WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 42 |

необходимо должны были иметь своими предводителямибелокурых долихоцефалов, то

это значит заменять историю поэмой о белокурых людях.История говорит нам о двух

нашествиях, из которых первое было кельтским и по всейвероятности нашествием

смуглолицых людей, а второе -- галльским и следовательнонашествием белокурой

расы.

Кроме того кельто-славянская или туранская психологиязаключает в себе следующее

основное противоречие: если массы азиатских монголовпредставляют собой

"запоздавших савойяров", то чем объяснить, что савойяры,оверньяты и

нижне-бретонцы так мало походят на своих кочевых предковНазвание туранцы

означает неарийских номадов, а слово тура выражаетбыстроту всадника;

спрашивается, кто же был менее привязан к земле, менее"миролюбив" и "спокоен",

чем эти туранские номады Ришпэн, считающий их своимипредками (хотя он родился

в семье, живущей в департаменте Aisne), так передает намих "Песню крови":

Ранее арийцев,возделывающих землю,

Жили кочевники и губители-- туранцы.

Они шли, грабя все, пожираявремя и пространство,

Не жалея о вчерашнем, недумая о будущем.

Они ценили лишь моментнастоящего,

Которым можно наслаждаться,имея его под рукой.

Да, это мои предки, ибо,хотя я и живу во Франции,

Но я ни француз, нилатинянин, ни галл;

У меня тонкие кости, желтаякожа, медовые глаза,

Корпус всадника, и япрезираю законы.

Каково же будет разочарование искусного версификатора иритора, певца туранцев,

когда он узнает, на каком плохом счету находятся внастоящее время "савойяры,

запоздавшие в своем переселении"13. Что бы ни думали обэтом, но трудно

согласить спокойствие и миролюбие савойяров, бретонцев иоверньятов с

историческими документами, относящимися к свирепыммонгольским племенам, их

завоеваниям и грабежам. Впрочем завоевания, сами по себе,ничего не доказывают.

Вскоре после Саламина, Греция вторглась в Азию и перешлаИнд; Тирская колония

чуть не привела Италию на край гибели; вандалы, неведомыедотоле миру, прошли

победоносно всю Европу, угрожали Риму и Византии; арабычуть не овладели

Европой. Всевозможные расы, с самой разнообразной формойчерепа, вели войны и

одерживали победы. Ничто так не заурядно, как бытьпобедителем или побежденным.

Существенным затруднением для теории, считающей арийцеввыходцами из северных

стран, является необходимость объяснить происхождениеарийской цивилизации.

Несомненно, что она не могла возникнуть ни в Скандинавии,ни в Германии, ни в

Сибири; естественно предположить, что ранние цивилизацииразвились в более

теплых странах, более благосклонных к человеку, и мызнаем, что с севера всегда

появлялись варвары. Чтобы обойти затруднение, приходитсядопустить, что

цивилизация, которой воспользовались белокурыедолихоцефалы северо-запада, была

создана кельто-славянами, переселившимися из Азии. Но втаком случае почему

такое презрение к кельто-славянам С другой стороны, еслибы они были туранцами

и номадами, то как могли бы они достигнуть этой степеницивилизации

Таким образом мы возвращаемся к тому же вопросу: кем былоположено начало

цивилизации Приписать ее возникновение дикимгиперборейцам, орды которых

позднее наводили ужас на римскую и греческую империю, былобы, мы повторяем,

наименее правдоподобно. Вот в какое безвыходное положениеставят нас все эти

доисторические истории.

Что же касается чудовищной картины внутренней борьбы междуHomo Europaeus и Homo

Alpinus, подготовляемой формами черепа, борьбы, жертвойкоторой будет Франция,

то это чистейшая фантазия антропологов. Впрочем Лапуж вконце концов должен был

ответить на делаемые ему возражения, что умственноепревосходство не составляет

привилегии какой-нибудь одной расы и что всякая чистаяраса могла бы выработать

из себя высшую форму человечества. Но это значит придаватьочень преувеличенное

значение чистоте расы: чернокожая раса могла бы достигнутьвысшей степени

развития, но все погибло бы, если бы среди нее явиласьпримесь белой расы! Лапуж

утверждает, что некоторые расы богаче евгеническимисемьями14, в которых высшие

качества передаются наследственно. Но этого-то именно иневозможно установить,

так как необходимо было бы доказать, что долихоцефалыпроизводят в

действительности более евгенических семей, потому что онидолихоцефалы; но каким

образом устранить все другие влияния

Впрочем, если существуют восторженные поклонники длинныхчерепов, то находятся

также свои сторонники и у широких. Славянин Анучиндоказывает превосходство

брахицефалов. Другие думают, вместе с Вирховым, что головауширяется и должна с

течением времени делаться все шире, чтобы дать местовсему, что заставляет ее

вмещать прогресс знаний; наибольшую массу мозга внаименьшем пространстве

позволяет вместить именно шарообразная форма головы. Темне менее, прибавляют

они, объем мозга не может значительно увеличиться, ненарушая равновесия головы

и гармонии ее отдельных частей: передние лопасти могутувеличиваться, но только

до тех пор, пока вертикальная линия, проходящая черезцентр тяжести мозга, будет

пересекать середину основания черепа или лишь немногоотступать от нее вперед;

