WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 33 | 34 || 36 | 37 |   ...   | 42 |

податей, и что если религиозные чувства в большом упадкево Франции, то

патриотическое чувство сохранилось в ней, хотя оно ещеочень невежественно.

Надо, следовательно, обратиться к этому чувству изаставить понять всех, каково

истинное положение Франции, не входя ни в излишнийпессимизм, ни в ложный

оптимизм.

Необходимо при этом, чтобы государство не считало себясобственником сумм,

которые будут получаться благодаря повышенному обложениюбездетных семей; оно не

должно присваивать себе этот излишек, но обращать его вособый фонд, специальной

задачей которого будет оказывать помощь многодетнымсемьям, не в форме

благотворительности, а как должное им по справедливости.Таким образом можно

было бы, как это предлагал Грассери, обеспечить отцам иматерям больших семей

средства существования в их старости. Государствовзыскивало бы эти издержки с

детей, когда это было бы возможно; в противном же случаеоно черпало бы

необходимые средства из кассы, пополняемой налогами насемьи, не несущие

родительских забот. По этому случаю напоминализначительное влияние, оказываемое

на людей перспективой даже очень умеренной пенсии,ожидающей их в их старости.

До сих пор мы относились с одобрением к мерам,предлагающимся для поднятия

рождаемости; но некоторые идут дальше: они требуютпоставить единственных

сыновей или дочерей, по отношению к наследству, в то жеположение, в каком они

находились бы, если бы имели братьев или сестер. Если мыпризнаем принцип

справедливого уравновешения, то отсюда еще не следует,чтобы государство имело

право присваивать себе все, что получили бы несуществующиенаследники. Очевидно,

что этот вывод заходит за пределы основной посылки. Мы неможем также

согласиться с мнением Бертильона, что "институт наследстване имеет другого

оправдания, кроме того, что он стимулирует труд".Наследство составляет частную

собственность, которую государство должно уважать, иботот, кто сберегал и

накоплял для своих детей, мог бы истратить все на самогосебя. Не следует

только, чтобы забота о будущем детей доходила до того, чтоподрывала бы будущее

всей нации. Государство может вмешиваться здесь лишь в тоймере, в какой

нарушаются его собственные права. Оно не представляетсобой "не родившихся

братьев"; оно представляет коллективные интересы и праваперед лицом

индивидуальных и семейных.

Для осуществления этого радикального и слишкомсоциалистического проекта,

пришлось бы отменить всякий налог на наследство в техслучаях, когда родители

оставляют после себя четверых детей; установить оченьслабый налог, например в

1%, когда родители оставляют троих детей, поднять его дотридцати процентов при

двух детях и до шестидесяти при единственном ребенке. Этимеры поставили бы

единственных наследников в то же положение, в каком онинаходились бы, если бы

имели братьев. Но подобная система равносильнаконфискации, в форме пошлин с

наследства, трети имущества отца, оставляющего толькодвоих детей, и двух

третей, когда он оставляет лишь одного сына. Подобнаяконфискация государством

значительной части наследств, даже с похвальным намерениемпокровительствовать

повышению рождаемости, была бы и незаконна инедействительна. В Риме

изобретались тысячи уловок для обхода закона Паппия. Надосчитаться с

значительными утаиваниями, всегда вызываемыми слишкомвысокими пошлинами на

наследство.

У нас перед глазами опыт Англии, где с 1894 г. установленычрезмерные пошлины на

наследство, доходящие, при передаче даже по прямой линии,до 3, 4 и 6% со

средних наследств и до 7 и 8% с колоссальных (от 121/2 идо 25 миллионов

франков); этот пример говорит далеко не в пользу оченьвысокого обложения

наследств. Действительно, отчеты комиссаров по сборувнутренних доходов

свидетельствуют, что эти драконовские законы не достигаютсвоей цели. В

последние годы общая стоимость наследств значительнопонизилась в Англии

благодаря именно чрезмерному возвышению пошлин; цифруутаенного имущества

определяют в 600 миллионов и даже в миллиард франков внекоторые годы.

Следует также опасаться эмиграции движимых имуществ,которая будет неизбежно

вызвана всяким драконовским законом. Она уже началасьнедавно даже под влиянием

простого ожидания подоходного налога.

