WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 34 |

3. Для распространения выводов, полученныхна основании анализа ряда материалов, на всю реальную деятельность источникаэтих материалов, этот ряд должен отвечать требованиям репрезентатив­ности - он долженбыть характерен для всей реальной деятельности источника.

4. В этот ряд характеристик входит и самопонятие количествен­ного анализа: подсчету в тексте поддается частотность употребления техили иных элементов этого текста, случайность этих употреблений, могут бытьвыведены корреляционные коэффициенты, а также про­центные и удельные соотношениявесов различных характеристик текста. Правильность или неправильность процедурпроверяется достаточно разработанным для этих целей языкомматематики.

Если говорить о рубеже XIX-XX веков как о времени рождения этогометода, то надо вспомнить, что помимо тенденции к социологизации, которую имелак этому времени наука об обществе, о соци­альных процессах, тогдасуществовала и «субъективная» необходи­мость в такого рода методе:необходимость, проистекавшая из пред­ставлений теоретиков и практиковжурналистики той поры о роли и возможностях средств массовой коммуникации вобществе. В текстах подозревалась огромная сила воздействия на массы; вспомним,что начало века совпало с революционными потрясениями, которые пере­жил мир, с первой мировой войной. Впервых теориях массовой ком­муникации людская масса представлялась абсолютно беззащитной передрупором пропагандистской машины. Не рассматривая в данном случае ту эволюцию,которую претерпела эта точка зрения с тех пор, отметим, что в то время онапривела к осознанию того, что тексты массовойинформации надо изучать, чтобы: а) знать, какой эффектони производят на людей и б) знать, как создавать такие тексты,кото­рые произведут налюдей наибольший эффект.

Помимо всего прочего, в обстановке войныэтот метод был единственной возможностью изучать в широких масштабах пропагандупротивника, моральный дух населения страны противника, события, происходящие вданной стране, потому что массовая информация под­час оказывалась доступной и запределами этой страны, особенно с развитием радио. Такая возможность и по сейдень остается большим преимуществом этого метода в арсенале способов изучениядругих стран, отгороженных разного рода барьерами.

Так, в работах Г. Лассвелла, с именемкоторого связывается определенный вклад в разработку существенных принциповэтого метода (ряд историков социологии называют его «патриархом»контент-анализа), основная цель изучения текстов пропаганды сформулирована так:определить, что пропагандистставит в центре внимания, чтобы добиться определенного эффекта уаудитории.

В 1927 г. Г. Лассвелл выпустил в свет книгу«Техника пропаганды в первой мировой войне»12

. Автор поставил задачей проанализировать,какими социальными моделями поведения манипулирует пропаганда воюющих стран,какие цели ставит она себе в военное время.

Анализу подверглись многие из возможныхканалов пропаганды Америки, Англии, Франции и Германии: газеты,централизованные выпуски бюллетеней информационных агентств, пропагандистскиематериалы в журналах, тексты проповедей и т.д. В анализируемых материалахпропаганды каждой из воюющих стран автор обнаружил преобладание следующихутверждений: «мы» защищаемся, «враг» — коварный агрессор; «враг»разрушил райское благоденствие и поэто­му должен быть уничтожен; «мы»победим, «враг» будет уничтожен. Каждая из стран тут давала более детальныеварианты: для англий­ской пропаганды были характерны доводы гуманности; германскаяпропаганда апеллировала к великой германской культуре, как нужда­ющейся в защите.

Все утверждения, заявления, призывы кдействию, которые содержались в этих материалах, Г. Лассвелл обобщал доконечных стратегических целей пропаганды - один из методов обобщения, характерныйдля анализа содержания. В итоге эти базисные цели пропаганды воюющих странвыглядели так: возбудить ненависть к врагу, крепить дружбу с союзниками,укреплять дружественные отношения с нейтральными странами, деморализоватьпротивника.

Г. Лассвелл подчеркнул в этой работе главныепринципы анализа содержания: расчленить, определенным образом анатомироватьсплош­ной массивпропаганды так, чтобы мельчайшая частица ее несла в себе свойства целого, иобнаружить тенденции впропаганде, основываясь на преобладании тех или иных утверждений.

Отсюда берет свое начало лассвелловскаяшкола контент-анализа, которая базируется на идее Лассвелла о знаках-стимулах иответах-реакциях на них, как может быть представлена коммуникативная цепь.Систематическое исследование - подсчет и анализ - этих знаков-стимулов, репрезентируемых в тексте словом, суждением,фрагментом, составляет, по Лассвеллу, суть этого метода. Популярность этогометода в социологических исследованиях в годы, когда с ним работал Г. Лассвелл,давала, очевидно, право самому Лассвеллу говорить даже об особой единицеизмерения - о «менте» (отанглийского «mention» -упоминание).

