WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 43 |

Успешные сеансы проводились таким жеобразом. Я должен был лежать на кровати и дышать так свободно и глубоко, кактолько мог. Я должен был отдаться своему телу и не контролировать любоевыражение или импульс, которые появлялись неожиданно. Произошел ряд вещей,которые постепенно вернули меня к моим ранним воспоминаниям и переживаниям.Вначале более глубокое дыхание, к которому я не привык, вызывало резкоеощущение зуда и дрожи в моих руках которое в двух случаях развилось вкарпопедальный спазм, сильно сводящий руки тоническими судорогами. Эта реакцияисчезла, когда мое тело приспособилось к возрастающей энергии, которуюпорождало более глубокое дыхание. Появилась дрожь в ногах когда я мягко сводили разводил колени и в губах, когда импульс достигал их.

Последовало несколько всплесков чувств иассоциированных воспоминаний. В одном случае когда я лежал на кровати и дышал,мое тело начало непроизвольно качаться. Раскачивание усиливалось, пока я несел. Затем, помимо моей воли я встал с кровати, повернулся к ней лицом и началколотить ее двумя кулаками. Когда я делал это на простыне появилось лицо моегоотца и я вдруг понял, что я бил его за то, что он шлепал меня когда я былребенком. Несколько лет спустя я спросил отца об этом эпизоде. Он сказал, чтоэто была единственная порка, которую он задал мне. Он объяснил, что я пришелочень поздно и моя мать была расстроена и обеспокоена. Он поколотил меня, чтобыя никогда не делал этого. Интересная часть этого переживания, так же как икрика заключалась в том, что это было полностью спонтанно и непроизвольно. Менячто-то заставляло колотить кровать с криком, так как это была неосознаннаямысль, а какая-то сила извне, овладевшая мной.

В другой раз, когда я лежал на кровати идышал, у меня появилась эрекция. У меня было желание дотронуться до моегопениса, но я сдержался. Затем я вспомнил интересный эпизод из моего детства Яувидел себя ребенком лет пяти, идущим по квартире где я жил, и писающим на пол.Моих родителей не было дома. Я знал, что делал это, чтобы отомстить своемуотцу, который отругал меня днем раньше за то, что я держался за свойпенис.

Мне потребовалось около девяти месяцевтерапии, чтобы объяснить причину крика на самой первой сессии. С того раза я некричал. Но со временем у меня сложилось четкое впечатление, что там был образ,который я боялся увидеть. Рассматривая потолок с моего положения на кровати, ячувствовал, что однажды он должен появиться. Так и случилось, и это было лицомоей матери, смотрящей вниз на меня с выражением сильного гнева в глазах. Ясразу же понял, что это было лицо, которое напугало меня. Я оживил переживания,как будто они происходили в настоящем. Я был младенцем девяти месяцев от роду илежал в коляске на улице рядом с домом. Я громко кричал, зовя свою мать. Она,очевидно, была занята дома, и мой настойчивый крик раздражал ее. Она вышла,злая на меня. Сейчас, лежа на кушетке в кабинете Райха, в возрасте 33 лет ясмотрел на ее образ, и используя слова, которых я не мог знать в младенчестве,я сказал: «Почему ты так зла на меня Я плачу только потому, что нуждаюсь втебе».

В то время Райх также использовал и другуютехнику для проведения терапии. В начале каждой сессии он просил своихпациентов сказать все негативное, что они думают о нем. Он верил, что у всехпациентов возник как негативный, так и позитивный перенос на него, и он неверил в позитивный перенос до тех пор, пока пациенты не выражали своинегативные мысли и соображения. Мне казалось очень сложным сделать это. Связавсебя обязательствами с Райхом и его терапией, я выбросил все отрицательныемысли из головы. Я чувствовал, что мне не на что жаловаться. Райх был оченьвеликодушен со мной, и я не сомневался в его искренности или обоснованности егоконцепций. Характерно, что я решил, что эта терапия будет успешной, но она небыла таковой до тех пор, пока все мои убеждения не рухнули, и я не открыл своичувства Райху.

После переживания страха, когда я увиделлицо матери, я проделал путь сквозь долгие несколько месяцев, в течение которыху меня не было прогресса. Тогда я встречался с Райхом 3 раза в неделю, но былзажат, потому что не мог сказать Райху о своих чувствах к нему. Я хотел, чтобыон принял во мне отцовское участие не только как терапевт, но, зная, что этонеразумное требование, я не мог выразить это. Борясь внутри с этой проблемой, язашел в тупик. Райх, казалось, не замечал моего конфликта. Я старался кактолько мог сделать свое дыхание более глубоким и полным, но это неработало.

Я проходил терапию уже около года, когдаразвилось это безвыходное положение. Когда оно, казалось, достигло бесконечныхразмеров, Райх предложил мне успокоиться. «Лоуэн, — сказал он, — ты не способен признать своичувства. Почему ты не сделаешь этого» Его слова были роковыми. Сдаться,уступить означало провал всех моих мечтаний. Я расстроился и сильно заплакал. Ярыдал в первый раз с тех пор, когда был ребенком. Я не мог больше сдерживатьсвои чувства. Я рассказал Райху, что я ждал от него, и он выслушал менясочувственно.

