WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 |

Таким образом, ЭЭР Алтай представляет собой типичную оффшорную зону, в которой лицо регистрируется ради получения налоговых льгот, а хозяйственную деятельность при этом осуществляет на другой территории. Мы усматриваем две серьезные проблемы, связанные с функционированием оффшорных зон, участниками которых могут быть резиденты данного государства. Во-первых, выгоды, получаемые регионом-учредителем зоны от регистрационных сборов, достигаются за счет соседних регионов, которые теряют своих налогоплательщиков. Вследствие этого регион, в котором фактически расположено производство, теряет доходные поступления, которые призваны компенсировать бюджетные расходы, связанные с осуществлением хозяйственной деятельности на его территории (например, расходы на содержание производственной инфраструктуры, дорог и пр.). Во-вторых, некоторые из предоставляемых резидентам ЭЭР “Алтай” налоговых льгот приводят к прямым потерям налоговых поступлений в бюджетную систему в целом. В частности, освобождение предприятия в одном регионе от налога на добавленную стоимость приведет к неуплате им данного налога вообще, так как определить место реализации товара в оптовой торговле практически невозможно. Наконец, при удаленности места осуществления производственной деятельности от места налогового учета бюджетная система несет потери вследствие того, что налоговые органы по месту учета не имеют возможностей для контроля за налогоплательщиком (например, путем проведения выездных проверок). Например, у резидентов ЭЭР “Алтай” накоплена огромная недоимка по федеральным налогам, взыскание которой за счет имущества налогоплательщика (при отсутствии средств на банковском счете) невозможно, так как местонахождение этого имущества налоговым органам ЭЭР “Алтай” как правило неизвестно.

Если ущерб, наносимый существованием ЭЭР “Алтай” федеральному бюджету и бюджетам других регионов, очевиден, то выгоды, получаемые бюджетной системой Республики, достаточно сомнительны. Прежде всего потому, что сборы, поступающие от резидентов зоны, вплоть до 1999 года не зачислялись в бюджет Республики. Согласно ст.5 и 13 Закона “О совершенствовании правовой и экономической основы функционирования эколого-экономического региона “Алтай” они вносятся на специальный счет Дирекции зоны и служат доходным источником фонда развития экономики Республики, бюджет которого подлежит ежегодному утверждению высшим представительным органом (Государственным Собранием - Эл Курултай Республики Алтай). На практике однако бюджет Фонда был законодательно утвержден лишь однажды - в 1998 году. Средства, аккумулированные в Фонде развития Республики Алтай, сопоставимы с объемом собственных доходов Республики. Так, согласно упоминавшемуся выше Постановлению Государственного Собрания - Эл Курултай Республики Алтай от 15 июля 1998 г. доходы Фонда развития Республики на 1998 год должны составить 35100 тысяч рублей, а запланированный объем собственных доходов бюджета Республики в этом году составляет всего 28250 тыс. руб. Указанным Постановлением утверждены следующие основные направления расходования средств фонда:

в тыс. руб.

в процентах от всего расходов

Инвестиции в приоритетные области развития экономики

19740

56,2

Экологические программы

1000

2,8

Развитие социальной сферы

6100

17,4

Расходы на содержание Дирекции ЭЭР "Алтай"

4841

13,8

Иные расходы

9,8

Однако утверждение представительным органом функциональных направлений расходования средств фонда не гарантирует их эффективного использования, так как порядок и условия осуществляемых “инвестиций в приоритетные области развития экономики” законодательно не регламентируются. Вопреки нормам федерального законодательства, требующего утверждения представительными органами положений о внебюджетных фондах, образуемых в субъектах Федерации, положение о фонде развития экономики Республики Алтай до сих пор Государственным собранием не утверждено. Естественно, это не способствует рациональному использованию его средств. Например, в пункте 2 Постановления Государственного Собрания - Эл Курултай Республики Алтай “О бюджете Фонда развития Республики Алтай на 1998 год” от 15 июля 1998 г. N 5-12 отмечаются факты выделения средств Фонда на безвозвратной основе и предоставления на льготных условиях ссуд коммерческим и другим структурам. Хотя вплоть до вступления в силу Бюджетного кодекса подобные формы расходования ресурсов бюджетной системы не были запрещены федеральным законодательством, их вряд ли можно признать обоснованными при таком уровне бюджетного дефицита.

