом во всеуслышание, истая

приговорила ее кИзгнанию. И чем больше Джонатанупражнялся в

проявлении доброты, тем больше он трудилсянад познанием природы любви,

тем сильнее ему хотелосьвернуться на Землю. Потому что, несмотря на

свое одинокое прошлое,Джонатан был прирожденным наставником, и его

любовь проявляласьпрежде всего в стремлении поделиться добытойим

правдой с каждой чайкой,которая ждала только благоприятного случая,

чтобы тоже ринуться на поискиправды.

Салливан,который за это время вполне овладелполетами со

скоростью мысли и уже помогал другим, неодобрял замыслов Джонатана.

- Джон,тебя некогда приговорили к Изгнанию. Почему тыдумаешь,

что те же чайкизахотят слушать тебя сейчас Ты знаешь поговорку и

знаешь, что она справедлива:чем выше летает чайка, тем дальше она

видит. Чайки, откоторых ты улетел, стоят на земле, они кричат и

дерутся друг сдругом. Они живут за тысячу миль отнебес, а ты

говоришь, что хочешь показать им небеса -оттуда, с земли! Да ведь они,

Джон, не могут разглядетьконцов своих собственных крыльев. Оставайся

здесь. Помогай здесь новым чайкам,помогай тем, кто взлетел достаточно

высоко, чтобы увидеть то, о чем тыхочешь им рассказать. - Он немного

помолчал идобавил: - Что, если бы Чианг вернулся всвой старый

мир Где бы ты сам находилсясегодня

Последнийдовод был самым убедительным: конечно, Салливанправ.

Чем выше летает чайка, тем дальше онавидит.

Джонатаностался и занимался с новыми птицами, которыеприлетали

на небеса; они все были оченьспособными и быстро усваивали то, что им

объясняли. Но кнему вернулось прежнее беспокойство, онне мог

избавиться от мысли,что на Земле, наверное, живут одна-две чайки,

которые тоже моглибы учиться. Насколько больше знал бы он сейчас,

появись Чианг рядом с ним в те дни, когдаон был Изгнанником!

- Салли, я долженвернуться, - сказал он в конце концов. - У тебя

прекрасные ученики. Они помогут тебесправиться с новичками.

Салливанвздохнул, но не стал возражать.

- Боюсь,Джонатан, что я буду скучать по тебе. - Вот и все, что он

сказал.

- Салли,как тебе не стыдно! - с упреком воскликнул Джонатан.-

Разве можно говорить такие глупости!Чем мы с тобой занимаемся изо дня

в день Если наша дружба зависит от такихусловностей, как пространство

и время, значит, мы сами разрушим нашебратство в тот миг, когда сумеем

преодолеть пространствои время! Но, преодолеваяпространство,

единственное, что мы покидаем,- это Здесь. А преодолевая время, мы

покидаем только Сейчас. Неужели тыдумаешь, что мы не сможем повидаться

один-два раза в промежутке между тем, чтоназывается Здесь и Сейчас

Салливан невольнорассмеялся.

- Ты совсемпомешался, - сказал он ласково. - Если кто-нибудьв

силах показать хотьодной живой душе на земле, как охватить глазом

тысячу миль, это наверняка ДжонатанЛивингстон. - Он смотрел на песок.

- До свидания, Джон, до свидания,друг.

- До свидания,Салли. Мы еще встретимся.

Произнесяэти слова, Джонатан тут же увидел внутреннимвзором

огромные стаи чаек на берегахдругого времени и с привычной легкостью

ощутил: нет, он неперья и кости, он - совершенное воплощение идеи

свободы и полета, его возможностибезграничны.

Флетчер Линд былеще очень молодой чайкой, но он уже знал, что не

было на светептицы, которой пришлось бы терпеть такоежестокое

обращение Стаи и стольконесправедливостей!

