WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 51 | 52 || 54 | 55 |   ...   | 59 |

Указанный перелом вовсе не означал, чтотерапия для Мэри закончилась. В том длинном странствии, цель которого состоялав самопостижении, она миновала свой внутренний ад, но чистилище все еще ждалоее. Мэри предстояло проделать значительный объем работы, чтобы укрепить связьсо своей сексуальностью и с собственным тазом. Эта связь устойчивоассоциировалась у нее с отчаянием. «Если я сексуальна, то я не могу обладатьсвоим отцом. Если я обладаю собой, то не могу обладать мужчиной». Мэри быладостаточно сообразительна, чтобы понять бессмысленность последней альтернативы,этого взаимоисключающего «или-или», понять, что бытие человека ради себя, радисвоего собственного Я вовсе не означает, что такой человек не может иметьсексуального партнера. Однако интеллектуальное постижение этой истины умом неменяло ее чувств. Трещина между эго и сексуальностью была глубоко укоренена вструктуре личности Мэри и ее тела, и с этой трещиной, этим разрывомассоциировалось глубокое чувство отчаяния, против которого она все ещепродолжала бороться. Однако она уже была близка к капитуляции перед собственнымтелом.

Капитуляция перед собственным телом в своейоснове означает полную и безоговорочную капитуляцию перед его сексуальностью,располагающейся в фундаменте структуры тела, а именно в тазе. Такого родакапитуляция представляет собой физический, а не психологический процесс, хотяей можно способствовать за счет понимания тех страхов, которые ее блокируют.Физический процесс капитуляции в качестве одного из элементов требует позволитьволне возбуждения, ассоциирующейся с дыханием, перемещаться в таз и далее, вноги. Когда это происходит, таз начинает спонтанно двигаться: при вдыхании— назад, привыдыхании — вперед.Указанное самопроизвольное движение получило у Райха название «оргазмическийрефлекс», поскольку оно наблюдается и в кульминационном, вершинном моментеполового акта, когда человек полностью капитулирует перед своими сексуальнымичувствами. Результатом, как я подчеркивал в предшествующей главе при описанииупражнения, называемого тазовым мостиком, является ощущениерадости.

Указанное упражнение может быть такжеиспользовано с тем, чтобы способствовать развитию у человека чувствасамообладания. Самообладание, с моей точки зрения, охватывает право иметь иудерживать: иметь собственное Я, а также иметь и удерживать любимое существо.Когда при выполнении упомянутого упражнения таз пациента становитсяэнергетически заряженным, я вкладываю ему между бедер свернутое в рулоншерстяное одеяло и прошу сжать его настолько сильно, насколько он в состоянииэто сделать. Я также предлагаю как можно сильнее выпятить при этом нижнюючелюсть, чтобы с помощью выдвинутого подбородка мобилизовать агрессивность.Порой я еще принуждаю пациента в то же самое время кусать туго скрученноенебольшое полотенце. Концентрация агрессивности на каком-либо объекте в сильнойстепени увеличивает заряженность и пульсацию в тазе, причем последняяраспространяется на ноги и стопы. Разумеется, полотенце в данной ситуации можнорассматривать как представление груди, в то время как одеяло служитпредставлением тела любимого человека. Если человек в состоянии позволить вэтот момент заработать чувству обладания, у него появляется сильное ощущениесамообладания, равно как и ощущение того, что он располагает правом обладатьцелым миром. Это дает такому человеку возможность объединиться с миром или совселенной в активном, а не в каком-то мистическом смысле.

Придя на один из последующих сеансов, Мэрис порога доложила: «Сейчас я на самом деле чувствую себя счастливой. Яиспытываю нежные и даже сладостные чувства к нескольким мужчинам, но отнюдь небегаю за ними и не вешаюсь им на шею. Я просто в восторге от этого ощущения.Теперь я вполне могу находиться в одиночестве и вместе с тем испытывать внутрипрекрасное чувство. Я располагаю сразу и чувствами, и свободой, и эточудесно».

Потом она добавила: «Я очень высоко ценювашу помощь и то, что вы не увлеклись мною. Это позволяет и мне оставатьсясвободной и не увлекаться вами».

До тех пор пока два человека увлечены другдругом, они не являются свободными. Нуждаясь в чем-то от своего партнера, ониоба зависимы. Зависимость во взаимных отношениях отбрасывает каждого изпартнеров назад, во времена, переживавшиеся в детстве, когда они были зависимыи уязвимы. Чтобы освободить их обоих от зависимости, чтобы помочь имтрансформироваться в зрелых взрослых людей, нужно понимать роль сексуальнойвины в том, что человек становится готовым к подчинению, — иными словами, готовым вестисвою единственную жизнь ради других людей. Концепция, что каждый должен житьдля других, — этонекая сомнительная деловая сделка, при которой ни один человек не живет длясебя. Вопрос о том, как именно срабатывает сексуальная вина в процессеформирования невротического характера, подвергается рассмотрению в следующейглаве.

