WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 52 | 53 || 55 | 56 |   ...   | 59 |

Способность переживать тотальный оргазмпредставляет собой примету страстной натуры. Она является результатомвозникновения и развития такого уровня позитивного возбуждения, которыйдостаточен для того, чтобы смять эго данного индивида и дать человекувозможность выразить страсть своей любви во всей ее полноте, причем сделать этосвободно и тотально. При такого рода оргазме отсутствует всякаядвусмысленность, всякие обходные пути, запасные варианты и возможностиотступления, всякое колебание в отказе от собственного Я. Довольно многие людииспытывают подобный всеохватный оргазм лишь в редких обстоятельствах. Ксожалению, его нельзя считать чем-то широко распространенным. Лишь для оченьузкого круга он является нормальной сексуальной реакцией. Это такие индивиды,кто обладает по-настоящему страстными, пассионарными натурами, кто в состояниивложить в свои чувства и поступки весь свой разум, тело и душу. Я знаком стакими людьми, и даже простое пребывание в их обществе — это настоящая радость. Нечего иговорить, что каждый их поступок носит интенсивный и страстный характер. В нихтаятся настоящие запасы страстности, которые находят свое внешнее проявление вярком блеске их глаз, живости их тел и непринужденной грациозностидвижений.

К сожалению, в детские годы именно подобнаяживость натуры порождает конфликты, которые в конечном итоге обычно ведут кподавлению страстности. В предшествующих главах этой книги велся подробныйразговор о некоторых разновидностях травмирующих воздействий и страхов, которыеподрывают интегральную цельность ребенка и заставляют его подавлять своистрасти. Хотя указанные конфликты возникают, как правило, на самых раннихстадиях жизни, они достигают своего максимума в течение эдипова периода, когдалюбовь ребенка к родителю противоположного пола впервые приобретает сексуальнуюокраску. Как и в античном мифе об Эдипе, возникающие при этом чувства несутугрозу для ребенка, а иногда — и для родителей. Ребенок в подобной ситуации ощущает, что егожизнь окажется под угрозой, если он не уйдет от складывающихся обстоятельствпутем отсечения тех пассионарных сексуальных чувств, которые он питает кродителю противоположного пола. Отсечение сильных сексуальных чувствравнозначно кастрации. Я обнаруживал указанный страх кастрации буквально у всехсвоих пациентов, причем он сочетался у них со страхом быть убитыми. Такой путьразрешения складывающейся эдиповой ситуации ведет в результате к уменьшениюсилы и прочности всех присущих данному человеку чувств, к ощущению сексуальнойвины, которое носит подсознательный характер, и к развитию характерологическойили же привычной установки на подчинение властному авторитету. Человек можетпри этом противиться указанной установке посредством поверхностного бунтарства,которое представляет собой усилие, имеющее целью отрицать и преодолевать своюподчиненность.

Восстановление способности человека кстрастным чувствам является, как я неоднократно отмечал на протяжении всейкниги, одной из важнейших терапевтических задач. Ее решение включает в себяпополнение тела пациента энергией благодаря углубленному дыханию, подталкиваниепациента к более глубокому плачу, оказание ему помощи в понимании причиниспытываемого им страха и снятие указанного страха посредством выражения гневав терапевтической ситуации. Цель при этом состоит в том, чтобы помочь пациентупочувствовать свободу выражать себя надлежащим образом. Однако ключом кдостижению страстности является восстановление полноты сексуальноговозбуждения, особенно в тазе, а не только в гениталиях. Подобное можетслучиться лишь в том случае, если поток возбуждения, связанный с дыханием,беспрепятственно достигает таза, интегрируя при этом все сегменты тела такимобразом, что голова, тело и душа воспринимаются как единое целое.

Для того чтобы пациент смог найти в себесексуальную страсть, он нуждается в поступлении в таз большего количестваэнергии и возбуждения. Ему нужно также понимать те страхи, которые блокируютэтот направленный вниз поток. В главе 10 я рассматривал случай пациентки поимени Мэри. В процессе анализа и работы с телом она обрела хорошее пониманиеуказанной проблематики, но ее страх перед собственной сексуальностью все ещебыл велик. Во время одного из сеансов она описала случившийся с ней переломследующим образом: «Когда вы нажимали пальцами на мышцы, расположенные у меня врайоне таза, а я направляла дыхательную волну вниз, как раз в ту область, гдевы надавливали, то у меня возникало ощущение обретенного рая. Но я была не всостоянии сохранить и закрепить его, отчего испытывала печаль и плакала». Вуказанной процедуре человек адресует свою энергию вниз, в сторону таза, чтобыоблегчить имеющееся там ощущение давления. Результатом становитсявоспринимаемое в области таза чувство живости и полноты. Однако сама по себеМэри была не в состоянии длительно сохранять это приятное ощущение, посколькуиспытывала в этой связи слишком сильный страх и стыд.