"Мне все равно,что они говорят, - думал он, направляясь к Дальним

Скалам; он кипел от негодования,его взгляд помутился. - Летать - это

вовсе не значит махать крыльями,чтобы перемещаться с места на место.

Это умеет даже... дажекомар. Какая-то одна бочка вокругСтарейшей

Чайки, просто так, в шутку, и я- Изгнанник! Что они, слепы Неужели

они не видят Неужели они не понимают, какмы прославимся, если в самом

деле научимся летать

Мне всеравно, что они обо мне думают. Я покажу им, чтозначит

летать. Пусть я буду одинокимИзгнанником, если им так хочется. Но они

пожалеют об этом, еще какпожалеют..."

Голоспроник в его голову, и хотя это был оченьтихий голос,

Флетчер так испугался, что вздрогнул изастыл в воздухе:

- Несердись на них, Флетчер! Изгнав тебя, они причиниливред

только самим себе, и когда-нибудьони узнают, когда-нибудь они увидят

то, что видишь ты. Прости их и помоги импонять.

На расстояниидюйма от конца его правого крыла летела ослепительно

белая, самая белая чайка на свете,она скользила рядом с Флетчером без

малейших усилий, не шевеля ниперышком, хотя Флетчер летел почти на

предельной скорости.

На мгновенье умолодого Флетчера все смешалось в голове.

"Что со мнойпроисходит Я сошел с ума Я умер Что это значит"

Негромкийспокойный голос вторгался в его мысли и требовал ответа.

- Чайка ФлетчерЛинд, ты хочешь летать

- ДА. Я ХОЧУЛЕТАТЬ!

- ЧайкаФлетчер Линд, так ли сильно ты хочешь летать, чтоготов

простить Стаю и учиться и однаждывернуться к ним и постараться помочь

им узнать то, что знаешь сам

Такомуискусному, такому ослепительному существунельзя было

солгать, какой бы гордой птицейне был Флетчер, как бы сильно его не

оскорбили.

- Да, сказал онедва слышно.

- Тогда,Флетч, - обратилось к нему сияющее создание сласковым

голосом, - давай начнем с ГоризонтальногоПолета...

Часть третья

Джонатанмедленно кружил над Дальними Скалами, он наблюдал.Этот

неотесанный молодойФлетчер оказался почти идеальным учеником.В

воздухе он былсильным, ловким и подвижным, но главное - онгорел

желанием научится летать.

Только что онмелькнул рядом - с оглушительным шумом взъерошенный

серый комок вынырнул из пике ипронесся мимо учителя со скоростью сто

пятьдесят миль в час.Внезапный рывок, и вот он уже выполняет другое

упражнение -шестнадцативитковую вертикальную замедленную бочку -и

считает витки вслух:

-...восемь... девять... десять... ой, Джонатан,я выхожу за

пределы скорости...одиннадцать... я хочу останавливаться также

красиво и точно, как и ты... двенадцать...черт побери, я никак не могу

сделать... тринадцать...эти последние три витка... без... четырн...

а-а-а-а!

Очереднаянеудача - Флетчер "сел на хвост" - вызвалаособенно

бурный взрыв гневаи ярости. Флетчер опрокинулся на спину, иего

безжалостно закрутило изавертело в обратном штопоре, а когда он,

наконец, выровнялся, жадно хватаяртом воздух, оказалось, что он летит

на сто футов ниже своегонаставника.

- Джонатан,ты попусту тратишь время! Я тупица! Я болван! Язря

стараюсь, у меня все равно ничего неполучится!

Джонатан взглянулвниз и кивнул.

- Конечно, неполучится, пока ты будешь останавливаться так резко.

В самом начале ты потерял сорок мильв час! Нужно делать то же самое,

только плавно! Уверенно, но плавно,понимаешь, Флетчер

Джонатан снизилсяи подлетел к молодой чайке.

-Попробуем еще раз вместе, крыло к крылу. Обративнимание на

Pages:     | 1 |   ...   | 22 | 23 || 25 | 26 |   ...   | 27 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.