В 1999 году фонд развития формально консолидирован в бюджет в качестве целевого бюджетного фонда, хотя в соответствии со ст.51 закона о бюджете Республики на 1999 год операции со средствами фонда развития (в отличие от средств других целевых бюджетных фондов) не производятся через органы Министерства финансов Республики Алтай. Однако консолидация фонда развития в бюджет не только не способствовала повышению степени транспарентности его расходов, но и снизила ее. Если в 1998 году парламентом утверждались по крайней мере функциональные направления расходования средств фонда, то в Законе о бюджете на 1999 год эти средства указаны одной строкой без какой-либо детализации. Причем так же, как и в 1998 году, доходы фонда весьма значительны – они составляют 99,7% от суммы собственных доходов республиканского бюджета (86100 тыс. руб. от 86373 тыс. руб.)

Хотя Бюджетный кодекс не запрещает субъектам Федерации создавать целевые бюджетные фонды, вопрос о наличии у региона, имеющего дефицит бюджета текущих расходов, права субсидировать частный сектор экономики достаточно спорен. В частности, согласно ч.2 ст.92 Бюджетного кодекса “текущие расходы бюджета субъекта Российской Федерации не могут превышать объем доходов бюджета субъекта Российской Федерации”. Запланированный дефицит бюджета текущих расходов Республики Алтай на 1998 год составляет 315% от общего объема доходов Республики (280631 тыс. руб. от 88961 тыс. руб.). Бюджетный кодекс не содержит указаний на последствия превышения установленных параметров дефицита текущих расходов бюджета субъекта РФ, однако вряд ли в подобной ситуации позволительно утверждать бюджет развития, составляющий 30% от объема доходной части республиканского бюджета (которая на 1998 год с учетом собственных доходов республиканского бюджета, финансовой помощи их федерального бюджета и поступлений от ЭЭР “Алтай” должна была бы составить 127311 тыс. руб.). Еще одна норма Бюджетного кодекса - часть 3 статьи 135 - гласит, что “пока не обеспечено финансирование минимальных государственных социальных стандартов на уровне минимальной бюджетной обеспеченности, в проект бюджета не могут быть включены расходы (при исполнении бюджета не могут финансироваться расходы), не связанные с достижением минимальных государственных социальных стандартов, либо расходы, обеспечивающие финансирование отдельных государственных социальных стандартов выше минимального уровня при недофинансировании других при безусловном исполнении долговых обязательств”. Правда, данная норма не вступит в силу вплоть до принятия федерального закона о минимальных государственных социальных стандартах. Однако очевидно, что уровень минимальной бюджетной обеспеченности, гарантирующий соблюдение минимальных государственных социальных стандартов, будет рассчитываться преимущественно исходя из текущих расходных потребностей (возможно, с резервированием некоторого объема средств в процентах от бюджета текущих расходов на капитальные вложения). Таким образом, следует ожидать, что с момента вступления в силу федерального закона о минимальных государственных социальных стандартах Республика Алтай утратит право расходовать столь значительные средства на инвестиционные цели. Наконец, уже с 1 января 2000 года дотационным субъектам РФ будет запрещено предоставлять бюджетные кредиты и государственные гарантии юридическим лицам в размере, превышающем соответственно 3 и 5 процентов расходов бюджета субъекта РФ (ч.2 ст.134 Бюджетного кодекса).

Вышеизложенное приводит к выводу, что дальнейшее существование на территории Республики Алтай свободной экономической зоны экономически нецелесообразно и юридически сомнительно.

2) Соблюдение принципа полноты отражения доходов и расходов в бюджете Республики

В Республике грубо нарушается основополагающий принцип бюджетного процесса – принцип полноты отражения доходов и расходов в бюджете. Достаточно сказать, что в законе о бюджете на 1999 год не утверждена ведомственная классификация расходов бюджета. Из 31694 тыс. руб. расходов по разделу государственное управление, прямые получатели бюджетных средств (Государственное Собрание и Правительство) указаны лишь применительно к сумме 19025 тыс. руб. Остальные расходы по данному разделу в законе не распределены.

