WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 22 | 23 || 25 | 26 |   ...   | 43 |

У людей с сильными нарушениями может почтине быть чувств в ногах. Я вспоминаю другую молодую женщину, которая была близкак шизофреническому состоянию. Она пришла на встречу со мной, обутая только втеннисные туфли, хотя в Нью-Йорке был дождливый зимний день. Когда она снялаобувь, я увидел, что ее ноги были синими от холода. Однако на мой вопрос,замерзли ли у нее ноги, она сказала: «Нет». Эта женщина не чувствовала, что онизамерзли: она просто не чувствовала их.

Демонстрируя некоторые биоэнергетическиетехники профессионалам, после объяснения концепции заземления я прошу ихвыполнить несколько простых заземляющих упражнений для развития вибрации вногах. Феномен вибрации увеличивает чувства и ощущения в ногах и ступнях. Оченьчасто, когда это случается, они говорят: «Я действительно чувствую свои ноги иступни. Я никогда раньше их так не чувствовал». Этот эксперимент дает некоторыепредставления о том, что такое заземление и как можно ощущать себя более полнов контакте с основанием своей опоры.

Однако редкое выполнение этих упражнений незаземляет человека полностью. Нужно работать с ними регулярно, чтобы достичь иподдерживать ощущение безопасности и чувство укорененности, которые дает хорошозаземленная поза. В своем сне, о котором я вспоминал в главе III, я описывал,что был связан за лодыжки непрочной проволокой, которую легко мог удалить. Все,что мне нужно было сделать во сне, это развязаться и снять ее. Но что этоозначало в реальности Недавно, работая со своими ногами, я почувствовал, каксвязаны мои лодыжки. Правда, они не настолько зажаты, как большинство лодыжек,которые я видел, но они и не свободны настолько, насколько должны бы быть.Также я осознаю напряжение в своих ногах. Например, мне очень больно сидеть напятках, вытянув ступни. Мои лодыжки болят, а в сводах стопы появляются спазмы.Однажды, во время выполнения биоэнергетических упражнений под руководством моейжены, мои ноги затряслись так сильно, что я почувствовал, что они меня невыдержат. Конечно же, они выдержали, но это было новым переживанием для меня. Ямогу отнести эту проблему на счет моего возраста, мне исполнилось шестьдесяттри, но я предпочитаю думать, что у меня все еще есть потенциал для роста,который я смогу реализовать, если еще более глубоко укоренюсь и более полнозаземлюсь. И так я продолжаю работать над собой.

Биоэнергетически говоря, заземлениевыполняет такую же роль в энергетической системе организма, какую выполняетзаземление в электрической цепи высокого напряжения. Оно обеспечивает клапанбезопасности для разрядки избыточного возбуждения. В электрической системестремительное наращивание заряда может сжечь часть ее или стать причинойпожара. В человеческой личности накопление заряда также может быть опасно, есличеловек не заземлен. Человек может разделиться на части, стать истеричным,испытывать беспокойство или упасть духом. Опасность особенно велика у слабозаземленных людей, состояние которых находится на границе с шизофреническим. Яи мои помощники ввели в практику сочетать для этих людей упражнения, которыеувеличивают заряд (дыхание), с упражнениями, разряжающими напряжение (выражениечувств), и упражнениями, которые заземляют человека. Когда человек уходит сзанятия или с семинара, чувствуя себя сильно приподнятым, то существует большаявероятность того, что у него наступит спад. Это не внушает опасения, есличеловек знает это заранее и может справиться с падением. Тем не менее, когдачеловек расстается с переживаниями основательно и полностью, странно будет,если он станет удерживать эти переживания.

На настоящем уровне наших знаний мы неполностью понимаем энергетическую взаимосвязь между ступнями и землей. Яубежден, что таковая существует. В чем я уверен, так это в том, что, чем большечеловек может чувствовать свой контакт с землей, тем больше он может стоять насвоем, тем большее напряжение он может выносить и с большим волнением можетсправляться. Это делает заземление первичным объектом в биоэнергетическойработе. Она предполагает, что основной упор в работе направлен вниз, т. е.поставить человека на ноги и ступни.

Кто-то может удивиться, почему это должнобыть так сложно. Ясно, что движение вниз всегда более пугающее, чем движениенаверх. Например, приземление самолета пугает больше, чем взлет. Опускание внизвызывает у большинства людей страх падения, который обычно подавляется. Вследующей главе я буду рассматривать беспокойство, связанное со страхомпадения, которое, как я обнаружил, одно из самых глубоких в человеческойличности. В этом месте мне хотелось бы описать некоторые проблемы,встречающиеся, когда человек позволяет своей энергии и чувствам протекать внизпо телу.

