WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 55 | 56 || 58 | 59 |

Проблема, возникающая применительно кнекоторым практическим приемам религиозного исцеления, состоит в том, чтофактически капитулируют не перед Богом как таковым, а перед каким-то егоконкретным представителем либо доктринально установленным порядком, опять-такитребующим безусловного подчинения авторитетному лицу. Это похоже на то, чтопроисходит в религиозных культах и сектах, где тоже происходит капитуляция эгокаждого сектанта перед главой данного учения, результатом которой становитсяощущение свободы и страсти у того, кто капитулировал. Вместе с тем подчинениене является подлинной капитуляцией, и сдавшийся дух раньше или позже станетбунтовать против потери свободной возможности быть до конца искренним передсобственным Я. У меня имеется убежденность, что истинное исцеление должноприйти изнутри человека, а не от воздействия какой-то внешней силы. Бог играетроль в самоисцелении постольку, поскольку целительной силой является в данномслучае дух Бога, обитающий внутри тела. Указанный дух, разумеется, есть духсамого этого человека — та витальная сила, которая поддерживает в нем жизнь, движет еготелом и порождает у него чувство радости. Но, как мы видели в предшествующихглавах, капитуляция перед собственным телом вызывает у человека страх смерти,страх, что он не сможет выжить, если откажется от контроля со стороны эго. Упациента, обратившегося к терапевту, обычно отсутствует всякая вера, посколькута вера в родительскую любовь, которой он обладал, будучи маленьким ребенком,оказалась преданной, после чего ему показалось, что он может или даже долженумереть. Но хотя многократно упомянутая здесь капитуляция и пугает, онапредставляет собой единственный способ излечения от ран детства. Чтобы отдатьсяво власть тела, сдаться ему, сдаться мраку бессознательного, преисподней нашегоестества, требуется наличие веры. И кроме собственной веры нужен еще провожатый— человек, которомупациент готов поверить, поскольку тот уже прошел неизведанным путем в процессесвоего собственного исцеления и своих исканий, имеющих целью обнаружить Богавнутри своего естества. В то же самое время, когда человек обретает единение сБогом внутри себя, он соединяется и с Богом вовне, с теми космическимипроцессами, которые вдохнули жизнь во все сущее и от которых зависит жизнькаждого из нас. Хотя мы, нынешние «современные» люди, обладаем гораздо болееобширными познаниями по сравнению с нашими пращурами, нам в такой же меренеобходима гармония во взаимоотношениях с природой и вселенной, как и человекуэпохи палеолита.

Прежде чем мы лишились своей невинности истали осознавать себя, в нас присутствовало ощущение этой гармонии. Кое-кто изнас сможет припомнить прекрасное чувство такого гармонического единения сокружающим миром в те времена, когда маленькими детьми мы испытывали радость.После того как моему сыну исполнилось пять лет, я предпринял определенныеусилия, чтобы как-то уговорить его посещать религиозную воскресную школу. Моиаргументы сводились к тому, что там он сможет узнать о Боге. А он мне ответил:«Я и так знаю о Боге». В ответ на мой вопрос, что же именно он знает, сынпоказал пальцем на несколько цветочных кустов, которые росли неподалеку от тогоместа, где мы стояли, и произнес: «Он там». Я почувствовал, что у моегомальчика уже есть такое интуитивное ощущение Бога, которое важнее всего, чемубы он мог научиться в воскресной школе, и отказался от попыток отправить его всие почтенное заведение. При этом я испытывал твердую уверенность в том, чтоколь мой сын осознает присутствие Бога в цветах, то он тем более знает оналичии Бога в собственном теле. Убежденность в том, что у всех живых существесть какое-то богоподобное свойство, представляет собой одно из принципиальныхположений индуистской религии, утверждающей в качестве постулата, что атрибутомвсех живых творений является дух Брахмы. Первобытный человек тоже веровал, чтодуховное начало присутствует во всех вещах, живых и неживых, и всякий такой духнадлежит почитать. Реки, озера, горы и леса, а также все, что в них пребывалолибо обитало, анимировалось, или, иначе говоря, одушевлялось, каким-то духом,ничем не отличаясь в этом смысле от одушевленности человека. Анимизм, какименовалась эта разновидность верований, был первой религиозной системой. Еслиисходить из того, что маленькие дети рассуждают примерно так же, как это делалипервобытные люди, то нет ничего удивительного в том самопроизвольном виденииБога во всех живых существах, которое обнаружилось у моего маленькогосына.

