WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 24 | 25 || 27 | 28 |   ...   | 43 |

Символизм, стоящий за упражнением падения,заслуживает упоминания. Земля является символом матери, которая в свою очередь-представитель земли. Мать и мать-земля — это источники силы. В одной изсвоих многочисленных битв Геракл сражался с Антеем. В этой битве Гераклпостоянно сбивал с ног Антея, но вместо того чтобы выиграть битву, Гераклпроигрывал ее. Он начал уставать, в то время как Антей после каждого контакта сземлей вставал и становился сильнее, чем был раньше. Потом Геракл понял, чтоАнтей был сыном матери-земли и что каждый раз, когда он возвращался к земле, онобновлялся и силы его укреплялись. Тогда Геракл поднял Антея и держал его ввоздухе так долго, пока тот не умер.

Мы все дети матери-земли и матерей, которыедолжны быть источниками силы для нас. К сожалению, вместо этого, как в случае сДжимом, мать может быть угрозой для ребенка, и ей нужно противостоять больше,чем уступать. Таким образом, человек не может опуститься вниз без сильногочувства страха. Сохранение состояния подвешенности создает реальную угрозучеловеческому существованию из-за энергетических процессов в организме, когдападение может пробудить страх смерти, хотя не представляет реальной опасности.Выполнение упражнения падения вскрывает конфликт с матерью, который может бытьпроанализирован и проработан, позволяя человеку опуститься вниз или упасть счувством безопасности, так как там находится земля для нас.

Недавно я получил письмо от человека,которого рекомендовал своему коллеге, доктору Фреду Зуферу из Торонто, длялечения сильной боли в низу спины, распространявшейся на правую ногу. «Одним изинтересных аспектов лечения с доктором Зуфером, — писал он, — является контакт с полом. Полстановится другом, прочным утешителем, который всегда рядом, который можетзащитить вас от сильных оскорблений, даже когда вам больно. Вы не можетепровалиться, если вы уже там, а если вы уже там, то вы можете иметь дело сомногими вещами, с которыми могло бы быть трудно иметь дело, если вы чувствуете,что можете упасть. Это дало мне возможность обнаружить внутри себя бесконечныйужас».

Во многих случаях после выполненияупражнения падения мы будем делать упражнение подъема. Я слышал, как многиепациенты выражали страх, что если они упадут, то не смогут снова подняться.Конечно, они знают, что могут остановиться усилием воли. Но они не уверены,смогут ли они подняться.

Подъем подобен росту. Растение, например,поднимается из земли; оно не сдерживается. При подъеме сила исходит снизу;когда тащат, сила идет сверху. Классический пример подъема — это ракета, которая поднимаетсяпропорционально количеству энергии, которое она разряжает внизу. Простоехождение принадлежит к этой категории движения, потому что когда мы делаемкаждый шаг вперед, то надавливаем на землю, которая давит обратно, посылая насвперед. В этом участвует физический принципдействия-противодействия.

В упражнении подъема человек стоит обоимиколенями на сложенном одеяле на полу. Его ступни протянуты сзади. Затем онпередвигает одну ногу вперед и сам наклоняется вперед таким образом, чтобычасть его тела переместилась на эту ногу. Я прошу его почувствовать ногу наполу и поперекатываться назад и вперед на ней, чтобы усилить это ощущение.Затем он чуть-чуть поднимает себя и переносит всю свою массу тела на согнутуювпереди ногу. Теперь, если он будет достаточно сильно толкать эту ногу вниз, онобнаружит, что поднимается. Если это выполняется правильно, то человекдействительно чувствует силу, движущуюся вверх по телу от земли и выпрямляющуючеловека снизу вверх. Однако это упражнение выполнить нелегко, и большинствулюдей приходится поднимать себя самим, чтобы немного помочь процессу. Спрактикой выполнять упражнение становится легче, и человек, чтобы подняться,учится направлять энергию вниз, в ногу. Обычно оно выполняется по 2 раза накаждой ноге, чтобы развить чувство давления на землю и подъем.

Полные тяжелые люди испытывают особенныетрудности в выполнении этого упражнения. Я видел, как они пытаются подняться,но падают, как младенцы. Это происходит так, как будто они потеряли способностьподниматься и поэтому психологически смирились с инфантильным уровнем, где едаболее, чем бег или игра, составляет основной жизненный интерес иудовлетворение. Я вижу, что эти люди функционируют на двух уровняходновременно: на взрослом, где воля является силой, заставляющей их подниматьсебя и двигаться, и младенческом, для которого характерны еда и чувствобеспомощности (особенно еда).

Подъем и падение составляют парупротивоположных функций, которые не могут существовать друг без друга. Есличеловек не может упасть, то он не может подняться. Это понятно в феномене сна,когда мы говорим, что человек лег спать и поднялся утром. Вместо естественныхфункций падения и подъема люди, которые используют свою волю, опускают иподнимают себя, или ложатся и встают. Если воля не мобилизована, как вначалепри пробуждении, то возникнут большие трудности при подъеме с постели. В основеэтого лежит страх падения, неспособность рано ложиться спать и позволить себелегко впасть в сон (заснуть). В результате такие люди устают уже утром, и им нехватает энергии подняться легко.