Я не знаю, намеревался ли Райх завершитьтерапию или его предложение закончить лечение было маневром, чтобы преодолетьмое сопротивление, но я был почти уверен, что он имел в виду последнее. В любомслучае, его действие принесло желаемый результат. Мои дела снова пошлиуспешно.

Для Райха целью терапии было развитиепациентом способности отдаваться спонтанным и непроизвольным движениям тела,что было частью дыхательного процесса. Таким образом, акцент ставился на том,чтобы сделать дыхание более полным и глубоким. Если это было сделано,дыхательные волны создавали волнообразное движение тела, которое Райх называлрефлексом оргазма.

В ходе своей ранней психоаналитическойработы Райх пришел к заключению, что эмоциональное здоровье было связано соспособностью полностью отдаваться половому акту или тому, что он называлоргастической потенцией. Райх обнаружил, что ни у одной невротической личностине было этой способности. Невроз не только блокировал вовлеченность, но и,связывая энергию хроническим мышечным напряжением, сдерживал эту энергию отвозможного участия в сексуальной разрядке. Райх также обнаружил, что пациент,который приобретает возможность достичь полного оргастического удовлетворения всексуальном акте, полностью освобождается от любого невротического поведенияили позиции. Оргазм, согласно Райху, разряжает всю лишнюю энергию организма и,следовательно, не остается больше энергии для поддержания или сохраненияневротических симптомов или поведения.

Важно понять, что Райх отделял оргазм отэякуляции, или кульминации. Оргазм представляет собой непроизвольный ответцелого организма, проявляющийся в ритмичных конвульсивных движениях. Такой виддвижений также может иметь место, когда дыхание полностью свободно и человекнаходится под влиянием своего тела. В этом случае кульминация или разрядкасексуального возбуждения не произойдет до тех пор, пока не будет накоплениятакого возбуждения. При этом таз движется спонтанно вперед с каждым выдохом иназад с каждым вдохом. Эти движения создаются дыхательной волной, когда онадвижется вверх или вниз по телу, со вдохом и выдохом. В то же время головасовершает движения, сходные с движениями таза, но она движется назад в фазевыдоха, а затем вперед в фазе вдоха. Теоретически пациент, чье тело былодостаточно свободно, чтобы иметь этот рефлекс во время терапевтических занятий,также будет способен испытать полный оргазм при половом сношении. Такой пациентможет считаться эмоционально здоровым.

Для многих людей, которые читали книгу Райха«Функции оргазма»*

1, эти идеи могут показаться причудливым воображением сексуальноозабоченного разума. Впервые они были выражены, однако когда Райх стал ужевесьма уважаемым обучающим психоаналитиком, чья формулировка концепциихарактерного анализа и технические приемы считались одними из наиболеезначительных вкладов в аналитическую теорию. И все-таки большинствомпсихоаналитиков они не были приняты и даже сейчас неизвестны или игнорируютсябольшинством исследователей секса. Концепции Райха приобретают убедительнуюреальность, однако человек понимает их ценность, только испытав на своем теле,как я. Эта концепция, базирующаяся на личном опыте принимает в расчет тот факт,что многие психиатры и другие специалисты, работавшие с Райхом, стали хотя бына время его восторженными последователями.

После прорыва слез и выражения чувств моедыхание стало легче и свободнее, мои сексуальные отклики глубже и полнее. Вмоей жизни произошли перемены. Я женился на девушке, которую любил. Женитьбабыла большим шагом для меня. Также я активно готовился стать райхианскимтерапевтом. В этот год я посещал клинический семинар по характерному анализу,который вел д-р Т. Вольфе, ближайший соратник Райха в Соединенных Штатах ипереводчик первых его англоязычных публикаций. Я недавно завершилподготовительное медицинское обучение и во второй раз подал заявление намедицинский факультет. Моя терапия продвигалась неуклонно, но медленно. Хотя насессиях не было драматических прорывов чувств или воспоминаний, я почувствовал,что стал ближе к возможности полной отдачи сексуальным чувствам. Я такжепочувствовал себя ближе к Райху.

У Райха были долгие летние каникулы. Онзавершал учебный год в июне, а возобновлял его в середине сентября. Так кактерапия в этом году завершалась, Райх предложил прервать лечение на год. Однакоя не закончил терапию. Рефлекс оргазма соответственно не развился, хотя ячувствовал себя очень близким к этому. Я очень старался, но именно эти стараниябыли камнем преткновения. Идея отдыха показалась хорошей, и я принялпредложение Райха. Для этого решения были также и личные причины. Не имея в товремя возможности поступить на медицинский факультет, в конце 1944 г. я пошелна курсы анатомии человека в Нью-йоркском университете.