В ранние доисторические времена человекцеликом и полностью жил в естественном мире живой природы — как одно из животных средимногих других. Это была эпоха невинности и одновременно свободы. В мифологии тедавние времена считаются райским, «золотым» веком, поскольку глаза в ту пору увсех сияли, а сердца были переполнены радостью. Разумеется, тогда такжесуществовали и боль, и горе, потому что эти чувства в такой же мере невозможноотделить от удовольствия и радости, как ночь не может быть отделена от дня, асмерть — от жизни. Ножизнь, в которой присутствуют удовольствие и радость, может дать возможностьвынести, перетерпеть и горе, и боль. Подобная полнокровная жизнь резкоконтрастирует с нашим нынешним существованием, в котором присутствует лишьнемного удовольствия и совсем мало радости, если она вообще появляется. Нужнобыть безнадежно слепым, чтобы не замечать этой реальности в лицах и телахлюдей, встречающихся тебе на улицах или в других общественных местах. Эти лицабольшей частью бывают жесткими и стянутыми, подбородки — зловеще выпяченными, глаза— тусклыми,перепуганными либо ледяными. Все это совершенно очевидно любому непредвзятомувзгляду, невзирая на маски, которые люди натягивают на себя, чтобы скрыть заними свою боль и печаль. Тела встречных закрепощены или расхлябаны, и им присущогромный избыток веса либо чрезмерная худоба, следы изнеможения либо зажатости.Разумеется, из этого скорбного описания имеется много исключений, но подлиннаякрасота — все жередкость, а истинная грациозность почти не существует. Картина складываетсятрагическая. В противоположность этому, недавно по телевизору я видел вдокументальном фильме юную девушку, принадлежащую к одному из самых бедныхплемен на свете. Это были кочевники, обитающие где-то в пустыне Сахара. Девушкатащила на спине вязанку сучьев, которые она собрала в окрестностях стоянкисвоего племени и сейчас несла туда, чтобы помочь разжечь и поддержать вечернийкостер. Поскольку ночи в Сахаре пронизывающе холодные, эта связка сучьевслужила ее вкладом в бытование народа, к которому она принадлежала. Скромнаяохапка являлась зримым выражением ее любви, и тело девушки отражало радость,которую она ощущала. Глаза у нее блестели, а лицо лучилось теплом. Я никогда незабуду этих кадров.

Такого лица мне не доводилось видеть «внатуре» на протяжении многих последних лет, но я помню, что в мою бытностьнью-йоркским мальчишкой подобные выражения часто встречались у девушек имолодых женщин. Это было совсем другое время и, позволю себе заметить, совсемдругой мир. В нем не было автомобилей и не было холодильников. Лед доставлялиспециальные разносчики, а уголь привозили на фургонах, в которые была запряженаобыкновенная лошадь. Время текло медленнее, и кругом было гораздо тише. Людирасполагали свободным временем, чтобы посидеть на лавочках перед домом илипросто на ступеньках и потолковать друг с другом, лениво перекидываясьсловечками. Этот мир был далек от рая, и я вовсе не был счастливым ребенком, новсе-таки припоминаю радостные периоды, когда мы, дети, играли на городскихмостовых в свои нехитрые игры. По сравнению с теми временами нынешний Нью-Йорк,где по-прежнему находится мой кабинет, вызывает какое-то ирреальное ощущение,иногда близкое к ночному кошмару.

Пожилые люди вообще высказываются о давнихвременах в гораздо более благоприятных выражениях, нежели о нынешних. Так былои в пору моей молодости. Это можно объяснить тем фактом, что человекусвойственно видеть свое прошлое юными глазами, в которых было куда большевозбуждения, волнения и надежды. Но хотя подобные соображения вполнесправедливы, ничуть не менее справедливо и то, что за время моего довольнодолгого пребывания на этом свете качество жизни сильно ухудшилось. Хотя внастоящее время я лично ощущаю больше радости, чем когда-либо раньше, яубежден, что в каждом крупном городе идет постоянно нарастающая потеря свойстви качеств, благоприятствующих радости жизни, потеря, которая прямопропорциональна росту богатства, процветания и власти. Мы превратились вматериалистическую культуру, где стала доминировать экономическая деятельность,направленная исключительно на приумножение всяческой власти и производствовсякого рода вещей. Концентрация на власти и вещах, которые принадлежатвнешнему миру, подрывает ценности внутреннего мира — такие основополагающие ценности,как достоинство, красота и милосердие.