Существуют иные более надежные точки опоры для воздействияв пользу повышения

процента рождаемости. Отца четверых живых детей следовалобы освобождать от

всякой службы в запасе, даже в военное время. Бюджетныхсредств не хватает для

принятия на службу всего годового контингента рекрутов;нерационально поэтому

обращаться к жребию для назначения второго разряда этогоконтингента. "Это

значит, -- говорит Гюйо, -- обращаться к неравенству имилости под предлогом

равенства и права; будущее каждого общества зависит отуменьшения той роли,

которая предоставлена в нем несправедливой игре случая.Необходимо,

следовательно, распределить воинскую повинность, падающуюна каждую семью,

сообразно числу ее детей. Всякий моралист согласится сосправедливостью этого

принципа. Из него можно сделать еще тот вывод, что так каквоенному министру

приходится ежегодно увольнять после однолетней службычасть контингента армии,

то первыми должны увольняться женатые". По этому поводууказывают на то, с каким

ослеплением сыновья буржуазии набрасываются напереполненные кандидатами

либеральные профессии, чтобы сократить для себя сроквоенной службы; не лучше ли

было бы для самих заинтересованных и для всей страны,чтобы право на увольнение

давалось им браком, особенно -- плодовитым Таким образом,необходимо следовало

бы провести закон о сокращении военной службы до одногогода для женатых

новобранцев. Требовали также, и не без основания,сокращения, по крайней мере

наполовину, двадцативосьмидневного и тринадцатидневногопериодов, на которые

призываются состоящие в запасе, для отцов семейств,имеющих троих и более детей.

В другой области необходимо стремиться к расширениюсвободы завещания; Франция

-- единственная из больших стран, в которой она до такойстепени ограничена. Те,

кто усматривает социализм во всяком вмешательствегосударства, должны были бы

спросить себя, по какому праву государство вмешивается вэтом случае свыше того,

чего можно требовать от отца на воспитание ребенка и нанеобходимые затраты по

его первоначальному устройству. Известное ограничение волизавещателя в пользу

ребенка справедливо и необходимо; но нет никакойнадобности доходить против воли

отца до обременительного дробления наследства и валовогоравенства в его

разделе. Можно понять, что закон заставляет делить междудетьми крупную

собственность; но поддержание во всей их целости средней имелкой представляет

большой общественный интерес. Следовательно, частьнаследства, которой может

свободно располагать завещатель, должна была бы бытьдоведена по крайней мере до

половины, когда эта часть предназначается ребенку.

Другое, часто предлагавшееся средство заключается вобеспечении пропитания отцам

троих детей. Гюйо нарисовал трогательную картину старцев,вынужденных

выпрашивать у соседей или даже вымаливать по большимдорогам средства

существования, в которых им отказывают в их собственномдоме; он показал, что

французский закон безоружен против сыновнейнеблагодарности, проявляющейся не в

побоях, а в простых оскорблениях. Закон уничтожаетдарственные записи, сделанные

в пользу неблагодарных детей; "но он не может уничтожитьтого дара, каким

является само воспитание ребенка, и неблагодарные детипользуются этим

положением". Отец должен был бы иметь право по крайнеймере на минимум того,

чего можно требовать от детей, "каков бы ни был иххарактер". Гюйо желал бы,

чтобы закон способствовал даже искоренению из разговорногоязыка таких постыдных

выражений, как например: "быть на содержании у своихдетей", особенно в

применении к тем, кто широко выполнил свои родительскиеобязанности. Он желал

бы, -- и не без основания, -- чтобы люди приучилисьсмотреть на такого рода

заботы, не как на случайное бедствие для детей инесчастье, почти позор для

родителей, а как на последствия и на осуществлениеюридического права.

Одной из причин низкого процента рождаемости является всеболее и более поздний

возраст вступающих в брак, что кроме неизбежно вытекающегоотсюда замедления

плодовитости, влечет за собой преувеличенную расчетливостьи осторожность,

обыкновенно чуждые молодости. Законодатель являетсяотчасти виновником такого

понижения числа браков, обусловливая их излишнимиформальными требованиями и

предоставляя родителям запрещающую власть. Для некоторогоповышения рождаемости

было бы, быть может, достаточно простого покровительствабракам между молодыми

людьми. Во Франции очень многочисленны случаи самоубийстввлюбленных от двадцати

до двадцатидвухлетнего возраста, которые умирают, потомучто родители не

позволяют им вступить в брак. Еще больше число предающихсяраспутству и

следовательно пребывающих в бесплодии. Из боязни браков,которые позднее могли

бы повести за собой разводы, закон благоприятствуетраспутству и бесплодию.

Родители не желают, чтобы их дети женились молодыми, ещене заняв того

положения, какое они избирают для них; кроме того,родителям их дети всегда

кажутся моложе, чем они на самом деле; они смотрят на них,как на маленьких

детей, когда им уже по сорок лет. По этому поводу приводятслова столетнего

старца Шеврёля, который, потеряв сына, которому было ужесемьдесят лет, сказал:

"Я всегда говорил, что этот мальчик не будет жить".Указывают также, что закон,

признающий двадцатиоднолетнего мужчину способнымвотировать, оказывать влияние

на судьбы страны, делать займы, отчуждать и закладыватьимущество, вести

торговлю, обогащаться или разоряться, не признает за нимправа выбрать себе жену

по своим наклонностям и держит его под опекой родителей,часто не превосходящих

его своей мудростью.