Моя терапия с Райхом возобновилась осенью1945 г. в виде еженедельных сессий. За короткое время рефлекс оргазмапостепенно установился. Было несколько причин для такого положительногоразвития. В течение года, когда не было терапии, стремление понравиться Райху иобрести сексуальное здоровье находилось в состоянии неопределенности, и у меняпоявилась возможность усвоить и интегрировать предыдущую работу с Райхом. Такжев то время я встретился со своим первым пациентом как райхианский терапевт, чтодало мне определенную поддержку. Я чувствовал, что попал в цель и ощущалбольшую уверенность в жизни. Капитуляция перед своим телом, что также означалокапитуляцию перед Райхом, происходила очень легко. За несколько месяцев намобоим стало очевидно, что моя терапия подошла, по его критериям, к успешномузавершению. Годами позже я обнаружил, однако, что тогда я не решил многиеважные личностные проблемы. Мой страх задавать вопросы, даже когда он былбеспричинным, не был полностью обсужден. Мой страх провала и потребность вуспехе не были проработаны. Моя неспособность плакать до тех пор, пока я ненатолкнулся на стену, не была исследована. Эти проблемы окончательно былирешены много лет спустя посредством биоэнергетики.

Я не хочу сказать, что терапия с Райхомбыла неэффективной. Хотя она и не решила полностью все мои проблемы, оназаставила меня осознать их. Более важным, однако, было то, что она открыла мнепуть для самореализации и помогла мне продвинуться к этой цели. Она углубила иусилила мое отношение к телу как к основе личности. И она дала мне позитивноеотождествление с моей сексуальностью, которая доказала, что была краеугольнымкамнем в моей жизни.

Работа в качестве райхианского терапевта,1945-1953 гг.

В конце 1945 г. я увидел моего первогопациента. Несмотря на то что я еще не поступил на медицинский факультет, Райходобрил этот поступок, опираясь на основы моего образования и мое обучение унего, включая свою личную терапию. Это обучение представляло собойпродолжительное участие в клинических семинарах по характерной аналитическойвегетотерапии под руководством д-ра Теодора Вольфе и в семинарах Райха, которыеон проводил у себя дома и на которых обсуждались теоретические основы егоподхода, подчеркивающие биологические и энергетические концепции, объясняющиеего работу с телом.

Интерес к райхианской терапии постепенновозрастал, и все больше людей знакомилось с его идеями. Публикация «Функцийоргазма» в 1941 г. ускорила это развитие, хотя книга не встретила благоприятныхкритических отзывов и не приобрела широкого распространения. Райх основал своюсобственную издательскую компанию, Издательство Института Оргона, у которой небыло продавцов и не было рекламы. Продвижение его идей и книги, таким образом,было исключительно на словах. Тем не менее его идеи распространялись, хотя имедленно, и потребность в райхианской терапии возрастала. Однако обученныххарактерных аналитиков было очень мало и подготовка у них была такая же, как уменя, так что начать проводить терапию для меня было ответственнымшагом.

В течение двух лет перед отъездом вШвейцарию я был практикующим райхианским терапевтом. В сентябре 1947 г. япокинул Нью-Йорк вместе со своей женой, чтобы поступить на медицинскийфакультет при Женевском университете, который я закончил в июне 1951 г. состепенью доктора медицины. В Швейцарии я также немного занимался терапией сошвейцарцами, которые слышали о работах Райха и были рады воспользоваться егоновым терапевтическим подходом. Как и многие молодые терапевты, я начинал снаивного предположения, что я знаю что-то про эмоциональные проблемы людей, иуверенности, базирующейся более на энтузиазме, чем на опыте. Оглядываясь назадна те дни, я могу видеть свою ограниченность как в понимании, так и вмастерстве. Тем не менее я верю, что помог некоторым людям. Мой энтузиазм былположительной силой, а акцент на дыхании и «отдаче себя» был правильнымнаправлением.

До моего отъезда в Швейцарию в терапииРайха произошло важное развитие — использование прямого контакта с телом пациента для снятиямышечного напряжения, которое блокировало возможность отдаться своим чувствам итормозило рефлекс оргазма. Во время работы со мной Райх иногда применялнадавливание руками на некоторые напряженные мышцы в моем теле, чтобы помочь имрасслабиться. Обычно со мной и с другими он применял такое надавливание начелюсть. У большинства людей мышцы челюсти чрезвычайно напряжены: челюстьплотно зажата в положении решительности, непреклонности, часто гранича сжесткостью, или вызывающе выступает вперед, или ненормально втянута. Во всехэтих случаях она подвижна не полностью, и ее фиксированная позиция означаетструктурированную позицию. При надавливании мышцы челюсти устают и«расслабляются». Как результат, дыхание становится свободнее и глубже, и частопроисходит непроизвольное дрожание в теле и ногах. Другие области мышечногонапряжения, где применяется надавливание, это задняя сторона шеи, нижняя частьспины и приводящие мышцы бедер. Во всех случаях надавливание применялосьвыборочно, только в тех областях, где хроническое мышечное напряжение можнобыло прощупать.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 43 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.