WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 ||

Очевидно, что как бы динамично не протекал политический процесс, в результате которого образуется иная геополитическая конфигурация, данная конфигурация (если рассматривать её как взаимное, учитывающее географические, политические, экономические и военные факторы, положение государств в мировом сообществе) складывается поэтапно, в соответствии с геополитическими статусами этих государств. Тогда геополитический статус государства должен определяться величиной такого интегрального показателя, который наиболее полно и всесторонне характеризует мощь государства, его возможности в решении возникающих в той или иной сфере межгосударственных отношений проблем. С нашей точки зрения, в качестве такого показателя удобно использовать геополитический потенциал государства, который можно представить как совокупность его геополитических атрибутов (вернее, соответствующих им потенциалов), позволяющую этому государству реально или потенциально воздействовать на геополитическую конфигурацию в каком-либо географическом масштабе. Под геополитическими атрибутами государства подразумеваются его неотъемлемые и наиболее существенные (ключевые) признаки (такие как географические, политические, социально-экономические и военные), которые составляют основу существования любого государства (см. схему 1).

Следует подчеркнуть, что роль геополитических атрибутов различна. Базовыми (первичными) и наиболее устойчивыми являются географические атрибуты, присущие государству с момента его образования — географическое положение, размеры территории, климат, наличие природных ресурсов и т.д. Изменение этих атрибутов путём территориальных потерь (или приобретений) во всём мире и во все времена признавалось и признаётся самым серьёзным, поэтому, как правило, только война или другие насильственные политические действия способны изменить эти атрибуты. Более динамичными, вторичными являются политические, социально-экономические и военные атрибуты государства. Показатели этих атрибутов в большей степени зависят от внутренних и внешних политических условий существования государства. Эти условия, в свою очередь, формируются в результате проводимой государством внутренней и внешней политики, зависящей от политической воли руководства страны3, его способности реализовать ту или иную геополитическую стратегию, в основе которой лежат национальные интересы государства. Последние, подразделяющиеся на интересы внутригосударственные и геополитические, объективно находятся под сильным влиянием географических атрибутов, изначально обусловливающих геополитическое положение государства, его исторические роль и перспективы. Вероятно, именно в циклическом ряду «географические атрибуты → национальные интересы ↔ политическая воля ↔ политические условия → геополитические атрибуты → геополитический потенциал → геополитический статус → геополитическая конфигурация» (см. схему 2) проявляются основные закономерности геополитики, определяющие общую расстановку сил на мировой арене или в регионе.

Таким образом, любой политический процесс (и, в первую очередь, мировая война), заканчивающийся переделом границ и (или) перераспределением зон геополитического и экономического влияния, постепенно, но неизбежно приводит к образованию новой геополитической конфигурации. Она фиксирует новые геополитические атрибуты и потенциалы участников этого процесса, новый уровень их взаимоотношений и начало нового геополитического цикла, обеспечивающего (в глобальном масштабе) развитие мирового сообщества как сложнейшей геополитической системы.

Исходя из этого, представляется интересным оценить, используя метод экспертных оценок, сформировавшийся в результате окончания Холодной войны геополитический потенциал (ГПП) ведущих государств мира, т.е. стран-лидеров. Применение этого метода, хотя и весьма условно, но всё же даёт возможность в первом приближении количественно оценить мощь государства и определить его геополитический статус. При этом необходимо учитывать, что оценка параметров атрибутов производилась по пятибалльной шкале (от — до +++). По той же шкале оценивался геополитический статус государства (от потенциального лидера континента до великой державы).

В соответствии с таким подходом наибольшим (и самым сбалансированным) ГПП обладают США, у которых после окончания войны возросли в основном параметры политических атрибутов. Победа в Холодной войне позволила этой стране остаться единственным обладателем высшего геополитического статуса — «великая держава» (или «сверхдержава»). Следует выделить тот факт, что впервые зоной геополитического влияния США стала большая часть Евразии и впервые на этом суперконтиненте доминирует неевразийская держава. Значение ГПП Соединенных Штатов столь велико, что не позволяет надеяться на появление у них серьёзного соперника, по крайней мере, в ближайшие 10 лет.

Напротив, развал Советского Союза резко ухудшил положение России, принявшей (в качестве правопреемницы СССР) основную тяжесть поражения в Холодной войне. Россия лишилась четвертой (!) части территории, почти половины людских ресурсов и практически всех советских (и традиционно российских) ЗГВ. Огромные территориальные потери привели к значительному уменьшению параметров других атрибутов, что с учетом субъективных факторов способствовало ускоренной деградации ГПП России, за 10 лет «реформ» опустившейся до статуса «потенциальный мировой лидер». Беспредельная коррупция и полуразрушенная экономика, практически полностью ориентированная на развитие добывающих отраслей, ухудшают и без того незавидные внешнеполитические позиции страны. Ближайшее будущее позволяет лишь надеяться на замедление темпов деградации ГПП России. Только при условии формирования дееспособной и ответственной перед обществом власти, которая сможет начать политические и экономические преобразования в интересах государства и всего народа, возможен медленный рост ГПП России до значения, дающего в перспективе право претендовать на статус «мировой лидер».