Глава 11. Страсть, секс ирадость.

В предшествующей главе был подвергнутрассмотрению страх смерти, который, по моему убеждению, лежит в основе всехэмоциональных проблем, заставляющих людей обращаться к терапевту. Результатомстраха смерти является страх жизни. Человек не в состоянии капитулировать переджизнью или перед собственным телом, поскольку такая капитуляция означает отказот контроля со стороны эго. А подобный отказ свел бы человека лицом к лицу сострахом перед тем, что он неизбежно умрет или, по крайней мере, может умереть.Указанный страх берет свое начало в пережитом в самом раннем детстве опытесоприкосновения с реальной смертью или хотя бы с возможностью смерти, котораязаставила организм в качестве защитной меры облечь себя в броню, чтобы вдальнейшем не быть уязвимым для этой возможности, если она повторится. Однакожить закованным в броню и находящимся в состоянии полной боевой готовностиозначает, что такой человек в любой момент вполне допускает вероятностьподвергнуться нападению или оказаться под угрозой потери жизни. Ясно, что это иесть психологическое, а также физическое состояние борца за выживание. Вся таэнергия, которая вкладывается в усилия по обеспечению выживания, изымается изорганизма и оказывается недоступной для того, чтобы наслаждаться жизнью.Одновременно это еще и означает, что страх смерти, обуревающий человека, непозволяет ему жить полноценно и тем самым только приближает его ксмерти.

Жизнь и смерть представляют собой двапротивоположных состояния. Если кто-то жив, то он не может быть мертв, инаоборот, но, как мы отмечали в одной из предыдущих глав, человек вполне можетбыть наполовину жив и наполовину мертв. Если некто не живет полноценно, то онотчасти мертв и, следовательно, тем сильнее напуган перспективой смерти.Человек, живущий полноценно, не боится смерти, поскольку в нем вообще нетстраха, он ничем не запуган. Он свободен от хронической зажатости, котораяявляется внешним представлением страха. Его тело не закрепощено, онорасслаблено и свободно. Такой человек не отрицает смерть, но она не являетсядля него физической реальностью до тех пор, пока она действительно не наступит.А когда смерть все-таки приходит, она не сопровождается никакими ощущениями.Жизнь — вот чтоявляется подлинным противоядием от смерти.

Храбрый человек по определению не боитсясмерти, потому что в этом как раз и состоит суть храбрости. На протяжениитысячелетней истории люди рисковали своей жизнью ради свободы и иных высокихидеалов, поскольку свобода и все то, что с ней сопряжено, необходима для того,чтобы испытывать радость жизни. Без свободы радость невозможна, а без радостижизнь пуста. В ходе дебатов по поводу независимости американских колониальныхвладений от Англии, которые проходили в рамках законодательного конвента штатаВиргиния, Патрик Генри [Патрик Генри (1736-1799) — американский политическийдеятель времен войны за независимость, патриот, страстный трибун, блестящийоратор и автор многочисленных памфлетов. Цитируемые далее слова, ставшие однимиз лозунгов Американской революции, взяты из его знаменитой речи «Призыв коружию», произнесенной 23 апреля 1775 года. — Прим. перев.] произнес слова,ставшие впоследствии знаменитыми: «Дайте мне свободу или дайте мне смерть».Присущее ему чувство устремленности к свободе возвысилось до страсти, котораябыла достаточно сильна, чтобы превозмочь страх смерти. Другие храбрецыпоступали подобным же образом, поскольку в них также пылала страсть, достаточносильная для того, чтобы они могли без всякого страха взглянуть в лицо смерти.Многие люди отдали жизнь за свои религиозные убеждения, поскольку их убеждениябыли неразрывно связаны со страстным отношением к принципам и доктринам своейрелигии. Но влюбленные тоже неоднократно рисковали и тоже приносили свою жизньна алтарь страсти. В этом и заключается природа любой страсти, что она всостоянии подвигнуть человека на действия, которые пересиливают свойственноенашему эго стремление к самосохранению. Только через такое преодоление человекможет испытать ту радость и даже экстаз, которые предлагает жизнь.

Подлинная страсть по самой своей природеявляется жизнеутверждающей, то есть позитивной для жизни — даже в том случае, если онаможет закончиться смертью данного конкретного человека. Принято, к примеру,говорить о страсти к искусству, к музыке, ко всему прекрасному, если указанныестороны жизни вызывают в ком-то сильные чувства. И это правомерно. С другойстороны, никогда не стоит говорить о страсти к спиртному, к наркотикам, казартным играм или к любым действиям, которые разрушительны для жизни. Гнев,испытываемый по поводу свершившейся несправедливости, может дойти до высотстрасти, но впасть в ярость вовсе не означает проявить страстное чувство.Различие, по моему убеждению, состоит в том факте, что страсть — это нечто горячее; онапредставляет собой пламенное чувство, берущее свое начало в сильном горении.Гнев также является жарким чувством. А вот ярость холодна, даже невзирая наприсущее ей стремление к насилию. Многие люди испытывают сильное чувствоненависти, но это чувство не образует собой страсть. Все горячие чувства имеютотношение к любви, и, как я показал в главе 5, в их число входитгнев.