Вообще, первое чувство, которое испытываетчеловек, «спускаясь», это печаль. Если человек сможет принять это и отдатьсяэтому чувству, он начнет плакать. Мы говорим, что человек «ударился» в слезы. Вкаждом человеке, находящемся в подвешенном состоянии, имеется глубокая печаль,и многие предпочли бы оставаться подвешенными, чем столкнуться лицом к лицу сосвоей печалью, потому что у большинства людей она граничит с отчаянием. Человекможет встретиться с отчаянием и пройти через печаль, если ему помогаетпонимающий терапевт, но я хочу сказать, что это нелегкое дело. Печаль и плачсдерживаются в животе, который также является местом, где накапливается заряддля прорыва в сексуальное высвобождение и удовлетворение. Путь к наслаждениюобязательно ведет через отчаяние /6/.

Глубокие сексуальные ощущения в областитаза также пугают многих людей. Они могут воспринять ограниченное возбуждениепри сексуальном контакте, которое поверхностно легко разряжается и незаканчивается оргазмом. Оргазм вызывает у таких людей страх потерять контрольнад собой. Проблема, с которой мы встречаемся в терапии не генитальная, асексуальная — страхразмягчения или падения в огонь страсти, который горит в животе и тазовойобласти.

Наконец, существует беспокойство по поводустояния на собственных ногах, которое подразумевает стояние в одиночестве.Взрослыми мы все стоим поодиночке; это реальность нашего существования. Но яобнаружил, что большинство людей неохотно принимают эту реальность, потому чтодля них она означает одиночество. За видимостью независимости они держатся заотношения и становятся подвешенными. Будучи привязанными к взаимоотношениям,они разрушают их ценность и все-таки боятся освободиться и встать на ноги.Когда они делают это, то с удивлением обнаруживают, что не одиноки, посколькуотношения изменяются таким образом, что становятся источником удовольствия дляобеих сторон. Сложность заключается в переходе, потому что в промежутке междуотпусканием и чувством твердой земли под ногами человек переживает ощущениепадения и беспокойство, которое оно порождает.

VII. Страх падения.

Боязнь высоты.

Страх падения часто ассоциируется сболезнью высоты; большинство людей испытывают это, стоя на краю скалы. Не имеетзначения, что их ноги стоят на твердой почве и реальной опасности падения несуществует; у них начинает кружиться голова, и они чувствуют, что могутпотерять равновесие. Страх падения, должно быть, является исключительночеловеческим переживанием, потому что все четвероногие животные в подобнойситуации ощущают устойчивость. У некоторых людей этот страх настолько силен,что езда в машине по мосту может вызвать подобную реакцию; несомненно, такойслучай является патологией.

Существуют и другие люди, которые, казалосьбы, напрочь лишены этого чувства. Я с удивлением и страхом наблюдал заверхолазами, легко передвигающимися по узкой балке высоко над шумным городом. Яне мог представить себя на их месте; мой страх был бы слишком большим, потомучто долгое время я боялся высоты. Я вспомнил, как меня, ребенка восьми лет,поднял на плечи отец, чтобы я мог видеть парад, и какой я чувствовал при этомужас. В то время я также испугался и «американских горок», когда отец захотелвзять меня на них. Позднее я преодолел этот страх, катаясь на них целый день,когда работал в парке аттракционов. С годами мой страх высоты сильноуменьшился, что я отношу на счет работы с ногами, которую проделал, чтобыобрести заземленность и безопасность. Сейчас я могу работать на высокойлестнице или смотреть вниз с высоты, не ощущая сильногобеспокойства.

Существуют две причины кажущейсябезопасности людей, которые не обнаруживают страха падения. Некоторые из них,как американские индейцы, определенно уверены в своих ногах. Они были средипервых верхолазов, которых нанимали для производства высотных работ. Другиелюди бессознательно отрицают свой страх. В книге «Предательство тела»(«Betrayal of the Body») я рассказывал о случае с шизоидным молодым человеком,у которого были сильно зажатые напряженные ноги, которые он слабо ощущал. Онстрадал от тяжелой депрессии, сочетающейся с чувством, что у него «ничего непроисходит» значительного и эмоционального. Однако у этого пациента не былостраха падения.

«Билл был скалолазом, одним из лучших, какон говорил. Он совершил множество восхождений на крутые скалы без страха исомнения. Он не боялся высоты или падения. Он не боялся, потому что в однойчасти своей личности не волновался, упадет ли. Он рассказывал о случае, которыйпроизошел с ним, когда он один карабкался наверх и потерял опору на скале.Несколько мгновений, когда он висел, держась руками за узкий выступ, пока ненащупал ногами опору, его разум был отключен. Он удивлялся: "Как это выгляделобы, если бы я упал» Он не чувствовал паники" /8/.

Билл не почувствовал страха, потому что всеего чувства были отключены, и по этой причине в его жизни не происходило ничегоэмоционального. Но в то же время он был готов на все, чтобы разбить иливзломать силой эту ледяную холодность, окутывающую его как кокон. Он хотел,чтобы что-то дошло до его сердца, но первым должен был лопнуть кокон. Биллиспытывал искушение: ему хотелось дотронуться до электрических проводов свысоким напряжением и встать перед мчащейся машиной. Он говорил, что емухотелось бы спрыгнуть со скалы, если бы он мог сделать это безопасно. Он хотелупасть так, чтобы его панцирь разбился, как у Хампти Дампти*

13, но он боялся, что это будет означать конец емусамому.