Я всецело убежден, что утрата моральных идуховных ценностей напрямую связана с приращением богатства. В СвященномПисании сказано, что удобнее верблюду пройти сквозь игольное ушко, нежелибогатому войти в Царство Божие (Матф., 19:24). Но по-настоящему желанное намцарство — это ЦарствоБожие на земле, где возможна радость. К сожалению, человек оказался изгнаннымиз этого царства, которое представляло собой сад Эдема, поскольку не подчинилсяпредписанию Господа не вкушать запретный плод с древа познания. А далее, обретязнание, он превратился в Homo sapiens — человека разумного, — что удалило его из станаживотных и привело к человеческому состоянию. Этот переход, этот первыймаленький шаг на пути к превращению человека в цивилизованное существо занялдлительное время. Последующие шаги делались все быстрее и быстрее. От каменногодо бронзового века минуло где-то от четырех до пяти тысяч лет; переход отбронзового века к железному занял менее двух тысячелетий. Темп развитияцивилизации ускорялся по мере роста человеческих знаний, а вместе с этим ростомимело место и соответствующее развитие концепции главенствующего Бога. Идеявсемогущего Бога мужского пола, Бога-отца, получила свое развитие относительнонедавно и ограничивается религиями, принадлежащими к кругу западнойцивилизации. В наиболее ранней религии, анимизме, поклонялись всем духамприроды. Политеизм, или многобожие, представлял собой поклонение богам-мужчинами богиням-женщинам, причем каждое божество соотносилось с конкретным аспектомчеловеческого бытия. Продвижение к верховенству единственного бога-мужчины былосвязано с ростом власти земного правителя мужского пола, всевластного царя либовождя, который рассматривался как прямой потомок или непосредственныйпредставитель этого бога. Теперь бог или боги уже не обитали на бренной земле.Вначале они переместились на вершину священной горы — скажем, горы Олимп, гдепоселились греческие боги, — а затем самый высший Бог был помещен в некое удаленное место,которое располагается на небесах и недоступно смертному человеку.

Этот процесс отделения божественного отмирского представлял собой нарастающую демистификацию природы и тела. Землястала видеться просвещенным людям как огромная масса вещества, материи,которая, будучи активированной энергией Солнца, способна дать жизнь растениям,а те — животным.Впоследствии человек научился управлять первым из этих естественных явленийпосредством агрономии и сельскохозяйственного производства, которые снабдилиего надежным и почти неиссякаемым источником пищи. Затем, благодаря внедрениюмашин и химических удобрений, его власть над процессами производствапродовольствия стала казаться беспредельной. Эта история всем нам известна. Номы стали также осознавать, что в указанном процессе кроется опасность. Мыузнали, что непомерным вмешательством в природу стали нарушать свойственный ейэкологический баланс. Но ведь точно то же мы творим с нашими телами, сводя все,что в них происходит, к биохимическим процессам и тем самым грабя себя и лишаясвои тела того, что в них сотворено по образу и подобию Бога. Современныйчеловек в западной культуре потерял свою душу, как это констатировал в своевремя Юнг.

На это можно возразить, что именно созданиеи развитие цивилизации явились величайшим достижением человека, венцом еговселенской славы. Я готов и согласиться с этим аргументом, и возразить противнего. Цивилизация отождествляется с городской жизнью, но если сегодняшниебольшие города представляют собой славу и гордость человека, то они жеодновременно являются и его позором. Лишь очень немногие из мегаполисовизбавлены от загрязнения воздуха, суетливой гиперактивности, бесконечныхтранспортных потоков, от шума, насилия и грязи. В них, правда, всегда отыщетсянесколько уголков тихой красоты, но они целиком и полностью задавлены уродствомсовременной рекламы, которая выражает маниакальную завороженность горожанматериальными благами и сексом.

Демистификация какого-то объекта, понятияили процесса перемещает его из царства священного в сферу вульгарного.Священный, сакральный объект становится просто вещью, священный процесс— механическойоперацией. Именно так сложилась в двадцатом веке судьба человеческого тела иего сексуальности. Половой акт, представляющий собой единение двух индивидов,которые исполняют священный танец жизни, для многих людей стал своего родатеатрализованным представлением, а иногда — каким-то ляпсусом, оплошностьюэго. Для особых целей действительно может понадобиться объективный взгляд нателесные функции как на биохимические или механические процессы, но мы недолжны терять из виду, что во всех жизненных процессах имеется и гораздо болееглубинная реальность. Любовь удастся объяснить в биохимических или механическихтерминах ничуть не в большей мере, чем можно объяснить в терминах колебанийвоздушных волн, являющихся носителем звука, властную силу слов «я люблю тебя»как средства пробуждения ответных чувств. Любовь — это состояние интенсивногопозитивного возбуждения в теле, но это утверждение говорит нам не намногобольше, чем фраза о том, что сама жизнь тоже является состоянием возбуждения. Ябы охарактеризовал любовь как предельное, окончательное выражение жизни,поскольку, являясь той силой, которая стоит за кулисами репродуктивной функциипродолжения рода человеческого, она есть истинный творец жизни. И сводитьжизнь, любовь и секс к физиологическим процессам — значит игнорироватьэмоциональную сторону тела, то есть все те аспекты, которые делают и секс, илюбовь, и жизнь проявлениями духа, присущего телу.

Pages:     | 1 |   ...   | 55 | 56 || 58 | 59 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.