После того как пациент проходит черезупражнение падения, его тело более свободно. Моим обычным приемом являетсявозможность предоставить пациенту поработать с дыханием на дыхательномтабурете. Часто дыхание становится более непроизвольным, если оно следует заэтими упражнениями, которые вызвали дрожание тела, и которое может перейти вовсхлипывания и плач. Человека надо поощрять выполнять эти непроизвольныедвижения тела, потому что они представляют спонтанную попытку тела освободитьсяот напряжения.

Прежде чем перейти к вопросу, как возникаетстрах падения, я хотел бы представить следующий случай. Марк былгомосексуалистом примерно сорока лет, основной проблемой у него были изоляция иодиночество из-за его неспособности выражать чувства открыто. Его тело былоодеревенелым и тяжелым, внутри его можно было почувствовать испуганногоребенка, не способного выйти наружу. Марк пришел на занятие и рассказал такойсон: «Прошлой ночью мне снилось, что я устраиваю званый обед и моими гостямибыли Мистер Голова и Мистер Тело. Возможно, это было подготовкой моего приходасюда сегодня. Они оба были маленькие, мускулистые, бездушные, с бочкообразнойгрудью и очень независимые. Казалось, что они никогда не соединятся вместе.Обед не был действительно важным. Я хотел соединить их вместе, но мы так и недоговорились в течение вечера. Прием не удался».

Затем Марк занял положение для выполненияупражнения падения. Когда он стоял перед одеялом, он сказал: «Я вижу дыру. Мнекажется, что меня бросят в эту дыру. Она очень глубокая, как колодец. В одномиз своих снов я многократно пытаюсь выбраться из него. Кажется, я вижу выход,но в следующий момент я обнаруживаю, что все еще пытаюсь выбраться.

Сны с падением были у меня всю жизнь.Обычно мне снилось, что я падаю в пролеты лестниц, сейчас в своих снах я падаюс гораздо большей высоты. Этим летом в Европе я остановился в гостинице вкомнате на верхнем этаже, и когда сна не было ни в одном глазу, я фантазировал,что меня стаскивают с кровати и через балкон выкидывают впространство.

Ребенком я мог залезать на деревья, покамог держаться за ветки. Казалось, у меня нет страха высоты, пока есть за чтодержаться. Когда мне было восемь лет, кто-то вызвал меня пройтись по периламразмером два на восемь футов, которые находились на верху башни высотой в стофутов. Расстояние вокруг было около двухсот шагов. Я сделал это. Но позже,когда я учился в колледже, я не отваживался подойти близко к этойбашне.

Также в возрасте шести, семи или восьми летмне снилось, что я могу летать. Это было так реально, что я верил, что этоможет произойти. Я в действительности пытался сделать это на виду у людей. Япытался взлететь, но приземлялся лицом вниз».

После того как Марк упал и лежал на одеяле,он сказал: «Я испытал чувство освобождения в падении. Я чувствую, что как будтопостроен из кирпичиков, которые очень неустойчивы. На вершине чего-то ячувствую себя очень ненадежно и что мне лучше спуститься (лечь) наземлю».

Причины страха падения.

Ранее я предположил, что люди, должно быть,единственные из всех животных испытывают страх падения. Конечно, все животныеподвластны страху, когда падают. Я видел, как пугался мой попугай, когда терялравновесие на своей жердочке во время сна. Он внезапно просыпался, мгновениеделал что-то возбужденно, а затем восстанавливал свое положение. Человеческиесущества, однако, подвластны страху падения, даже когда стоят на твердой почве.Вероятно, это может быть прослежено через всю нашу эволюцию, начиная современи, когда наши предки жили на деревьях, как обезьяны.

Кажется, достаточно хорошо установленоантропологически, что человеческий предок был лесным обитателем, прежде чемотважился переселиться на равнину в поисках пищи. В своей книге «Появлениечеловека» («The Emergence of Man») Джон Пфейффер описывает, что значило жить надеревьях: «Еще более важно, что жизнь на деревьях приводит к удивительнойособенности, ранее не существовавшей и постоянной, — психологической небезопасностиили неуверенности» /18/. Небезопасность относится к опасности падения. Ападения были частыми. Пфейффер указывает на то, что изучение гиббонов— приматов, живущихна деревьях, —показало, что у одного из четырех взрослых особей была сломана хотя бы однакость. Но в жизни на деревьях были преимущества. Там было вполне достаточноеды, там была относительная безопасность от хищников, и это способствовалоразвитию руки для держания и обращения с чем-либо.

