WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 |

Андреев В. Г.

Смертельный удар по природе и человеку.

Некоторые особенности современного этапа военно-технической революции.

Андреев В.Г., "Смертельный удар по природе и человеку", Независимое военное обозрение No.18 от 24 мая 1997 г., стр. 6.

Диалектика военно-технической революции обусловила появление в конце ХХ века высокоэффективных вооружения и военной техники, использование которых позволяет решать на новом качественном уровне практически любые боевые задачи. Вместе с тем, постоянный рост боевых возможностей и совершенствование эксплуатационно-технических характеристик вооружения и военной техники (ВВТ), разработка специальных систем вооружения явились причиной существенного возрастания мощности «техногенного пресса», особенно в военное время. В этом случае, даже при ограниченном применении различных видов ВВТ в локальных вооруженных конфликтах, может быть достигнуто необратимое на обширных площадях разрушение среды обитания человека, и, прежде всего, его важнейшей и наиболее трудно восстанавливаемой составной части - природной среды.

Коренной прорыв в развитии науки и производительных сил на рубеже ХIХ - ХХ веков положил начало военно-технической революции (ВТР), определившей глубокие качественные изменения средств (и, как следствие, способов ведения и форм организации) вооруженной борьбы. Это был обусловленный закономерностями развития НТР процесс, сутью которого стало резкое повышение масштабов и эффективности поражающего действия создаваемых ВВТ.

Первый этап ВТР заключался в переходе от оружия группового поражения (огнестрельного оружия) к оружию массового поражения, действие которого было основано на совершенно иных принципах. Создание оружия массового поражения (ОМП) стало возможным благодаря активному внедрению в военное дело результатов НТР и особенно достижений ядерной физики, электроники, органической химии, микробиологии и т.д. Первым появилось химическое оружие, которому в мировой истории войн было суждено стать предвестником самых современных видов и типов оружия массового поражения. При этом в качестве первого боевого отравляющего вещества был использован тривиальный продукт химической промышленности - хлор.

Начало этому этапу было положено 22 апреля 1915 года в ходе первой Мировой войны. Первая же газобаллонная атака немцев против французских войск на участке западного фронта в районе реки Ипр произвела ошеломляющие военный и психологический эффекты. Хотя захваченный французами пленный (его позднее назвали «предателем Ипра») предупредил о готовящейся химической атаке, французы оказались беззащитными перед токсичным газом. За несколько минут из строя было выведено около 15 тыс. человек, из которых более 5 тыс. погибло1. Применение химического оружия вызвало панику среди французских солдат. В позиции их войск на семикилометровом фронте образовалась брешь, открывшая дорогу к Ла-Маншу. Однако немцы, не ожидавшие такого успеха, даже не сумели воспользоваться достигнутым преимуществом.

Хотя разработанные в последствии боевые системы этого класса оружия по масштабу и эффективности на много порядков превзошли первые военно-химические средства, тем не менее, важно подчеркнуть: главный целевой объект, для поражения которого создавались и против которого непосредственно было направлено действие и оружия группового поражения, и ОМП остался тот же - человек, группы или массы людей. Разумеется, что при этом побочно могли подвергаться разрушению и созданный человеческим трудом материально-технический потенциал (техносфера), и природная среда.

К середине столетия, когда после окончания второй Мировой войны окончательно становится очевидной неизбежность формирования в мире биполярной общественно-политической системы, промышленно развитые страны резко увеличивают финансирование НИОКР, прежде всего военно-прикладного характера. Познание глубинных законов природы и живой материи, создание современных высокоинтеллектуальных технологий, новых синтетических материалов и компьютеров, разработка на их основе программно-аппаратных средств становятся приоритетными направлениями НТР и ее наиболее динамично развивающегося компонента - ВТР. К тому же немалая часть исследований все чаще переносится в специализированные военно-научные центры, что приводит к увеличению скорости внедрения последних достижений НТР в военную практику. Эти факторы обусловили начало нового, второго этапа ВТР.

Характерной особенностью второго этапа ВТР, наиболее интенсивно протекающего в последнее десятилетие, явилось создание нетрадиционных систем вооружения (с одновременным совершенствованием обычных видов ВВТ и ОМП), масштаб и эффективность действия которых позволяет сделать вывод о появлении нового класса оружия - оружия глобального поражения (ОГП).