Всем нам известно, что сексуальные чувствамогут достичь уровня страсти, если сексуальному желанию сопутствует достаточносильная любовь. Сексуальное желание само по себе является всего лишьвозбужденным состоянием генитального аппарата, в то время как страстноелюбовное чувство локализуется во всей нижней части живота и ощущается там кактеплый расплав. Генитальное возбуждение может достигать высокой интенсивности,но если оно ограничено генитальными органами, то, с моей точки зрения, неподпадает под определение страсти. Потребность помочиться или опорожнитькишечник также может стать весьма сильной, а ее удовлетворение может доставлятьнесомненное облегчение и удовольствие, но эти ограниченные по своей сутиощущения ни в коем разе не образуют собой страсти. Страсть — будь она вызвана любовью, гневоми даже печалью —представляет собой эмоцию, притом сильную, а это означает, что она подключает киспытываемому чувству все тело в целом. Сексуальное желание является выражениемлюбви, поскольку его цель состоит в том, чтобы слить двух индивидов воедино вакте взаимного переживания удовольствия. Если, однако, указанное желаниеограничивается половым контактом, то подобное выражение любви носит слишкомузкий и ограниченный характер, дабы претендовать на соответствие определениюстрасти. При таких обстоятельствах результатом полового акта не становятся тарадость и тот экстаз, которые он может дать.

Разрыв между сексом и любовью, междусексуальным желанием и сексуальной страстью связан с присутствующим в личностичеловека разрывом между эго и телом. Если эго в чувстве сексуального желания некапитулирует перед телом, то половой акт становится не более чем ограниченнымвыражением любви и, следовательно, на глубинном уровне он не доставляетчеловеку удовлетворения, не дает ему чувства свершения. Такая неспособностьдостигнуть удовлетворения в любви на сексуальном уровне сохраняет и дажеусиливает чувство отчаяния, которое данный индивид испытал в своих раннихотношениях с окружающими. По моему убеждению, мы должны критически оцениватьсовременную изощренно-софистскую точку зрения многих психологов ипсихотерапевтов, что половой акт сам по себе дает ощущение свершения иудовлетворения или что способность успешно функционировать сексуальнопредставляет собой действенный и эффективный критерий здоровья. В нашейкультуре люди чрезмерно озабочены «производительностью», количественнымипоказателями, а последние никак не связываются с тем подлинным чувством,которое существенно необходимо для того, чтобы любой акт сделался выражениемздоровья.

Взрослые не умеют испытывать радость так,как на это способны дети, поскольку положение взрослого человека налагает нанего ту ответственность за свои поступки и поведение в целом, от которойребенок свободен. Вот почему взрослые не могут играться столь же беззаботно,как это делают дети. Игра взрослого непременно содержит в себе серьезную ноту,поскольку эго взрослого человека всегда не на шутку вовлечено в исход того, чемон занимается. К примеру, какая-нибудь карточная игра, являющаяся для детейвсего лишь развлечением или времяпрепровождением, может оказаться вполнесерьезным предприятием для взрослых, которым исход игры, выигрыш или проигрыш,зачастую гораздо важнее, чем сам процесс игры. Когда и в игре детей победа илипоражение становится важным фактором, это является бесспорным признаком того,что эго играющих ребят развилось до такой степени, где появляется самосознаниеи стремление к самоутверждению. Такое сознающее себя эго оценивает иконтролирует поведение индивида, тем самым уничтожая его способность свободно ибез остатка капитулировать перед своими чувствами. Это, разумеется, неозначает, что взрослые люди не в состоянии испытывать радость. Другое дело, чтоони действительно не испытывают ее в своих повседневных делах, носящихнешуточный, серьезный характер, поскольку такие дела по большей части связаны сзарабатыванием денег или с защитой жизни. Здоровый взрослый человек можетвоспринимать этого рода деятельность как доставляющую удовольствие, если он всостоянии по своей доброй воле возложить на себя ответственность за ее исход.Существует, однако, один вид деятельности, в котором капитуляция осознающегосебя эго поощряется, и это — акт сексуальной любви. Результатом любовной капитуляции впроцессе полового акта является оргазмическая разрядка, которая вовлекает всвои конвульсивные движения все тело и которая воспринимается как нечто ввысшей степени радостное и даже эскстатическое. Поскольку оргазмическая реакциядоставляет человеку по-настоящему глубокое удовлетворение, то возникающее в немпри этом чувство радости сохраняется длительное время, придавая жизни ееподлинный, глубинный смысл.

Pages:     | 1 |   ...   | 51 | 52 || 54 | 55 |   ...   | 59 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.