при большем отдалении, глаза оказались бы слишкомуглубленными под нависшим

черепом. Все антропологи, впрочем, единодушно признают,что в действительности

долихоцефалия будет заменена всеобщей брахицефалией. Нонеужели прогресс все

время двигался вспять, от доисторических пещерныхдолихоцефалов до современного

человечества, повинного в уширении своих черепов

По мнению Гальтона, смуглолицые увеличиваются в числе,потому что они обладают

лучшим здоровьем, как это по-видимому доказываетсястатистическими данными,

относящимися к войне между южными и северными штатамиАмерики. По мнению де

Кандолля, увеличение пигмента предполагает более полную иэнергичную

деятельность организма. Белокурые, согласно этому взгляду,оказываются менее

сильными физически, подобно бледным цветкам, а потомуобязанными быть более

интеллигентными; отсюда -- постепенный подбор в сторонуумственного

превосходства. Чего только не приходится совершатьподбору! Согласно другим,

кельто-славяне, потому оказываются преобладающимичисленно, что они вели более

спокойную жизнь, в то время как северяне истребляли другдруга; но когда борьба

будет перенесена на экономическую почву, они будутпобеждены белокурыми. По

мнению третьих, белокурые не будут в состоянии боротьсядаже и на этой почве,

потому что театром борьбы являются преимущественно большиегорода, куда

устремляются белокурые долихоцефалы, но где они скоропогибают. Нет возможности

доверять всем этим противоречивым индукциям. Антропологияеще слишком

неустановившаяся наука, чтобы внушать к себе полноедоверие. Как полагаться на

психологические и социологические гипотезы, основанные наисторических

гипотезах, которые, в свою очередь, построены наантропологических. Мы думаем,

что по меньшей мере преждевременно обрекать одну половинучеловечества на

истребление другой из-за вопроса о длине черепной коробкии притом с

уверенностью в окончательной победе широких черепов.

Лебон также антрополог; но он однако соглашается, что неформа головы и не

черепной показатель дают нам возможность отличить"храброго раджпута от

трусливого бенгалийца". Только изучение их чувств, говоритон, позволит нам

измерить глубину, разделяющей их пропасти; можно было быочень долго сравнивать

черепа англичан и индусов и все-таки не понять, какимобразом триста миллионов

последних могут находиться под господством несколькихтысячей первых, но

изучение умственных и нравственных свойств обоих народовнемедленно же открывает

нам одну из главных причин этого господства, показывая, докакой степени

настойчивость и воля развиты у одних и слабы у других.

Предоставим антропологам устранить, если они могут, всеэти разногласия. Закон

солидарности достовернее всей истории, а особенно нашихсведений о

доисторических временах. Что касается истинного средствавосстановить социальное

равновесие, то его надо искать не в создании замкнутой"касты" белокурых

долихоцефалов, а в более внимательном отношении к бракам,физическому и

нормальному здоровью будущих супругов, в гигиеническихмерах, в более

настойчивой и целесообразной борьбе с пороками, грозящимисамому существованию

расы, -- пьянством и развратом; наконец, в более широкомраспространении

морализующих идей, как в германских, так и вкельто-славянских головах, среди

англосаксов и среди оверньятов.

Один из главных социологов воинствующей школы, Гумплович,все еще настаивая на

"борьбе рас", в конце концов сходит с точки зрения чистыхантропологов. В самом

деле, он понимает под "расами" простые группы, состоящиеиз значительного числа

всевозможных рас, медленно сливавшихся одна с другой.Раса, говорит он, -- это

единица, создавшаяся в течение истории в процессеобщественного развития и путем

этого развития. Первоначальные факторы народов --интеллектуального характера;

это -- язык, религия, обычаи, право, цивилизация и т. д.;только "позднее"

выступает на сцену физический фактор: "единство крови".Это -- цемент,

заканчивающий и поддерживающий единство. Но зачем же, втаком случае, Гумплович

называет историю борьбой рас Он отнимает у этого словаего обычное и в то же

время научное значение; психология народов уже теряеттогда тот дарвинистский

характер, который он стремится придать ей.