Принципиальным отличием нетрадиционных систем вооружения (видов ВВТ) от ранее созданных является их специфичность: они создаются не для поражения человека, а для избирательного воздействия на конкретные сегменты среды его обитания. На человека они влияют самым существенным образом, но опосредованно, путем деформации данной среды. Если условно среду обитания человека (СОЧ) разделить на три сегмента: биосферу, техносферу и инфосферу (т.е. среду, в которой создается, обрабатывается, распространяется и хранится информация в широком смысле этого слова), то столь же условно виды вооружений, создаваемые для воздействия на эти сегменты в военных целях, можно определить как экологическое, нелетальное (разрушающее техносферу, но не поражающее человека) и информационное оружие.

Необходимо отметить, что главным классификационным признаком создаваемых на этом этапе новых видов ВВТ является их целевое назначение (сфера воздействия), а не механизм воздействия на объект (как на первом этапе). Вследствие этого, боевые возможности этих видов оружия ограничиваются пределами распространения той или иной сферы (сегмента СОЧ), а не конкретным механизмом их действия или источником энергии. Разумеется, что развитие в рамках второго этапа нетрадиционных видов и входящих в их состав типов ВВТ проходит неравномерно и асимметрично, поскольку этот процесс определяется сложностью структур качественно различающихся сегментов СОЧ. В то же время, уже можно обозначить тенденции развития, основные параметры и потенциальные возможности каждого из этих видов вооружения.

Появление нового класса оружия носит объективный и вполне закономерный характер. Известно, что главная стратегическая цель современной войны состоит в достижении контроля, захвате и (или) уничтожении людских, материально-технических, информационных и (или) природно-сырьевых ресурсов противника (в состав последних входит также территория). Более того, как отмечал бывший начальник Генерального штаба ВС РФ генерал армии В. Самсонов, «в современных войнах все более рельефно проявляется такая черта, как борьба за право безраздельно господствовать над ресурсами страны, региона, континента, планеты»2. Такая борьба неизбежно активизирует разработку и совершенствование средств, способных обеспечить победу (в т.ч. при их использовании только как фактора угрозы) в локальных, региональных или глобальных конфликтах. Наличие специфичных видов вооружения позволяет гибче и эффективнее варьировать выбор целевого объекта (техносфера, инфосфера, природная среда), боевые средства и способы их применения, а также степень поражения объекта (контроль, захват, уничтожение) в конфликтах практически любого масштаба. Комплексное применение этих видов оружия с целью системного воздействия на СОЧ позволит в перспективе обеспечить глобальный характер поражения данной среды в вооруженных конфликтах ХХI века. Естественно, что с появлением ОГП изменятся также формы организации вооруженных сил и способы ведения вооруженной борьбы.

Следует признать, что наиболее опасным видом ОГП является экологическое оружие, поскольку оно воздействует на базовый сегмент среды обитания человека - биосферу, ресурсы которой жизненно необходимы, весьма ограничены и практически невозобновляемы. Как показывает военная практика прошедших десятилетий, даже обычные виды ВВТ способны нанести природе огромный ущерб. Вместе с тем, в последнее время в некоторых зарубежных странах стали активно разрабатываться военно-технические средства, специально предназначенные для поражения природной среды.

Символической датой рождения экологического оружия можно считать 30 ноября 1961 года, когда президентом США Дж. Кеннеди было принято решение о широкомасштабном применении боевых фитотоксических рецептур и других средств поражения природной среды в ходе начинавшихся военных действий в Индокитае. Хотя попытки применения фитотоксикантов были предприняты еще в начале 50-х годов в войнах в Малайе и Корее, именно использование во второй Индокитайской войне в рамках специально разработанной операции «Ranch Hand» штатных боевых средств, направленных на поражение природной среды, дает основания говорить о появлении принципиально нового вида вооружения - экологического оружия. Объектами поражения операции «Ranch Hand» были выбраны не вооруженные силы и военные базы противника, а основные растительные экосистемы Индокитая. Целью операции являлось уничтожение природно-ресурсного потенциала полуострова, что достигалось с помощью применения обычных и специально разработанных (новейших в то время) видов ВВТ.