Среди фактов, противоположных всем предшествующим, фактов,на которые опираются

предсказания, благоприятные для нашей страны, указывают назаметное уменьшение

смертности во Франции. В начале этого столетия у наснасчитывалось ежегодно по

26 смертных случаев на каждую 1000 жителей; в настоящеевремя их насчитывается

лишь 22. Таблицы смертности констатируют чувствительноеповышение средней

продолжительности жизни за последние сто лет. Страховыекомпании убедились в

этом, понеся известные убытки, и должны были изменить своитарифы. Врачи

гордятся такими результатами; но им можно заметить, что,несмотря на прогресс в

медицине и гигиене, эти результаты не могли быобнаружиться, если бы мы были

такой вырождающейся нацией, какой они любят выставлятьнас. Во всяком случае

почти повсюду происходит, благодаря повышениюпродолжительности жизни, некоторое

уравновешение предполагаемого понижения жизнеспособности.Правда, остается

вопрос: не было ли бы выгоднее жить менее долго, но лучшеНо если бы мы жили

лучше, мы жили бы еще дольше.

Несмотря на свое понижение по сравнению с прошлым,смертность во Франции

остается еще очень значительной, если сопоставить ее сосмертностью в других

странах. Она гораздо выше, например, чем в Англии иБельгии. У нас ежегодно

умирает до 850.000 человек, а иногда и более; вВеликобритании, число жителей

которой сравнялось в настоящее время с нашим, умирает лишьот 730.000 до

750.000; следовательно наша смертность превышаетсмертность Соединенного

Королевства почти на 200.000 случаев. Если бы нам удалосьпонизить нашу

смертность до того же уровня, то, даже и при настоящемпроценте рождаемости,

наше население увеличивалось бы ежегодно на 180.000 душ.Таким результатом не

следует пренебрегать и необходимо стремиться к нему. ВБельгии смертность также

слабее нашей: она равняется 18--20 или 21 на 1.000 душ;это составило бы для

Франции от 760.000 до 800.000 смертных случаев в год, т.е. все еще экономию в

90.000 и 50.000 смертных случаев, по отношению кнастоящему положению.

Найти объяснение этим цифрам довольно трудно. Некоторыеутверждают, что так

называемая арийская или европейская раса превосходит подолговечности, так же

как и по силе, "альпийскую" или "кельто-славянскую", аособенно различные

помеси, которые повсюду отличаются меньшейжизнеспособностью. Согласно этому

взгляду, долговечие и жизнеспособность преобладают именнов наиболее

долихоцефальных странах. Но необходимо принять во вниманиетакже и климат, а

особенно гигиену, уже значительно повлиявшую на уменьшениесмертности в Англии,

Бельгии и у нас.

Законодатель может многими способами оказывать влияние напроцент смертности, и

гораздо более действительное, чем на процент рождаемости.Укажем на законы,

касающиеся охранения общественного здоровья, гигиеническихусловий мастерских,

квартирных помещений и их удешевления, борьбы с пьянствоми надзора за кабаком,

организации общественного призрения в деревнях,репрессивных мер против

обольщения, развития сберегательных касс и пр. Серьезнаяохрана беременных

женщин и детского возраста была бы одной из наиболеенадежных мер, ведущих к

увеличению населения43.

Чрезмерная смертность среди детей уменьшает почти начетверть нашу рождаемость.

Но чем объясняется эта смертность Бедностью Нет; тем,что в большинстве

департаментов кормилицы плохо ухаживают за детьми,выкармливают их на зловредных

рожках и освобождены от всякого надзора. Чтобыпротиводействовать этой

варварской беспечности, Руссель провел в 1874 г.превосходный закон: но он не

был сделан обязательным. Отсюда произошло то, что онсоблюдается лишь в

некоторых департаментах; большинство же их поступают так,как будто бы его и не

существовало. В первых детская смертность уменьшилась надве трети; во вторых

она по-прежнему ужасающих размеров. Думаете ли вы, чтотакая смертность царит

лишь на окраинах, в гористых областях и отсталых кантонахНет, она встречается

вблизи центра. Париж ежегодно высылает из своих стен до20.000 новорожденных,

Pages:     | 1 |   ...   | 33 | 34 || 36 | 37 |   ...   | 42 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.