Опасность падения сильно снизиласьблагодаря возможности держаться за ветку или сук дерева. Обезьяньи детенышиобвивались вокруг тела матери руками и ногами и держались за нее, когда онадвигалась по деревьям. Она также поддерживала их рукой, когда та была свободна.Поэтому для маленькой обезьянки потеря контакта с телом матери вызываланемедленную перспективу падения и повреждения или смерть. Грызуны, такие какбелки, которые также живут на деревьях, поднимают своих малышей в гнезда в дыредерева, где они находятся в безопасности, даже когда их мать отсутствует. Нообезьяны носят своих детенышей с собой, и те находятся в безопасности, толькокогда держатся за тело матери.

У новорожденного человеческого младенцаинстинкт хватать и висеть, держась рукой, присутствует с рождения и происходитиз филогенетического прошлого. В подвешенном состоянии при помощи захватаруками некоторые младенцы могут выдержать свою массу тела. Но это толькорудиментарная способность, и человеческие младенцы нуждаются в поддерживании,чтобы чувствовать себя в безопасности. Если эту поддержку внезапно убрать, чтомгновенно сделает падение возможным, то у младенца появятся испуг и страх.Только два других обстоятельства представляются угрожающими для новорожденногомладенца: невозможность дышать вызывает страх удушения и внезапный громкийголос вызывает то, что известно как реакция испуга.

Филогенетическое прошлое человека,отраженное в человеческом младенце потребностью поддержки для ощущениябезопасности, является предполагаемой причиной страха падения. Реальнойпричиной является отсутствие достаточной поддержки и физического контакта сматерью.

В 1945 г. В. Райх опубликовал наблюдение застрахом падения у трехнедельного младенца. Оно было включено в его изучениестраха падения у онкологических пациентов, у которых этот страх очень силен иглубоко структурирован. Эта статья произвела на меня очень сильное впечатление,хотя прошло двадцать пять лет, прежде чем я смог подойти к ней в своейсобственной работе.

Относительно младенца Райхпишет:

В конце третьей недели у него появилсясильный страх падения. Это случилось, когда его вынули из ванночки и положилиспиной на стол. Сразу не было ясно, то ли то, что его положили слишком быстрымдвижением, то ли охлаждение его кожи вызвало страх падения. Во всяком случае,ребенок начал отчаянно плакать, отводя назад свои руки, как бы получая опору,пытался поднять голову, в глазах у него стоял сильный страх, и он никак не могуспокоиться. Пришлось снова взять его на руки. При следующей попытке положитьего страх падения появился снова с такой же интенсивностью. Он успокоилсятолько тогда, когда его снова взяли на руки /19/.

После этого происшествия Райх отметил, чтоправое плечо ребенка было отведено назад. «Во время приступа страха он отвелназад оба плеча, как будто получал поддержку». Казалось, это положениесохранялось и при отсутствии страха /19/.

Для Райха было очевидно, что ребенок неосознавал страх падения. Приступ беспокойства может быть объяснен толькоудалением заряда с периферии тела и вместе с этим потерей чувства равновесия.Ребенок как бы находился в легком состоянии шока, которое Райх назваланоргонией. В состоянии шока кровь и заряд не поступают на периферию тела,человек теряет чувство равновесия, и ему кажется, что он может упасть или ужепадает. Подобные реакции происходят при шоке в любом живом организме. Покадлится состояние шока, будет трудно подняться на ноги и противостоять силепритяжения. Райху было интересно узнать, почему ребенок испытал состояние,похожее на шок.

Райх знал, что между младенцем и матерью небыло достаточного контакта. Ребенка брали на руки по его требованию, и этотконтакт с матерью приносил ему удовольствие и удовлетворение. Когда ребенок небыл на руках, он лежал в кроватке или коляске около матери, пока она работалана пишущей машинке. Райх считал, что потребность ребенка в физическом контактене была удовлетворена. Его недостаточно держали на руках. Перед приступом уребенка была особенно сильная реакция на кормление, которую Райх назвалоргазмом рта, выражающемся в дрожании и зажатии рта и лица. По словам Райха,это еще сильнее увеличило потребность в контакте. Когда контакта не произошло имладенца положили обратно в кроватку, то это перешло в состояниесжатия.

Чтобы преодолеть страх падения у этогоребенка, Райх использовал три подхода: 1). Ребенка следует взять на руки, когдаон плачет. Это помогает. Я считаю, что лучше держать ребенка на руках болеечасто, как это делали древние женщины, и использовать при этом специальный лиф— холтер. 2). Плечиследует мягко свести вперед из их фиксированного положения сзади, чтобыпредотвратить развитие любого характерологического панциря. Райх делал это вигровой манере около двух месяцев. 3). Необходимо было действительно «датьребенку упасть», чтобы приучить его к ощущению падения. Это также прошлоуспешно. Это тоже было сделано очень мягко и в игровой манере.

Pages:     | 1 |   ...   | 24 | 25 || 27 | 28 |   ...   | 43 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.