Показательно, что подобно простейшим (по химической структуре) отравляющим веществам, сыгравшим на первом этапе ВТР своеобразную роль «катализатора процесса», большинство из использованных в операции «Ranch Hand» средств - боевые фитотоксические рецептуры, инсектициды, засевающие агенты, напалм и т.д., также являлись достаточно дешевыми и доступными химическими препаратами (или их смесями). Однако они предназначались уже исключительно для поражения природной среды, т.е., по сути, использовались в качестве определенных типов экологического оружия.

Необходимо подчеркнуть, что термин «экологическое оружие» (ЭО) обозначает оружие, создающееся специально для поражения природы. Именно целевое назначение и характер воздействия на целевой объект отличают его от других видов вооружения. Экологическое оружие создается с целью непосредственного воздействия на компоненты окружающей природной среды, либо для их уничтожения (например, боевые фитотоксические рецептуры, поражающие растительные экосистемы), либо для нарушения механизма их взаимодействия с другими компонентами природной среды (например, специальные эмульсии, нарушающие при их попадании на поверхность почвы механизм инфильтрации). На человека такое оружие воздействует, как правило, опосредованно, через разрушение природной среды. Обычные же виды ВВТ или ОМП предназначены в первую очередь для уничтожения человека и техносферы. Природная среда при их применении поражается как побочная цель (например, при применении ядерного оружия), либо служит средой распространения факторов поражения (например, заражение приземного слоя атмосферы при применении химического оружия). В случае преднамеренного использования обычных видов ВВТ (или ОМП) для поражения различных компонентов природной среды или потенциально экологически опасных объектов, они (ВВТ) лишь выполняют функции экологического оружия, не являясь таковыми по существу.

Анализ зарубежной литературы позволяет предположить возможные направления создания различных типов ЭО, имеющих разные источники энергии и механизмы воздействия на природную среду, но общую цель применения - нарушение экологического равновесия. К числу таких направлений можно отнести разработку методов:

- генерирования стихийных бедствий (землетрясений, ураганов, наводнений, тайфунов и т.д.);

- инициирования природных явлений (вулканической деятельности, схода снежных лавин, ливней);

- локального изменения климата (например, путем образования озоновых дыр);

- модификации погодных условий;

- уничтожение источников (и даже запасов) природных ресурсов;

- создание новых средств поражения флоры и фауны и т.д.

Особую ценность могут приобрести такие общие свойства различных типов ЭО как возможность дистанционного, внезапного и скрытного действия, трудность индикации средств воздействия и защиты от них и др. В тоже время обычные виды ВВТ или ОМП могут быть использованы для генерирования техногенных экологических катастроф путем разрушения потенциально экологически опасных объектов (АЭС, ГЭС, топливно-энергетические объекты, химические и нефтеперегонные заводы и т.д.). Возможны и более экзотические варианты применения этих средств, например, использование ядерных зарядов для изменения траектории проходящих вблизи Земли астероидов и комет с целью поражения определенных участков ее территории. Однако, зачастую даже самые простые способы воздействия на природу, использованные в вооруженном конфликте, способны оказать весьма негативное влияние на положение одной из противоборствующих сторон. Так, поджог нефтяных скважин, осуществленный в 1991 году иракскими войсками в ходе войны в Персидском заливе, помимо огромного экологического ущерба привел к подрыву до этого процветавшей экономики Кувейта.

В целом, по мнению иностранных военных экспертов, обладание ЭО сделает в ХХI веке этот вид ОГП мощным фактором геополитической угрозы и позволит в условиях резко возросшего ресурсопотребления потенциально (т.е. без совершения прямых насильственных действий) и достаточно уверенно контролировать ключевые и наиболее богатые источники природных ресурсов, а также управлять биосферными процессами на огромных территориях. Вследствие этого изменится характер будущих конфликтов. Опыт локальных войн в Индокитае, Афганистане, Сомали и Чечне продемонстрировал низкую эффективность, и даже бесперспективность боевых действий для сторон, имевших подавляющее военно-экономическое превосходство. Поэтому в ХХI веке предпочтение будет отдаваться дистанционным и бесконтактным методам противоборства, способным локально (в потенции - глобально) деформировать СОЧ.

Pages:     || 2 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.