WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 | 19 |   ...   | 42 |

членами в общине. Этот контраст между германцами и галламивозбуждает гордость

немецких историков. Но в глазах социолога он служитдоказательством не

"внутреннего характера" веры германцев, а скорее менеенизкого уровня их

религиозного развития. То же самое следует сказать о почтисовершенном

отсутствии идолов у германцев. Впрочем галлы также,по-видимому, относились к

идолам без большого уважения. "Когда Бренн, король галлов,-- рассказывает

Диодор Сицилийский, -- вошел в храм, он не обратилвнимания на находившиеся там

золотые и серебряные приношения, а лишь взял в рукикаменные и деревянные

изображения богов и стал смеяться над тем, что богампридавали человеческие

формы и фабриковали их из дерева или камня". Отсюда видно,что Бренн также

обладал "внутренним" религиозным чувством и презиралидолов.

Наконец указывали на то, что древние германцы приписывалиженщинам "священный

характер и пророческий дар, sanctum et providum"; женскоечувство и предчувствие

казались им часто выше науки и деятельности мужчин.Немецкие историки видят в

этом хорошую сторону нравственности и религии древнихгерманцев: уважение к

женщине, восхищение целомудрием супруги и чистотойсемейной жизни. В этом есть

доля правды; но в Галлии также были женщины с пророческимдаром, друидессы и

чародейки, считавшиеся равными друидам, а иногда дажепользовавшиеся большим

почтением.

У галлов уже начинало складываться понятие о праве. Пословам Цезаря, друиды

обучали своих учеников сначала естественному праву, азатем учреждениям и

законам. Римское влияние содействовало развитию общегопредставления о

правосудии.

После завоевания Галлии Цезарем, сознание своейнациональности поддерживалось

некоторое время у галлов друидами. Тиберий, Клавдий, Нерони Веспасьян потопили

его в крови; но следы древнего культа сохранялись ещедолгое время. Богини лесов

и ручьев, могущественные феи, матери-покровительницы,Fatae et Matres на много

лет пережили религию наших предков. В 802 г. Карл Великийеще жаловался на

поклонение деревьям и источникам и на обращение свопросами к колдунам, этим

последним отпрыскам друидизма.

Из всех этих фактов нельзя вывести восторженных и наивныхзаключений Анри

Мартэна и некоторых поклонников кельтов относительнокельтских религий,

"кельтского откровения" и пр. Кельты ничего не "открыли",равно как и германцы;

но мы видим, что религия галлов уже достигла довольновысокой ступени

мифологической эволюции, так как она уже представляласобой сильно

организованный культ.

Быть может, этой старой привычке к жреческой иерархии --единственной популярной

иерархии в Галлии -- следует приписать легкость, с какойорганизовалось в этой

стране римское христианство.

В области семейных отношений в Галлии необходимо отметитьнекоторые черты,

имеющие отношение к психологии и социологии. Жена занимаетв галльской семье

более высокое положение, чем у большинства других народов;она не покупается и

не продается, но свободно избирает себе мужа, которогосопровождает в военных

походах. Тем не менее муж имеет по отношению к нейтрадиционное право жизни и

смерти. Нельзя, следовательно, сказать, как этоутверждалось, что в Галлии

женщина была "равная" своему мужу, но она скоро сделалась,особенно у

галло-римлян, госпожой дома, Matrona honestissima.Сомнительно, чтобы даже у

германцев женщина пользовалась большим уважением. Цезарьописывает своего рода

общность имущества, как бы признававшуюся между супругами:"Сколько, -- говорит

он, -- муж получал от жены в виде приданого, столько же онвкладывал из своего

собственного имущества, и все вместе принадлежало тому,кто переживал другого".

Жене поручалось воспитание детей до тех пор, пока им недавалось оружие.

