WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 45 | 46 || 48 | 49 |   ...   | 59 |

За минувшие годы я узнал от многихпациентов, что в детстве они боялись смерти, боялись, что могут умереть. Этистрахи обычно усиливались по ночам, когда они оставались в одиночестве в своейкомнате или кроватке. Припоминаю, что и я сам в отрочестве опасался засыпать,дрожа от страха, что могу умереть во сне. Бодрствующее сознание было моейзащитой и гарантией, что я ни в коем случае не умру; таков был мой личныйспособ сохранения контроля над ситуацией. По какой же причине едва ли не каждыйребенок питает аналогичные мысли Откуда они берутся Пережил ли когда-либо ясам болезнь или состояние, которое несло бы прямую угрозу для жизни Я знаю,что перенес обычные детские болезни, но ведь очень значительная частьвоспоминаний о самых ранних годах моей жизни оказалась погребенной и позабытойв результате своего рода подавления, которому подвержены столь многие из нас. Ихотя мне доводилось испытывать в те времена и радость, продолжает сидеть во мнеи печаль, порождаемая картинами моих самых ранних воспоминаний. Мое детство небыло счастливым. И я убежден, что то же самое может сказать о себе большинстволюдей.

Дети, особенно малыши и грудные младенцы,нуждаются в безусловной, безоговорочной любви, если мы хотим, чтобы из нихвыросли здоровые взрослые люди. В яслях или иных детских учреждениях у малышей,которых хорошо кормят и содержат в чистоте, но не берут на руки и не играют сними, может развиться сильнейшая анаклитическая [Анаклитический — связанный с выбором объекталибидуальной привязанности на основе сходства с лицами, выполнявшими в раннемдетстве защитные или родительские функции. — Прим. перев.] депрессия, и онимогут умереть. Приятный, доставляющий удовольствие физический контактвозбуждает тельце ребенка, стимулируя все его функции, особенно дыхание. Безподобного контакта базисная клеточная и протоплазменная деятельность в видерасширения и сжатия, которая характерна для дыхания, постепенно угнетается, чтоможет привести к смерти. У младенца имеется такой постоянный контакт с матерьюво время его пребывания в матке, и если после рождения он не возобновляется, тотолько что явившийся на свет малыш впадает в шок. Разумеется, не сыщется людей,которые бы верили, что новорожденный может выжить, не получая должной«физической» заботы и ухода, но мы далеко не в полной мере оцениваем, насколькокаждый ребенок зависит от любовного единения с личностью матери. Любой разрывсвязи с ней или даже угроза подобного разрыва влечет за собой шок для юногоорганизма. Шок оказывает на все основные телесные функции парализующеевоздействие, и это может иметь роковые последствия, если шоковое состояниеокажется глубоким и затянувшимся. Впрочем, всякий шок представляет собой угрозудля жизненного процесса. Резкий и внезапный громкий звук может привести к тому,что малыш мгновенно впадет в шок. Его тело как бы закоченеет, и он перестанетдышать. Указанная шоковая реакция, иногда называемая рефлексом сильного испуга,наблюдается уже почти сразу же после рождения [В отечественной педиатрииуказанное явление принято именовать «ларингоспазм» или «предрасположенность ксудорожной готовности» и объяснять, в частности, нарушениями калиевого обмена.— Прим. перев.]. Кактолько шок проходит, малыш начинает плакать, что приводит к восстановлениюдыхания. Разумеется, по мере того как младенец растет, его организм становитсясильнее и его уже далеко не так легко ввергнуть в шоковое состояние одним лишьгромким звуком. Однако даже взрослых людей можно сильно испугать неожиданнымоглушительным ревом, после которого они на мгновение впадают в состояниешока.

Всякий раз, когда один из родителейгромогласно кричит на маленького ребенка или попросту орет на него во всегорло, это обязательно оказывает на тело малыша сильный отрицательный эффект.Можно даже точно сказать, когда именно ребенок в таком случае страдает отнаступившего шока, поскольку в этой ситуации сперва его тело окаменевает, азатем он разражается рыданиями. Если на ребенка кричат достаточно часто, онвообще перестанет реагировать, поскольку успевает обучиться адаптации к даннойразновидности стресса. Малыш добивается надлежащей нечувствительности,поддерживая в теле состояние закрепощенности или напряжения. Его теперьневозможно шокировать сильнее, поскольку он и так пребывает в состоянииперманентного шока, которое мы можем довольно легко распознать, потому что егодыхание перестает быть свободным и легким. В данном случае шок наступает непросто из-за пронзительного крика, а из-за угрозы, которую он несет длялюбовного единения ребенка с матерью. Точно такие же последствия может иметь еегневный или враждебный взгляд, холодная манера обращения или заявление типа«мамочка тебя больше не любит». Физически наказывая ребенка шлепками, ударамиили подзатыльниками, мы травмируем и шокируем его организм, поскольку эгомалыша еще не развилось до такой степени, когда он в состоянии понять, чтотелесное наказание со стороны одного из родителей еще не означает окончательнойгибели любви. Ребенок в результате реагирует на подобное родительское действиетак, как если бы оно несло в себе угрозу для его жизни. Количество шоковыхпотрясений, которые приходится испытавать в условиях нашей культуры среднемуребенку, велико, и в отдельных случаях дети ломаются под воздействиемдеструктивного отношения со стороны своих собственных родителей.