Максимальный геополитический выигрыш от исхода Холодной войны (разумеется, после США) получили Германия и Китай, фактически лишившиеся противовеса своим геополитическим устремлениям на Востоке и на Севере Евразии, соответственно. Кроме того, только эти государства расширили свои территории.

Присоединение ГДР к ФРГ явилось одним из крупнейших геополитических последствий Холодной войны, важнейшим фактором повышения ГПП ФРГ и её роли не только в НАТО и Европе, но и в мире. По существу, Германия превратилась в потенциального мирового лидера и имеет в будущем (если станет постоянным членом Совета Безопасности ООН) хорошие шансы стать мировым лидером без всяких оговорок. Вместе с тем, традиционная военная мощь Германии и всё более решительное участие этой страны в военных акциях НАТО, свидетельствуют о том, что повышение статуса этой страны не ограничится ростом только её политических и социально-экономических атрибутов.

Китай, подобно «мудрой обезьяне, наблюдающей с горы за схваткой двух тигров в долине», предпочёл в решающие годы Холодной войны остаться в стороне от «битвы гигантов». Будучи второй по величине и значению коммунистической страной, Китай тем не менее (а может быть, именно поэтому) избрал свой собственный, независящий от воли советского руководства, путь. Успешные экономические и военные реформы, жесткая региональная политика, удачное маневрирование и использование разногласий великих держав содействовали росту ГПП Китая и реализации его геополитических устремлений (присоединение высокоразвитых Гонконга и Макао, а в перспективе, возможно, и Тайваня) на основе блестящей политической формулы Дэн Сяопина «Одна страна — две системы». Эти процессы привели к существенному повышению геополитического статуса Китая до уровня «потенциальный мировой лидер». При этом огромные людские ресурсы, неослабевающий поток иностранных инвестиций, расширяющиеся зоны экономического влияния Китая в сочетании с постепенной, но неуклонной трансформацией политической системы дают основания предполагать, что большие геополитические возможности этой страны будут и дальше столь же интенсивно реализовываться.

Великобритания и Франция по-прежнему остаются странами, определяющими развитие на только «демократического плацдарма» — Европы, но и мирового процесса. Развитая экономика, статус постоянных членов Совета Безопасности ООН и мощный ракетно-ядерный потенциал свидетельствуют о сбалансированности ГПП этих стран. Однако появление объединенной Германии и резкое усиление роли НАТО делают не слишком перспективными их внешнеполитические позиции, основанные в одном случае (Великобритания) на сильной привязке к позиции США, в другом (Франция) — на желании проводить более самостоятельную, не ограниченную рамками НАТО политику.

Япония также является потенциальным мировым лидером, у которого, однако, превалируют параметры социально-экономических атрибутов. Это служит и сильным и, одновременно, слабым местом в положении этой страны, поскольку параметры других атрибутов пока сильно уступают экономическим возможностям страны, к тому же находящейся в политической и военной зависимости от США.

В целом, группа стран — лидеров мирового развития остаётся, как и 100 лет назад, весьма ограниченной и практически той же по составу (вместо Австро-Венгрии в этой группе появились Китай и Канада). Современное положение этих стран, обусловленное величиной и динамикой изменения их геополитических потенциалов, а также соответствующими изменениями геополитических статусов, можно представить как часть глобальной геополитической конфигурации в виде геополитической ротации (см. схему 3). Важными характеристиками этого процесса являются также вектор и скорость ротации, которая увеличивается в военное время. В качестве глобальной тенденции изменения ГПП необходимо отметить перманентный рост этих потенциалов практически у всех стран-лидеров на фоне постепенной деградации ГПП большинства стран «третьего мира». Лидирующие государства наряду с достаточно небольшим числом «новых индустриальных стран» всё больше уходят в отрыв от остальной группы стран.

Показательно, что наибольшая концентрация стран–лидеров наблюдается в географическом поясе, расположенном между 300 и 600 северной широты. Именно в этом поясе находятся три исторически сложившихся важнейших стратегических региона Земли — Западная Европа, Центральная Евразия и Северная Америка. Три страны, господствующих в этих регионах Германия, Россия и США, на протяжении всего ХХ столетия оказывали максимальное влияние на характер, динамику и масштаб изменения глобальной геополитической конфигурации. Однако теперь Россия (как некогда Германия) постигает все тяготы и унижения когда-то великой, но потерпевшей сокрушительное поражение в мировой войне державы. И именно России, вступившей в XXI век с неясными перспективами своего дальнейшего существования, предстоит в условиях «новой геополитической реальности» осознать свои национальные интересы и отстоять право на свой исторический путь развития.


1 Андреев В.Г., «Оружие и война: новые тенденции развития», Обозреватель — Observer, 1999, № 5, с. 57.

2 «Советская военная мощь от Сталина до Горбачева», М., Военный парад, 1999, 624 с.

3 Необходимо отметить, что политическая воля высшего государственного руководства является наиболее субъективным и, вместе с тем, одним из самых важных геополитических параметров. Именно она инициирует (при помощи формирования иных политических условий) процесс изменения геополитической конфигурации и оказывает постоянное воздействие (путём разработки и реализации соответствующих доктрин и программ) на национальные интересы государства. В то же время, политическая воля руководства испытывает постоянное давление со стороны ею же трансформируемых политических условий.

Pages:     | 1 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.