Неслыханной вещью для греков и римлян было то, что внекоторых галльских

государствах женщины принимали участие в публичныхсовещаниях; рассказывают, что

когда Ганнибал проходил через южную Галлию, он должен былпредоставить решению

женского трибунала свои споры с туземцами. Греки и римлянехвалили впрочем

грацию, стройность, белизну кожи галльских женщин. Laetaet gravis, fidelis,

pudica -- вот нравственные качества, которые они имприписывали. Разве Эпонина,

давшая античному миру один из наиболее трогательныхпримеров супружеской

верности, не была женщиной римской Галлии

Основой древнего галльского общества был патриархальныйстрой. Известное число

семейств, издавна утвердившихся в стране, владело землей иее богатствами; это

были старинные скандинавские или германские завоеватели,"благородные", о

которых говорит Цезарь. Вместе с друидами и бардами онисоставляли

привилегированный класс. Что касается плебса, то, повыражению Цезаря, он

находился более или менее в "рабском состоянии"; онсостоял преимущественно из

кельтов. При управлении этой всемогущей аристократии междуплеменами происходили

постоянные гражданские войны. Различные кельтские народы,чаще всего

соперничавшие между собой, не были способны сосредоточитьсвои силы против

общего врага; они были покорены один после другого, потомучто не умели

соединиться вместе. Кельтов часто упрекали в этой анархии,в этом бессилии

основать единое государство. Но не надо преувеличивать,как это обыкновенно

делается, разницы в этом случае между галлами и германцамиили римлянами. Разве

мы не встречаем у древних германцев той же анархииГерманские "князья" были

вождями, избиравшимися за их физическую силу и военныедоблести; они были

окружены "товарищами", избиравшими их добровольно; но ихсоединяли чисто

индивидуальные, а не общественные узы. Идеи государства,собственно говоря, еще

не существовало. У галлов же мы находим не только подобное"товарищество", но и

"покровительство", "клиентелу", что с точки зрениясоциологии представляет более

высокую степень организации. И эта система покровительстваприлагалась не к

одним индивидам; она распространялась на целые племена:слабый народ был

клиентом сильного. Такого рода конфедерации охватывалипочти всю Галлию. Надо ли

напоминать, что в эпоху Цезаря два соперничавших народа --эдуены и арверны

оспаривали друг у друга право покровительства по отношениюк различным галльским

племенам Такого рода организация еще в большей степени,нежели германская,

представляла собой первые зачатки феодальных отношений.Дело в том, что

общественный строй германцев оставался менее сложным; ихраса была менее

смешанной, среди них не было такого глубокого различиямежду завоевателями и

побежденными; потому именно мы и находим у них не"клиентов", а товарищей. Но в

общем они проявляли не более общественного духа, чемгаллы; подобно последним,

они были разъединены и были побеждены благодаря этомуразделению. Они даже

оставались долее в состоянии анархии, чем галлы, которыенемедленно же

подчинились римской централизации.

Можно признать только, что в общем кельты проявляли менееиндивидуализма и, за

исключением религиозной области, менее склонности киерархии, чем чистые

германцы. Как мы уже сказали, они всегда стремились кравенству, было ли это

равенство свободных или равенство подвластных людей. Крометого, благодаря

большей общительности они достигли более высокой ступенисоциального развития.

Опираться на эти данные, чтобы извлекать из них выводы,приложимые к современной

эпохе, -- значит создавать иллюзии. Одни считают наскельтами и потому признают

склонными к анархии; другие считают нас римлянами и потомуобреченными на

деспотическую централизацию. Здесь снова фатум расявляется своего рода идолом.

Совершенно бесполезно противопоставлять "латинские" нациигерманским, как это

делается особенно в Германии; совершенно бесполезнопричислять Францию к

"легкомысленным" латинским народам, которые якобы ощущают"врожденную

потребность в правительственной опеке", вместо того чтобыподобно германцам

чувствовать склонность к свободе и личной инициативе;Франция, как мы видели, не

латинская нация. Историки доказали даже, что средизападноевропейских стран ни

одна не оказывается более свободной от римской крови, чемГаллия. Без сомнения в

долинах Оды, Роны и Мозеля существовали довольномногочисленные римские или

итальянские колонии; но они были очень невелики, и, сверхтого, контингент

колонистов, переселенных вначале, по-видимому, невозобновлялся в них.

Число римских колонистов, поселенных Цезарем и Августом,определяют в тридцать

тысяч; удвойте и даже утройте это число, если хотите;присоедините к нему

купцов, промышленников, чиновников и рабов, и вы все-такиполучите очень

незначительную цифру римской иммиграции.