Некоторые родители прямо-таки переполненыненавистью к собственному чаду, однако большинство попеременно переходят отлюбви к враждебности и обратно. За вспышкой гнева почти наверняка последуеткакое-либо изъявление любви, которое заново убеждает ребенка в добром к немуотношении и восстанавливает в нем надежду, что его любовному союзу с родителемничто не угрожает. По мере того как такому ребенку удается выжить и подрасти,он будет делать все необходимое для того, чтобы сохранить указанный союз или,точнее, связь с родителем, даже если для этого потребуется отказаться отсобственного Я. Однако связь, основывающаяся на подчинении, никогда не являетсянадежной, поскольку ребенок будет пытаться взбунтоваться, а родитель будетдержать наготове угрозу разрыва. Никакой родитель не доверяет безропотноподчиняющемуся ребенку полностью, поскольку и мать, и отец знают — в том числе и по собственномуопыту, — что закулисами подчинения прячется ненависть. Да и ребенок ведает в недрах своегоестества, что его ненавидят. С точки зрения ребенка, выживание требуетотрицания подобной реальности — отрицания факта наличия угрозы для его жизни, страха смерти исобственного чувства уязвимости. Выживание требует также от ребенкапредпринимать всяческие усилия для поддержания жизненно необходимой ему связи сродителем. Все это превращается в большую битву, которую данный индивид— будь то ребенок илиуже взрослый человек — обречен вести на протяжении всей своей жизни, поскольку подобнаямодель поведения теперь становится структурно встроенной в его личность и в еготело, превращаясь тем самым в привычную жизненную установку.

В такой ситуации единственным, что мыдействительно видим структурно встроенным в тело, является состояние шока,которое проявляется в воспрещении полноценного дыхания. Снаружи данный индивидвовсе не кажется находящимся в шоке. Для большинства наблюдателей он будетвыглядеть функционирующим вполне нормально. Его дыхание кажется регулярным иосуществляемым без затруднений. Однако все это обстоит так лишь потому, что иего дыхание, и сама жизнь носят весьма неглубокий, поверхностный характер.Состояние шока наличествует на более глубинном уровне, выражаясь в задавленномбессознательном, в утрате страстности, в страхе перед капитуляцией, а также внапряженности и закрепощенности тела.

Капитуляция перед собственным теломозначает на самом деле не более чем позволение телу дышать полностью исвободно. Страх перед капитуляцией связан с задержкой дыхания. Человек можетзаблокировать свободный дыхательный процесс, ограничивая либо вдыхание, либовыдыхание; в первом случае он препятствует проникновению воздуха в легкие, вовтором — не дает емуполностью выйти оттуда. При этом в обеих ситуациях ограничивается количествокислорода, поглощаемого и потребляемого организмом, что ведет к ослаблениюметаболизма, снижению энергетики тела и увяданию чувств. Стремлениеограничивать вдыхание порой обнаруживается у шизофренических или шизоидныхличностей, где оно сочетается с основополагающим чувством ужаса, последствиемкоторого является паралич любой деятельности организма. В противоположностьэтому невротические личности испытывают затруднения с тем, чтобы дать воздухувозможность полностью выйти. Страх, которым блокируется полное выдыхание,— это в данном случаепаника, отличающаяся от ужаса тем, что человек, впавший в паническое состояние,стремится побыстрее убежать от грозящей опасности, в то время как в случаеужаса он застывает на месте, словно глыба льда. В двух отмеченных вариантахстраха оценка опасности сугубо различна. При ужасе опасность воспринимается какподавляющая и неотразимая угроза самому существованию индивида, а вот припанике опасность видится лишь как потенциальная, вероятная угрозасуществованию. У маленького ребенка паника чаще всего является результатомпотери связи с матерью или отцом. Таким образом, малыш или ребенок постарше,оказавшийся разлученным с матерью толпой прохожих или оставленный ею напопечение постороннего человека, станет паниковать, пронзительно визжать илигромко плакать в попытке восстановить прежний «образ жизни», который составляетдля него фундамент безопасности. Когда связь с матерью восстановится, ребенокстанет стараться сохранить ощущение того, что его жизнь безопасна и прекрасна.Он будет также пытаться сохранить доставшийся ему воздух, иными словами, будетдержать свою грудь раздутой. Такая поза, которая допускает лишь мелкое,поверхностное дыхание, подавляет ощущение паники, давая ребенку ложное ощущениебезопасности, — оноберет свое начало в способности сохранить, задержать, удержаться. Приневротической структуре характера имеющийся страх подавляется, и индивид,вообще говоря, не осознает подлинной степени своего страха. Для шизоиднойструктуры характера попытка подавления страха менее эффективна по причинеслабости эго, и такой человек зачастую осознает собственный страх. Однако уобоих типов характера испытываемый страх манифестируется в теле — в шизоидном теле он проявляетсястиснутой, сдавленной грудью, а в невротическом, напротив, раздутой, как быразбухшей грудной клеткой. При этом в первом случае грудная клетка являетсямягкой, в то время как во втором — жесткой.