В общем, теория краниологических типов напоминает намзнаменитую теорию

"преступного типа". Ламброзо имел основание обратитьвнимание на многочисленные

признаки вырождения, встречающиеся среди преступников; ноон ошибался когда

допускал, что люди рождаются преступными, с типическимипризнаками преступности,

которые могут быть немедленно же обнаружены антропологом.Подобным же образом,

друзья длинных черепов имеют основание указывать нам намногочисленные признаки

неуравновешенности, наблюдаемые в наших всколыхавшихся ивзбаламученных

обществах; но когда они выдают свой белокурый тип заединственного истинного

Homo, которому предстоит при случае истребить своихнедостойных конкурентов, они

создают в форме этой псевдонаучной фантазии новый ферментнравственных

разногласий и общественного упадка духа. Пандолихоцефализмне более высокая и

надежная цель для человечества, чем пангерманизм,панславизм и всякого рода

поглощения слабых сильными.

Итак, скажем мы в заключение, психология народов должнаостерегаться

социологических софизмов, построенных на естественнойистории. Они становятся

так многочисленны и угрожающи в последнее время, чтоприходится останавливаться

на самых рискованных и произвольных гипотезах, как если быони были серьезные;

очень часто они и оказываются таковыми на практике. Усовременных наций, а

особенно во Франции, где роль ума все возрастает, "софизмырассудка" все более и

более порождают "софизмы сердца", вместе с внутренними иливнешними войнами,

которые являются их кровавыми применениями. "Проповедуяцарство силы, -- говорит

русский писатель Новиков, -- французские публицисты играютв руку Германии

железа и крови; их наивность и ослепление изумительны".Если бы так называемая

высшая раса в конце концов признала теорию силы, которой имы увлекаемся теперь

по примеру Германии, то ей оставалось бы только вернутьсяк доисторической

морали, которой она следовала в период своегоканнибальства; ее так называемое

превосходство оказалось бы призрачным; чувствосправедливости под широким

черепом предпочтительнее несправедливости под удлиненным.Впрочем, как Франция

думала это всегда, справедливость сама по себе сила, и,быть может, величайшая

из всех, сила, влияние которой будет чувствоваться всеболее и более, по мере

того как будет возрастать роль моральных и общественныхэлементов в цивилизации.

Апофеоз силы -- поворот к прошлому, а антропологическаяистория -- не более как

антропологический роман. Вполне естественно, что в век,когда утрачено прежнее

общественное равновесие и еще не установлено новое, сновавыползают на свет все

варварские и животные инстинкты, которые псевдонаукапытается оправдать и

возвести в теорию. Наша эпоха переживает полный кризисатавизма; благодаря

соперничеству белых, желтокожих и чернокожих ей угрожаетдаже настоящая и

последняя борьба рас, которая может, впрочем, остатьсямирной борьбой; но не

следует представлять себе в той же форме расовой борьбысоперничества французов

с немцами или "благородных" французов с "подлыми". Это --чисто семейные ссоры,

не имеющие ничего общего с естественной историей; толькоистория в собственном

смысле слова, только общественная и политическая наукамогут дать объяснение

такого рода борьбе. Напрасно рисуют нам мрачные картины"несовместимости

темпераментов" различных европейских рас или различныхэтнических слоев

французской нации, несовместимости, которой, как говорятнам, объясняются наши

непрерывные войны: мы уже показали, что эти воображаемыерасы -- простые

психологические типы, мозговые особенности которых нам ещенеизвестны, и о

которых не может дать ни малейшего понятия никакоеизучение черепов. Это не

"естественноисторические", а прежде всего социальныепродукты; они порождены не

наследственностью и не географической средой, а главнымобразом моральной,

религиозной и философской. "Расы" -- это воплощенныечувства и мысли; борьба рас

перешла в борьбу идей, усложненную борьбой страстей иинтересов; измените идеи и

чувства, и вы устраните войны, признаваемые неизбежными.

КНИГА ВТОРАЯ

ХАРАКТЕР ГАЛЛОВ

ГЛАВА ПЕРВАЯ

ХАРАКТЕР И УЧРЕЖДЕНИЯ ГАЛЛОВ

Если мы соберем и классифицируем все сведения, сообщаемыенам древними о галлах,

то мы увидим в них подтверждение согласующихся между собойданных антропологии и

психологии, а также доказательство полного контраста междутак называемыми

французскими латинами и настоящими итальянскими латинамиили чистыми германцами.

Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 42 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.