На следующий сеанс Мэри пришла с другойустановкой. Она заявила: «Мне надоело быть такой неспокойной, такойперепуганной. Больше я не хочу шагать по этому пути. Я устала бороться. Начинаюпринимать жизнь такой, как она есть. Уверена, что выживу и так». Теперь онабыла заметно ближе к тому, чтобы капитулировать перед собственным телом. Этановая жизненная установка брала свое начало в более основательном, болееболезненном инсайте (озарении или постижении собственных проблем). «Никогдараньше не чувствовала, насколько же я изувечена, как сильно все во мнеразрушено.

Мне так стыдно, так стыдно, что хочетсяспрятать лицо от окружающих». Это был стыд по поводу сексуальности. К этому онадобавила следующее —уже применительно к своему отцу: «Всегда я была его маленькойженщинкой-деточкой. Я ощущала себя такой особенной, такой замечательной инеповторимой. Потом все это лопнуло, и я почувствовала, что я никто, простокусок грязи».

Далее Мэри продолжала: «Когда я оставилаэтот стыд позади, когда перешагнула его, то ощутила, что глаза у меня сталичище и ярче. Это такое приятное чувство. Я чувствую внизу какую-то мягкость, иэто сладостное, приятно жгущее ощущение. О Боже! В области таза у меня такприятно, но голова совсем безумная». Понадобилась изрядная дополнительнаяработа, чтобы поток возбуждения, текущий и сверху вниз, и в обратномнаправлении, оставался привязанным к ясной голове и мягко заряженному энергиейтазу. Такое может случиться лишь в том случае, если страх перед капитуляциейокажется полностью преодоленным.

Мэри пришла на следующий сеанс после того,как побывала на совершенно постороннем психотерапевтическом семинаре,проводившемся в выходные дни. Она начала с того, что чувствовала в себевнутреннее сопротивление визиту ко мне и испытывала нежелание открыться любомучувству. Потом она рассказала, что на том семинаре работала сженщиной-терапевтом над вопросом своих отношений с матерью и при этом плакалаиз-за сильной страсти, которую испытывала к матери. Затем она описала, как подороге с семинара домой она напевала то, что сама назвала маленькой маминойпесенкой, словом, вела себя так, как если бы все еще продолжала быть маленькойдевочкой. Мне было очевидно, что у Мэри произошел явный регресс, выражающийся вотступлении с той гораздо более зрелой позиции, которой она достигла ранее.Такого рода шаг назад свидетельствует о том, что ей довелось соприкоснуться сглубоким страхом. Он родился в результате сновидения, которое было у Мэри сразуже после упомянутого семинара. Судя по ее рассказу, в том сне она находиласьвместе с какой-то девочкой постарше, которая пыталась зарезать ее ножом. У Мэрибыло при этом такое чувство, что когда та девочка предприняла попытку заколотьее ударом прямо в сердце, то она смогла защититься, но потом, когда убийцасделала движение, чтобы повторить атаку и поразить ее куда-то в область таза,моя пациентка почувствовала себя беспомощной. Дело выглядело так, что— тем или инымспособом — нападавшаявсе равно убьет ее. Когда я спросил у Мэри, кем, по ее мнению, была та девочкаиз сна, она ответила без секунды колебаний: «Моей матерью». Затем онарассказала о своей всегдашней убежденности, что мать не хотела ее, потому чтоона — девочка. Ощущаяантагонизм со стороны матери, маленькая Мэри повернулась в поисках одобрения,поддержки и любви к отцу — и он действительно дал ей все это. Но весь его дар оказалсяопошленным сексуальным интересом к ней. В своей невинности маленькой девчушкиона принимала отцовскую заинтересованность и чувства вполне чистосердечно, иэто спасло Мэри, но отец-то все равно предал ее. Она не осознавала этогопредательства до тех пор, пока ее иллюзии по поводу того, какая она особенная инеобычайная красавица, не лопнули перед лицом унижений и оскорблений, откоторых она страдала, когда тот же отец выставлял ее на обозрение своихподвыпивших приятелей. В отчаянии моя будущая пациентка вообще отказалась отсвоей сексуальности и обратилась к матери и церкви, превратившись в дочь,безгранично преданную матери, и в весьма ревностно верующую католичку. Однакоона по-прежнему чувствовала себя уродливой и переполненной стыда.