Указанные различия важны для понимания техстрахов, которые препятствуют капитуляции перед собственным телом. Ужасналагает запрет на любое агрессивное действие, а поскольку дыхание представляетсобой агрессивный акт, в котором организм всасывает в себя воздух, то степеньинтенсивности указанного акта всасывания воздуха является хорошим мериломспособности данного организма к агрессивным проявлениям, иными словами, кдостижению того, в чем он нуждается или чего он хочет. С другой стороны, выдохявляется пассивным актом, сдачей позиций, расслаблением тех мышечныхсокращений, которые обеспечили расширение грудной клетки. Из-за страха сдатьсяневротик во взрослой жизни держится за чужих людей точно так же, как в детствеон держался за мать. Все маленькие дети чисто физически держатся за своихматерей — за маминотело или мамину юбку, — поскольку мама является для них основой безопасности. По меретого как они становятся старше и сильнее, в них начинает доминироватьстремление обрести независимость и стоять на собственных ногах. Ощущениебезопасности, воплощением которого прежде служила мать, заменяется ощущениембезопасности, локализованным в собственном Я и в собственном теле. Однакоощущение безопасности, лежащее в собственном Я, развивается лишь до тойстепени, до которой маленький ребенок чувствовал себя в безопасности, пребываяв единении и союзе с матерью. Всякий раз, когда связь с матерью оказывается подугрозой, тело ребенка сжимается, а дыхание затрудняется. В результате ощущениенужды в матери становится еще более сильным, а зависимость от неевозрастает.

Паника может возникнуть и развиться каждыйраз, когда жизнь индивида подвергается угрозе. При панике происходит потеряконтроля над собственными действиями и поступками, как это наглядно наблюдаетсяв случае человека, мчащегося в дикой горячке, чтобы улизнуть от грозящейопасности, и дышащего при этом быстро, судорожно и поверхностно. Отдельныелюди, столкнувшись с угрозой для жизни, паникуют в большей степени, чем среднийчеловек, в то время как немногочисленные индивиды с сильным ощущениемвнутренней безопасности могут в подобных ситуациях сохранить контроль состороны эго и не впадать в панику. С другой стороны, имеются и такие лица,которые сильно паникуют в ситуациях, никак не угрожающих их жизни, например вовремя пересечения реки на автомобиле, движущемся по высокому мосту, или вмомент, когда они в одиночку окажутся в окружении толпы. Паническоерасстройство представляет собой общепризнанное и достаточно распространенноеневротическое состояние; под него подпадают, к примеру, лица, которые не всостоянии сами, без сопровождающего выйти из своего жилища, не испытывая приэтом интенсивной паники. Если мы хотим разобраться, почему какой-то человекначинает паниковать, оказавшись один вдалеке от дома или даже просто вне него,мы должны исходить из того, что указанное чувство возникает при попадании вопасную для жизни ситуацию. Поскольку возникновение панического чувства привыходе из дома на улицу ситуационно никак не обосновано и оно являетсяиррациональным, нам приходится предположить, что текущие обстоятельствапробуждают телесное воспоминание о моменте, когда данное лицо, будучи ребенком,как раз находилось в. сходной обстановке, сулившей тогда угрозу для жизни.Вероятно, наиболее распространенной и типичной ситуацией такого рода являетсяотрицательная материнская реакция на плач ребенка. Когда ребенок плачет, онвзывает к своей матери, в которой сильно нуждается. Отсутствие реакции с еестороны, какими бы резонами ни руководствовалась в этот момент мать,воспринимается ребенком как утрата матери, что, конечно же, угрожает его жизни.Побуждаемый и отчаянием, и неудовлетворенной потребностью, он станет плакатьвсе сильнее и сильнее, все громче и громче, все дольше и дольше. Такой плачприводит к сильному расходу энергии, имеющейся у ребенка, в результате чего онможет неожиданно оказаться в состоянии паники, утратить способностьнепринужденно дышать и начать судорожно хватать воздух. Чтобы спасти жизнь«хозяина», тело отсекает плач, задерживая дыхание с целью обретения контролянад ситуацией. После того как это проделано, чувство надвигающейся смертивременно отступает. Ребенок, будучи окончательно опустошенным, проваливается всон, а со временем сознательное воспоминание об этом пережитом эпизоде будетподавлено, хотя тело ничего не забывает.

Pages:     | 1 |   ...   | 45 | 46 || 48 | 49 |   ...   | 59 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.