WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 34 |

На фоне других обсуждаемых намихарактеристик текста такие признаки, как то, в какой ипостаси появляется наэкране сам коммуникатор (как диктор, ведущий, корреспондент, комментатор иликак профессионал - нечеловек телевидения), кажутся более формаль­ными признаками, чемсодержательными. Но это нисколько не снижа­ет фундаментальности этихпризнаков. Само изображение - это природа телевидения; роль автора - комментатора - это природа публици­стики; систему информирования отлица диктора или от лица ведущего можно трактовать в терминах монополизма илиплюрализма точек зрения.

Без структурных изменений в этой сференельзя понять той эво­люции в американском телевидении, которая произошла там запосле­дние тридцатьлет. Усиление кабельного телевидения, использование «на дому» видеокассет,появление «независимых» телевизионных стан­ций составило мощную конкуренциюобщенациональным сетям США.

Если раньше аудитория трех коммерческихтелесетей в самое «смотрибельное» время составляла 90%, то за период с 1978 по1983 г. она; опустилась до 70%59.

В последние же 40 лет национальные телесетистали ощущать еще более мощного конкурента: местное вещание. До определенноговре­мени структураместного вещания была такова, что оно не могло быть конкурентомобщенациональных телесетей в информационном веща­нии. Когда видеозапись пришла насмену кинопроизводству, новости в принципе стало возможным делать оченьоперативными; местные студии стали широко использовать возможности компьютеровдля со­зданияграфического обрамления новостей, карт погоды и техники подключения эфира кживой подаче события репортером на месте. К 1970 г. по крайней мере 50 станцийв США использовали форму пере­дачи, рожденной в Филадельфии, - «Новости глазами очевидца»,ког­да несколькокорреспондентов находились на линии «живой» связи с ведущим встудии.

Именно тогда зародился стиль «неформального»общения на экра­не,отличный от того, что был принят на телеэкране общенациональ­ных сетей: как штрих к этомуобщению обычно упоминается ситуа­ция, когда во время раскованного рассказа обозревателя о необычномдля тех мест снегопаде репортеры принесли в студию снежки и закидали имиобозревателя. Чикагский телекритик, приводя этот пример, говорит, что этотстиль пришел на смену ведущим, которые не говорили, а изрекали, это был «гласбожий» во время Страшного суда.

Связывая воедино этот изменившийся стильобщения и наметив­шийсясразу же рост популярности местных информационных программ, аналитики отмечают,что само содержание новостей отнюдь не улучшилось. Наоборот, после того какувеличение популярности влекло за собой увеличение рекламы, а значит, и доходовот нее, производители информационных программ стали усиленно вводить в нихструю «развлекательности»: «Плохая новость или хорошая, вы почувствуете себялучше, если услышите ее из уст веселых, дружелюбно настроенных к вам людей»- вот приблизительнаяформула такой ситуации.

После же того, как местные станцииподключились к спутниковой системе связи и смогли иметь своих репортеров влюбой точке земно­гошара на любом событии (землетрясение в Италии или политиче­ский кризис в Израиле могли бытьособенно интересны для местно­стей с большой долей выходцев из Италии или лиц еврейскойна­циональности),общенациональные сети осознали, что они не могут продолжать вести своиинформационные передачи, не учитывая все более острую конкуренцию местныхпрограмм. И прежде всего они сменили форму: называние событий сопровождаетсяболее длитель­нымианалитическими сюжетами, проводятся многосерийные иссле­довательские репортажи,двусторонние интервью между ведущими и репортерами, более частые «живые»включения корреспондентов с мест. Попытка объяснить мир кажется тут заменойпрактике просто освещать его.

Советско-американское исследованиефиксировало такие привыч­ки, имеющие хождение в обществе, как курение, употреблениенарко­тиков,преступность, насилие. Это давняя тема исследований, прово­димых в США под руководствомсоисполнителя с американской сто­роны Джорджа Гербнера, бывшего тогда деканом Анненбергской школыкоммуникаций Пенсильванского университета60.

В публицистике, в научных статьях мыдовольно часто находим свидетельства того, что общественность впрямую связываетнасилие на экране и насилие в жизни (курение на экране и курение в жизни,употребление спиртных напитков на экране и в жизни и т.п.) как при­чину и следствие, по принципу «чембольше, тем больше».

По-видимому, в реальности процессы эти носятболее сложный характер, не исключено, что они подчиняются закону «нормальногораспределения», по выражению статистиков. Если справедлив этот до­пуск, тогда можно было быутверждать, что небольшие экстремаль­ные группы ведут себя прямопротивоположным образом: одних на­силие на экране отвращает от насилия в жизни, другие воспринимаютего как руководство к действию. Есть свидетельства, что в обществе находятсякак те, так и другие примеры.

Хочу продемонстрировать пример восприятия,так сказать, с позитивным знаком, поскольку он как раз касается телевидения.Анализи­руя природуамериканского телевидения, советский критик М. Туровская приводит примеросвещения войны во Вьетнаме, чтобы подчерк­нуть возможности телекамеры.«Первая телевизионная война, - пишет М. Туровская, - показала, что непосредственность изображения со­бытий заключает в себе большеправды, чем могут предусмотреть со­здатели телевизионных передач. Первоначально было запланированосерией передач вызвать у "простого американца" сочувствие к "на­шим парням", воюющим и умирающим воВьетнаме, создать благо­приятное общественное мнение по отношению к этой войне.