При этом статья 38 закона гласит, что прямыми получателями (главными распорядителями) средств республиканского бюджета могут быть республиканские органы государственной власти, входящие в структуру республиканских органов государственной власти. Структура республиканских органов государственной власти утверждена Постановлением представительного органа от 15 июля 1998 г. N 5-23 (Государственного Собрания - Эл Курултай Республики Алтай), но статья 38 Закона о бюджете Республики на 1999 год предоставляет Правительству Республики право в ходе исполнения республиканского бюджета вносить изменения в список прямых получателей средств республиканского бюджета “в связи с невозможностью возложения обязанностей по финансированию бюджетных учреждений на республиканские органы государственной власти” (хотя нам совершенно непонятно, при каких обстоятельствах может обнаружиться такая “невозможность”). Таким образом, в компетенцию Правительства фактически входит и формирование перечня главных распорядителей бюджетных средств и распределение между ними бюджетных ассигнований.

3) Межбюджетные отношения

Крайняя степень дефицитности консолидированного бюджета Республики вынуждает региональные органы государственной власти жестко вторгаться в сферу компетенции местных властей путем регламентации расходов местных бюджетов.

Так, в соответствии со ст.1 Закона “Об основах бюджетных прав и прав по формированию и использованию внебюджетных фондов представительных и исполнительных органов государственной власти республик в составе Российской Федерации, автономной области, автономных округов, краев, областей, городов Москвы и Санкт-Петербурга, органов местного самоуправления” консолидированный бюджет субъекта Федерации (то есть свод местных и республиканского бюджета) используется исключительно для расчетов и анализа и не подлежит законодательному утверждению. Однако в ст.14 Закона о бюджете Республики Алтай на 1999 год законодательно утверждены и “приняты к исполнению” доходы, расходы и дефицит консолидированного бюджета Республики Алтай. Причем Приложением №2 к данному закону утвержден перечень расходов, подлежащих первоочередному финансированию “в строгом соответствии с названными статьями и объемами” из консолидированного бюджета Республики Алтай, то есть перечень так называемых защищенных статей консолидированного бюджета.

Статья 27 того же закона предписывает органам местного самоуправления направлять на заработную плату и начисления на нее средства в размере не менее 40% собственных доходов местных бюджетов, а статья 28 - направлять на выплату детских пособий не менее 20% собственных доходов и трансфертов, поступающих в местные бюджеты, за исключением средств, имеющих целевое назначение. Подобная постановка вопроса противоречит принципу самостоятельности бюджетов, закрепленному статьей 31 Бюджетного кодекса.

4) Отражение государственного долга и заимствований в законе о бюджете

Региональные власти очевидно стремятся соблюсти требование федерального законодательства об отражении структуры государственного долга и расходов на его обслуживание в законе о бюджете, однако делают это не вполне правильно. Так, в Законе о бюджете Республики на 1999 год утвержден “верхний предел государственного долга Республики Алтай” в сумме 44293 тыс. рублей. Однако если федеральное законодательство под верхним пределом государственного долга понимает сумму долга на 1 января следующего за очередным финансового года с учетом произведенных в очередном году заимствований и расходов на погашение и обслуживание долга, то в Законе о бюджете Республики Алтай под “верхним пределом государственного долга Республики Алтай” фактически понимаются расходы на обслуживание и погашение долга в текущем году (см. Приложение N 8 к закону о бюджете).

Кроме того, в состав поступлений из источников финансирования дефицита не включены и не учтены в составе госдолга заимствования, право на осуществление которых предоставлено Правительству Республики Алтай законом о республиканском бюджете. Так, согласно ст.41 Правительству Республики разрешено “производить заимствование в банках в сумме 30,0 млн. рублей и поручиться средствами республиканского бюджета Республики Алтай по выполнению обязательств в соответствии с кредитными договорами по возврату сумм кредитов, своевременной уплаты процентов, а также штрафных санкций за нарушение условий кредитных договоров в счет следующих защищенных статей: субсидии районам и городу, оплата коммунальных услуг, строительство, сельское хозяйство”. Статья 42 позволяет Правительству “произвести заимствование в банках Российской Федерации в сумме 30 млн. рублей и поручиться средствами республиканского бюджета Республики Алтай по выполнению обязательств в соответствии с кредитными договорами по возврату сумм кредитов, своевременной уплаты процентов, а также штрафных санкций за нарушение кредитных договоров для дополнительного финансирования Министерства строительства, архитектуры и жилищно-коммунального хозяйства разницы в тарифах за жилищно-коммунальные услуги для централизованного завоза топлива и горюче-смазочных материалов”.

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.