Билл был скалолазом со всеми вытекающимиотсюда последствиями. Казалось, у него было только два выбора: держаться илиотпустить, освободить руки. Освобождение для него означало падение к смерти, кчему Билл не был готов, но пока он держался, он находился в подвешенномсостоянии, и ничего не происходило.

Недавно я смотрел молодую женщину, котораярассказала мне, что, когда она была девочкой, у нее абсолютно не было страхападения, но позднее он возник, как настоящий ужас. У нее были навязчивыефантазии падения. Это развитие совпало с переменой в ее жизни. Она расторгланеудачный брак и много работала, чтобы встать на ноги как в жизни, так и втерапии. Она не могла понять, почему стала бояться упасть, и спрашивала меня обэтом. Я объяснил ей, что она начала «освобождение», что она уже больше не былазависимой и таким образом ее подавленный страх падения так драматично вышел наповерхность.

Страх падения является переходной стадиеймежду состоянием подвешенности и твердым стоянием на земле. В последнем случаестраха падения нет; в первом он отрицается иллюзией. Если мы допустим этопредположение, то каждый пациент, который перестанет держаться за свои иллюзиии попытается спуститься вниз на землю, будет переживать какой-то страх падения.То же самое справедливо для страха удушья, который возникает только тогда,когда побуждение достичь чего-то задушивается или отступает назад. До тех пор,пока это побуждение может выражаться внутри границ, предписываемых структуройхарактера, страх не ощущается. Нарушение этих границ ведет к возникновениюбеспокойства.

В общем обсуждении тревоги и страха в главеIV я замечал, что абсолютная степень страха в человеке была эквивалентнастепени страха удушения. Это значит, что человек, который испытывает страхудушения, будет иметь равное количество страха падения и наоборот. Это следуетиз концепции, что поток возбуждения во все периферические точки или органы телаприблизительно одинаков.

В нашем исследовании различных структурхарактера мы видели, что каждому типу характера соответствует определенный видстраха падения, хотя мы не использовали там этот термин. Структура шизоидногохарактера была представлена тем, что надо держаться вместе из-за страха, чтооторваться означает распасться на куски. Если термин «распасться на куски»взять буквально, то это значит, что для человека с шизоидным характером процесспадения мог бы привести к его разделению на части, разрушению целостностиличности. Поэтому мы полагаем, что в этой структуре характера будетприсутствовать интенсивный страх падения. Это тот случай, когда беспокойствовыходит на поверхность, как это происходит случайно во снах.

Один шизоидный пациент рассказывал мне:«Обычно мне снилось падение, одно было особенно скверным. Мне снилось, что втом месте, где я стоял, пол уходил из-под ног. Я менял место, и там происходилото же самое. Я карабкался по ступенькам, но они также ломались. Я решил пойти кмоему отцу, чтобы он удержал меня, потому что я знал, что он не может упасть.Все было неопределенно. Было лучше, чем в одиночестве, но не безопасно. Этоменя очень пугало».

Мы легко можем понять, почему этот сон былтаким пугающим. Люди переживают подобный ужас при землетрясениях, когда земляпод ногами теряет устойчивость. Чувство, что под ногами нет твердой почвы,подрывает нашу способность разобраться в окружающем мире. Ощущения человека«распределены неравномерно», и до тех пор, пока он не прошел какую-нибудьсерьезную подготовку для подобного случая, он напуган. Чувства в смятении, ився целостность личности временно находится под угрозой.

Для других типов характера страх падениятакже взаимосвязан с их структурами. Для орального характера страх падениянесет с собой беспокойство, что он будет одинок из-за того, что отстанет отвсех или уступит. Если ноги подведут его, то он будет похож на маленькогоребенка, который вдруг сел, когда ноги перестали держать его, и обнаружил, чтородители ушли и его некому поднять.

В психопатическом характере страх паденияявляется страхом неудачи. Пока этот человек находится на ногах, он на вершинемира. Падение означает поражение, которое делает его открытым дляиспользования.

Для мазохистского характера падениеозначает выпадение основания. Это может означать конец его мира или егоотношений. Это также является анальным элементом в его позиции. Если онпозволит дну выпасть (процесс дефекации), то все испортит, что будет концом егороли хорошего маленького мальчика.

Для ригидного характера падение означаетпотерю гордости. Он упадет лицом вниз, и его эго может быть уничтожено. Есличья-то личность прочно связана с ощущениями независимости и свободы, то несуществует слабого беспокойства.

Pages:     | 1 |   ...   | 22 | 23 || 25 | 26 |   ...   | 43 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.