Самое существенное в этой единице измерениято, что «мент» конструируется исследователем для каждого конкретногоисследования.

В рамках исследований в школе Г. Лассвеллаего ближайшие сотрудники Н. Лейтес, И. Пул, И. Янис, Р. Фаднер, А. Каплан, Дж.Голдсен, А. Геллер, Д. Каплан разрабатывали методические вопросы:вы­бор единицыконтекста при частотном подсчете символов, способы проверки результатов наобоснованность, на сопоставимость и т.д.13

Сам термин «символ» здесь не случаен. Онвытекает из теорети­ческой посылки Лассвелла и его школы, которая состояла в том, что,по мнению исследователей, слова, употребляемые людьми, и спосо­бы, с помощью которых они оперируютэтими словами, отражают их социальные цели. В добавление к функции словаописывать реальное положение вещей, конкретные материальные объекты (и быть, потер­минологииЛассвелла, «знаком»), следует учитывать и то, чтослова говорят об идеях, идеалах, стремлениях,мировоззрениях и т.д. (назы­ваясь при этом «символом»)14.

Одна из последних работ самого Лассвелла,известных по социологической периодике, - доклад, представленный им на сессию международной конференции посравнительным социальным исследованиям (Индия, 1967 г.), где основной посылкойявляется мысль, что социальные трансформации в обществах неизбежно находят своеотражение в текстах СМК и, соответственно, могут быть зафикси­рованы.

По-видимому, здесь нужно подчеркнуть, чтонепрофессиональный, несистематический анализ газетных текстов, с которым мы длянаглядности сравнивали обсуждаемый метод, спасовал бы перед такого родазадачей. Действительно, когда мы имеем море информации, ко­торая в конечном итоге выглядит какбесчисленный набор предложе­ний, утверждений, суждений, тенденцию можно уловить, лишьсисте­матическиподсчитывая, например,мнения «за» или «против», суждения, говорящие в пользу или во вред какому-толицу и т.д.

Описание метода контент-анализа мы начали ссамой очевидной его характеристики: с того факта, что результаты каждого такогоисследования выражаются количественно: с помощью цифр, процентов, таблиц идругого математического инструментария. И только количественно взвешеннаяаргументация принимается в такого рода исследованиях. На этом строилось самоеочевидное противопоставление этого строгого метода, например, поведениюаудитории, которая тоже, читая газеты, слушая радио, смотря телевизор, делаетопределенные умозаключения о содержании воспринятых сообщений и обо всемкоммуникативном поле, в которое включено это сообщение.

Как мы уже говорили, это путь итрадиционного профессиональ­ного исследования журналистики. Квалифицированноерецензирова­ниетворчества отдельных журналистов, отдельных материалов или рекламных кампанийсоставляет весомую часть в ценном багаже на­уки о журналистике ирекламоведении.

И все же, если традиционного исследователябольше интересует каждый отдельный элемент мозаичного полотна в егонеповторимос­ти, тоаналитика содержания - всеполотно целиком, так как именно оно воздействует на зрителя, а если социологпри этом рассматривает и отдельный элемент, то лишь с целью определить, что жеименно делает этот элемент частью рассматриваемого целого15.

Традиционные методы исследования текстов, атакже апробиро­ванныеспособы анализа отдельных произведений с точки зрения конструктивныхособенностей или образной системы этих произведений имеют глубокие историческиекорни в классическом литературоведе­нии и лингвистике, которые в принципе имеют дело с изолированныммонологическим высказыванием и в своем анализе остаются внутри этоговысказывания. Мы обращаемся к этой теме на этот раз для того, чтобыподчеркнуть, что социологические веяния существовали в то время и в этой сфере,и указать на них следует хотя бы из соображений обозначения приоритетов в этойобласти знаний.

В российском языкознании необходимость выйтиза пределы од­ноговысказывания для решения новых задач - исследования его в кон­тексте более широкой социальной реальности - в теоретическом пла­не осознавалась уже в первыедва-три десятилетия XX веке. В этом смысле чрезвычайно эвристичиы мысли В.Н.Волошинова в специаль­ной работе «Марксизм и философия языка (основные проблемысоци­ологическогометода в науке о языке)», посвященной этой проблеме: «Действительнойреальностью языка-речи является не абстрактная система языковых форм и неизолированное монологическое выска­зывание и не психофизиологический акт его осуществления, асоци­альное событиеречевого взаимодействия, осуществляемого высказыванием ивысказываниями.