Но для нации, давно не видевшей своимиглазами ужасов настоя­щей войны, почти постоянное присутствие этих ужасов у себя в доме вкакой-то момент оказалось катализатором антивоенных настроений. Постепенносквозь ежедневную порцию ужасов проступил вопрос - а за что, собственно, умирают нашипарни В кого они превращаются Что они делают В отношении значительного числазрителей к вьет­намскойхронике произошел перелом». Таков, как утверждает иссле­довательница, механизм, сделавшийтелевидение обличителем войны: «Именно телевидение создало самое широкоеобщественное мнение вокруг войны во Вьетнаме»61.

Об этом же говорит известный фотомастер В.Генде-Роте: «Несколь­колет назад мы с американским режиссером Милошем Форманом разговаривали офотографии, о ее общественном значении. И он ска­зал тогда, что огромную роль вразвитии пацифистских, антивоенных настроений в американском обществе во времявьетнамской войны сыграли как раз средства визуальные: кинохроника, телевидениеи особенно документальные фотографии. Такие, скажем, как известные всему мирукадры: расстрел вьетнамского патриота, или полыхающие соломенные хижины, илилюди, обожженные напалмом, и, что осо­бенно сильно потрясло американцев,они увидели, как их мальчики плачут на войне. "Если бы, - сказал тогда Форман, - советские сред­ства массовой информации печаталиправдивые фотоматериалы о ва­шей афганской войне, то война эта давно бы кончилась"»62.

Гораздо более частыми и в публицистике, и внаучных статьях, и в рассуждениях на уровне здравого смысла являютсяумозаключения - иестественно, что именно они вызывают наибольшую обеспокоен­ность - что насилие обнародованное, показанноепо телевидению, в свою очередь порождает насилие. И естественно, чтовозможность этого вызывает обеспокоенность. И в такой ситуации истинногуманистиче­скойоказывается позиция исследователя, призывающего бить трево­гу, предъявляющего каналуинформации свой счет, ставящего вопрос об особой ответственности самих средствмассовой коммуникации.

Таким образом, комплекс характеристик,который становится предметом внимания исследователей телевидения двух стран,позво­ляет ответить навопрос, какое содержание сегодня продуцируется для граждан этих двух стран натом конвейере индустрии социальной ин­формации, каким являетсятелевидение. Такого рода исследования обладают возможностью по истечении срока,когда их информация особенно актуальна и может быть даже востребована лицами,прини­мающими решения всфере производства этой информации, стать историческим материалом, в ходевоспроизведения истории печати, радио и телевидения в той или инойстране.

Исследователям удается иногда с помощьюодной-двух характери­стик содержания реконструировать существенное в самих задачах,которые ставит перед собой коммуникатор. Так, в социологическом исследованиисистемы массовых коммуникаций, существующей в сред­нем промышленно развитом городеСССР (1967-74 гг.), в ходеанали­за содержанияместных печати, радио и телевидения как источников информации была поставленазадача выявить распределение инфор­мации в этих каналах по хронологии.

При достаточно широко распространенныхвзглядах на газету, ра­дио и телевидение как на средства оперативного, злободневногоосве­щения событий мыне должны исключать из поля зрения чрезвычайно важную функцию СМК поустановлению связи времен. Осознание народом таких важных понятий, как «мояродина», «моя история», «мой народ», невозможно без ощущения живой связисегодняшнего с про­шлым.

Как выяснилось, доля «прошлого» (табл. 2.2)в информации мест­ныхгазет, радио и телевидения колебалась от 23% (максимально - на областном телевидении) до 10%- минимально - в областной партийнойгазете).

Таблица2.2

Структура информации взависимости от хронологии

(в % к общему объему информации)

СМК

Прошлое

Настоящее

Будущее

Областное телевидение

23

76

1

Областная молодежная газета

22

77

1

Областное радио

21

76

3

Городское радио

14

83

4

Городская партийная газета

14

85

1

Областная партийная газета

10

88

2

Если гипотетически попытатьсяреконструировать представления этих редакций о своих задачах, то эти сведениядают основание для следующих соображений. Областное радио, областноетелевидение и областная молодежная газета в большей степени рассматривают своюаудиторию как общность, организованную во времени: связи ее с ис­торическим прошлым ощущаются имикак зримые, как существен­ные. Наоборот, городское радио, городская партийная газета и восо­бенности областнаяпартийная газета скорее ориентируются на эту общность как организованную впространстве, с меньшим вниманием к историческому опыту... Можно предположить,что они в большей степени ставят объектом своего внимания именно хозяйственнуюдея­тельность тойобщности, на которую они воздействуют, в большей степени ориентируются на еехозяйственный ритм.

Развитию этой мысли помогает возможнаяинтерпретация данных, связанных с модальностью информации. Авторы посчиталиинтерес­ным определить,какой объем информации коммуникатор - конкрет­ная редакция из числа анализируемых - закрепляет за реальными со­бытиями, имеющимися вдействительности; как часто он говорит о вероятных, возможных событиях; и какчасто он говорит о должном и необходимом, но не имеющемся в действительности.Например, дос­таточночасто мы находили в то время в газетах информацию о пла­нах, решениях, которые принимаютколлективы, личности, обещани­ях, обязательствах, перспективах и т.д. (это все по классификацииис­следованияотносилось к событиям вероятным, возможным, но не имеющимся в наличии).Различного плана рекомендации, все то, что «должно быть», «необходимо сделать»,«желательно изменить», было третьей модальностью.

Как соотносились объемы информации с разноймодальностью в этих каналах (табл. 2.3)

Таблица2.3

Структура информации в зависимости отпризнака модальности (в % к общему объему информации)

СМК

Положение вещей

реальное

возможное

должное

Областное телевидение

95

1

4

Областная молодежная газета

97

1

2

Областное радио

94

2

4

Городское радио

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 34 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.