Такого разрушительного воздействия не моглобы произойти, если бы ее мать всегда была рядом с нею. Располагай Мэриматеринской любовью, она ни за что не потеряла бы себя ради отца и непревратилась в его маленькую женщину-деточку. Отношения ее родителей друг кдругу также были искаженными, искривленными. Мать Мэри была женщиной холодной,сухой, весьма религиозной и полностью антисексуальной. Что касается отца, то онбыл человеком сексуально распущенным, внешне привлекательным и ориентированнымна житейские удовольствия. Противоположности притягиваются. Этих двоих людейтянуло друг к другу, поскольку каждый из них подспудно нуждался в том, чемобладал другой. Но так как они были не в состоянии принять этувзаимонуждаемость и капитулировать перед ней, то каждый из них исступленно инеустанно атаковал то, что воплощал в себе другой. Мэри оказалась в этой войнежертвой, попав между двух огней и получая все тумаки и шишки с обеих сторон— особенно от матери,которая завидовала дочери и ненавидела ее за сексуальное возбуждение,получаемое той рядом с отцом. Мэри ощущала себя настолько виноватой в связи сосвоей сексуальной увлеченностью отцом, что оказалась совсем потерянной ибеспомощной. Страх, испытываемый ею перед матерью, привел к разрушению еецельности как личности, и этот злосчастный страх по сей день продолжалпо-прежнему находиться в ней. Чтобы прочно чувствовать себя в условияхвзросления, а также роста своей сексуальности, Мэри нужно было взглянуть этомустраху в глаза и найти от него избавление, сделав это путем мобилизациисобственного гнева. Она хорошо понимала и принимала объяснение, которое я давалсложившейся тогда и продолжавшейся теперь ситуации. Лежа в моем кабинете накровати и скручивая руками полотенце, Мэри открыла глаза, чтобы броситьмысленный взгляд на мать, и произнесла: «Ты ведь меня на самом деле ненавидишь,верно я говорю» Сказав эти слова, она воочию увидела перед собой лицо матери стаким выражением глаз, которое сильно напугало ее. В этот момент онапромолвила: «Я всегда испытываю страх, когда заглядываю в глаза кому-либо,особенно женщине. Долгие годы я не могла видеть материнских глаз. Когда явыросла, то припомнила ее облик, увиденный мной в возрасте четырех лет. Не могузабыть эти холодные, ледяные глаза, смотревшие так, словно она готова былаубить меня. Я почувствовала себя парализованной и не могла дышать».

Чтобы помочь Мэри перебороть гнетущий еестрах, я велел ей изменить указанное упражнение на нечто противоположное.Скручивая изо всех сил полотенце, она должна была вопить на свою мать:«Ненавижу тебя! Мне ничего не стоит убить тебя». Выражая эти чувства, Мэризаметила: «Благодаря им моя внешность кажется мне вполне симпатичной. А я ведьпривыкла ощущать себя эдакой страхолюдиной». И добавила к этому с гневом: «Несмотрите на меня так. Это меня страшно пугает». Никогда до сих пор Мэри немобилизовала в себе столь смертоносный гнев против матери. Она чувствовала себяслишком виноватой в связи с вовлеченностью в какие-то околосексуальныеотношения с отцом и испытывала по этой же причине слишком сильный страх передматерью. Понадобилось почти три года терапии, чтобы привести Мэри в такоесостояние, когда она избавилась от владевших ею чувств вины и стыда настолько,чтобы располагать возможностью постоять за себя. Она стала сильнее и обрелабольше уверенности в собственной способности выжить в одиночку, стоя насобственных ногах. Но было бы ошибкой полагать, что этот перелом знаменовалсобой конец терапии. Ведь такие термины, как «стала сильнее» или «обрела большеуверенности в себе», носят далеко не абсолютный характер, они весьма и весьмаотносительны. Ее тело нуждалось в дальнейшем продолжении работы над ним, чтобынарастить его энергетику и пойти дальше по пути интеграции личности. Ведь,столкнувшись с серьезным стрессом или разочарованием в своих отношениях сокружающими, Мэри все еще могла, что называется, рухнуть или развалиться. Мыникогда не в состоянии до конца преодолеть последствия травм, полученных назаре жизни. Однако если нам доведется стать мишенью новых ударов, то мы сможембыстрее мобилизовать наличные силы и восстановить в своем теле состояниехорошего самочувствия и удовольствия. Каждый кризис, с которым нам приходитсястолкнуться в жизни, становится возможностью для дальнейшего развития иукрепления нашего Я. В результате можно без всякой натяжки сказать, чтотерапевтический процесс никогда не завершается. Наше путешествие в странусамопознания ни в коем случае не кончается до тех пор, пока мы продолжаем жить,поскольку каждый новый жизненный опыт, каждое жизненное испытание или обретениевносит свою лепту в обогащение нашего естества. Во всяком случае, применительнок моему личному путешествию это утверждение более чем справедливо.

Pages:     | 1 |   ...   | 52 | 53 || 55 | 56 |   ...   | 59 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.