Всякое высказывание... является лишьмоментом непрерывного речевого общения (жизненного, литературного,познавательного, политического). Отсюда возникает важная проблема: изучениесвязи конкретного взаимодействия с внесловесной ситуацией, ближайшей, а черезнее и более широкой... Продуктивный анализ форм высказы­ваний, как реальных единиц речевогопотока, возможен лишь на ос­нове признания единичного высказывания чисто социологическимявлением»16.

Любопытными для нас оказываются некоторыеидеи социологизации литературоведения, которые возникли в советской критике в20-е годы как своеобразная реакция на так называемую «формальную школу» влитературоведении. Недостатки и достоинства проклама­ционных, публицистическихвысказываний «формалистов» и их теоретических разработок неоднократностановились объектом критических анализов и в 20-е годы, и ближе к нам, нонаиболее ин­тереснойименно в свете нашего разговора представляется книга П.Н. Медведева «Формальныйметод в литературоведении (критиче­ское введение в социологическую поэтику)». Здесь критика«формаль­ной школы»предваряется общеметодологическими теоретическими размышлениями над реальнымбытием различных идеологических сфер (этики, познания, политических учений,религии, философии, искусства и т.д.).

Как пишет П.Н. Медведев, «мировоззрения,верования, даже зыбкие идеологические настроения... становятся идеологическойдействительностью только осуществляясь в словах, в действиях, водеж­де, в манерах, ворганизациях людей и вещей, одним словом, в каком-либо определенном знаковомматериале. Через этот материал они ста­новятся реальной частью окружающейчеловека действительности». И далее: «Гуманитарные науки слишком любилизаниматься чисто смысловыми анализами идеологических явлений... и недооцениваливопросы, связанные с их непосредственной реальной действительно­стью в вещах и их подлинномосуществлением в процессах социаль­ного общения». В качестве основополагающих проблем при изученииидеологической среды -объективно доступного знакового материа­ла - П.Н. Медведев ставит следующее: 1)проблемы особенностей и форм организованного идеологического материала какзначащего; 2) проблемы особенностей и форм осуществляющего эту значимостьсоциального общения17.

Этим занялась социология, добавим мы отсебя, и в частности, та ее ветвь, которая занимается специальным изучениемпроцессов социального общения и содержания этого общения.

В свете этого разговора представляютсякрайне интересными идеи известного русского ученого А.Н. Веселовского. Историялитературы понималась им как «история общественной мысли, насколько онавыразилась в движении философском, религиозном и поэтическом и закреплена словом» (выделено мною- Л.Ф.)18.

Фольклор, в частности, дает возможностьисторику литературы через его поэтические формы проследить те элементысобирательной психики и соответствующих ей бытовых условий человеческогооб­щежития, которыевыразились в преданиях разных народов. А.Н. Веселовский был блестящиманалитиком первобытной поэзии. Он про­демонстрировал неисчерпаемыевозможности аналитического под­хода к текстам древних преданий для историко-сравнительного ихизучения; кроме того, его подход поставил перед наукой проблему общественногосознания, отпечатавшегося в фольклоре.

В рамках данной работы некоторые егоуказания звучат как нельзя более актуально: «Чем проще состав скрестившихсяэлементов (в ком­плексепоэтических форм, чем является сюжет преданий - Л.Ф.), тем легче его разнять, темвиднее ход новообразований и возможнее под­счет результатов. Так могутвыработаться некоторые приемы исследо­вания, пригодные для анализа болеесложных отношений, и в описа­тельную историю сюжетности внесется некоторая закономерность- признанием обусловленностии эволюции ее формальных элементов, отзывавшихся на чередование общественныхидеалов»19.

Показателен, в смысле наших рассуждений икак пример аналити­ческого рассмотрения литературных произведений, анализдревнегре­ческих илатинских «басен Эзопа» М.Л. Гаспаровым, осуществлен­ный уже в наши дни. Проследим ходего рассуждений: «Когда перво­бытный человек впервые почувствовал себя человеком, он оглянулсявокруг себя и впервые задумался о мире и о себе. По существу это были двавопроса: теоретический и практический. Вряд ли он сам умел их отчетливоразграничить, но мы это сделать сможем. Теоретичес­кий вопрос гласил: как устроен этотмир Практический вопрос гла­сил - как долженвести себя в этом мире человек». Итак, анализ ба­сен может дать нам предпочтительныемодели поведения, примеры ценностных мотиваций и ориентации, которые все вместесоставляли мораль прошлого. Исследователь отмечает, что сама форма басниоблегчает его задачи по обнаружению этой морали, так как в басне довольнопроста форма аргументации и «истина, составляющая ее идей­ное содержание, не остается скрытойв образах и мотивах (как в более «сложных» видах искусства - добавили бы мы - Л.Ф.), а декларативноформулируется в морали».

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 34 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.