Даже в Провансе белокурые гречанки Арля с глазамисарацинок по всей вероятности

не гречанки и не сарацинки. Можно, конечно, встретить вАрле и других местах

некоторые следы римского типа; но где же она, эта"латинская кровь" во Франции

ГЛАВА ВТОРАЯ

В КАКОМ СМЫСЛЕ ГАЛЛИЯ МОЖЕТ БЫТЬ НАЗВАНАНЕОЛАТИНСКОЙ

Францию можно назвать неолатинской нацией только в смыслеее культуры и

воспитания, явившихся результатом новой общественнойсреды, созданной

завоеванием. Из всех народов, покоренных Римом, галлы былиассимилированы

быстрее всех. Сами римляне поражались этим. Галлия оказаламеньшее сопротивление

этой ассимиляции, чем Испания. Следует ли приписать этотфакт свойству расы

По-видимому, действительно галлы были более способны наинтенсивное, нежели на

продолжительное сопротивление. Их порыв был настолькоинтенсивен, что почти

сразу же истощил весь запас национальных сил. КогдаВерцингеторикс попытался

последний раз оказать сопротивление, то галлы проявили, пословам Цезаря, "такое

единодушное стремление снова завоевать свободу и вернутьпрежнюю военную славу

своей расы, что даже бывшие друзья Рима забыли оказанныеим благодеяния и все

без исключения, собрав все душевные силы и всематериальные средства, думали

только о том, чтобы драться". Цезарь немногопреувеличивает. Галлия не вся

поднялась сразу. Иберы ждали, чтобы нападение было сделанона их землю; юг не

"пошевелился". Верцингеториксу не удалось увлечь всехвождей. Дело независимости

защищал главным образом кельтский плебс, угнетенныйримскими легионами и

итальянскими купцами. Верцингеторикс лишь казнями могпринудить аристократию

исполнять свой долг, но как только герой был побежден, онапокорилась. Члены

аристократической партии предпочитали римское господствокельтской демократии;

они при случае даже оказывали поддержку Цезарю. В концеконцов, десятилетняя

отчаянная и кровопролитная война в значительной степениуничтожила в Галлии

воинственные и беспокойные элементы галльского илигерманского происхождения.

После такой потери крови, раса белокурых долихоцефаловнеобходимо должна была

оказаться истощенной; осталось более послушное стадокельтов, миролюбивых по

натуре, склонных покориться неизбежной участи, измученныхаристократической

тиранией и не желавших ничего лучшего, как переменитьсвоих многочисленных и

слишком хорошо известных им повелителей на одного,которого они еще не знали.

Каким образом страна, разделенная духовно, вследствиевражды рас, классов и

народностей, могла бы одержать победу над величайшимполководцем древности

Кроме того Плутарх напоминает, что Цезарь уже овладел воФранции более чем

восемьюстами городов, покорил более трехсот народов,сражался в различные

времена против трех миллионов человек, из которых одинмиллион погиб на полях

битв, а другой миллион был обращен в рабство; один римскийписатель сравнивает

истощенную Галлию с больным, истекшим кровью и потерявшимпоследнюю надежду.

Можно, следовательно, сказать, что чем централизованнее нединодушнее было

последнее сопротивление галлов, тем скорее оно могло бытьподавлено одним

ударом; его интенсивность была куплена ценой егопродолжительности.

Раз оказавшись победителем, Цезарь скоро нашел союзников всвоих недавних

врагах: разве "легион жаворонков" не помог ему основатьимперию Разве его не

упрекали в том, что он "с высоты Альп спустил с цепибешеных кельтов" и ввел их

даже в сенат, так что "галльские штаны" появились вримских трибунах17

Побежденные в конце концов стали восторженно относиться ксвоему победителю,

обнаруживая таким образом свою склонность следовать завеликими полководцами,

увлекаться личностью и восхищаться всякой силой, умевшейзаставить уважать себя,

если только эта сила проявляла в то же время умственноепревосходство и внешние

признаки великодушия. Римский Бонапарт убедил их, что,живя среди них, он сам

сделался галлом; корсиканский Цезарь, вначале глубоконенавидевший французов,

также убедил их, что он олицетворял собой Францию18. Галлывсего более нуждались

в единстве. Если до римского завоевания они обладалибольшей независимостью, то

после него они оказались более сплоченными. Мы ужеговорили, что кельтам, вообще

говоря, недоставало политического смысла. Рим дал имНациональный Совет, общий

культ, привычку к одним и тем же идеям, сознание одних итех же интересов,

чувство реальной солидарности. Всем этим римскоегосударство не только не

уничтожило галльской национальности, но, напротив того,способствовало развитию

у галлов идеи отечества. Латинские и неолатинские нации,говорят нам, были и

остаются поклонницами единоличной власти. Однако не говоряуже о греках, живших

под республиканским управлением, римская республикасуществовала, по-видимому,

довольно долгое время и играла не малую роль в истории.Если Рим окончил

обожанием своих императоров, а Галлия скоро сталаразделять это обожание с

Италией, то это объясняется тем, что империя обеспечиваламир, которого страстно

желали все. Императорское могущество казалось тогдашнимумам своего рода

провидением. Подобно тому, как в ранние эпохичеловечества, говорит Фюстель де

Куланж, поклонялись облаку, которое проливало дождь иоплодотворяло землю, и

солнцу, заставлявшему созревать жатву, люди сталиобоготворять верховную власть,

Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 | 19 |   ...   | 42 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.