WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 33 | 34 || 36 | 37 |   ...   | 59 |

Разрядка эмоциональной боли достигается спомощью плача, который облегчает и частично снимает состояние хроническойзажатости в теле. Чтобы плач оказался эффективным, он должен быть столь жеглубоким и сильным, как владеющая человеком боль, и он должен сочетаться субежденностью данного человека в том, что поиски, кого-то, кто смог бывоскресить блаженство детства с его невинностью и свободным привольем,абсолютно безнадежны. Одновременно с плачем человек должен заниматьсявозведением более сильного и прочного Я, достигая этого за счет ростаэнергетики тела и более отчетливого восприятия собственного гнева. Жертвапредательства будет в норме испытывать немилосердный гнев против предателя. Нокак поступать с подобным гневом, если предателем оказывается один из родителейКогда объектом предательства является маленький ребенок, выживание которогозависит от родителя-изменника, то гнев приходится подавить. Однако для того,чтобы подавить в себе столь мощное чувство, нужно «встроить» в свое телоколоссальное напряжение. Столь сильное напряжение подрывает в человеке ощущениесобственного Я и увечит его способность проявить агрессивность приудовлетворении любых своих нужд и потребностей. А ведь без способностисражаться человек навсегда становится жертвой, которая видит в качестве целивыживание, а вовсе не обретение радости.

Я как-то консультировал мужчину в возрастепод пятьдесят, который жаловался на ощущение напряженности вокруг талии, атакже на беспокойство и чувство тяжести в животе, длившееся у него уже долгиегоды. Этот господин, которого я стану называть Гарри, в течение долгих летподвергался самым многообразным разновидностям терапии, включая традиционныйпсихоанализ, однако аналитикам никак не удавалось совладать с указаннойпроблемой. Гарри был крепким, хорошо выглядящим мужчиной, профессиональнаядеятельность которого протекала вполне успешно, да и брак, по его словам, тожебыл удачным. Сам он был практикующим врачом, как и его отец до выхода напенсию. Будучи доктором, Гарри был знаком с рядом литературных источников,посвященных проблематике «тело-разум». Его беспокоило, что, невзирая на самыеразные использованные виды терапии, его состояние никак не улучшалось. Он был вкурсе основных идей биоэнергетического анализа, но сам никогда не подвергалсяему. Меня рекомендовали ему как авторитетного и знающегоспециалиста.

Внимательно взглянув на тело Гарри, яудивился тому, насколько мало чувства показывала вся его нижняя половина. Хотяна вид его ноги казались нормальными, при чуть более пристальном рассмотренииони выглядели безжизненными и слабыми. Ягодицы у него были плотно стиснуты, врезультате чего бедра и стопы были развернуты наружу. В пояснично-крестцовомотделе спины мне была отчетливо видна полоса напряжения, но сам Гарри нечувствовал в этой зоне никакой боли. Указанное омертвление, явственное в нижнейполовине тела Гарри, пребывало в резком контрасте с кажущейся витальностью еговерхней половины, где наблюдалась хорошо развитая мускулатура. Когда я обратилвнимание Гарри на все это, он согласился с обоснованностью моих наблюдений.Хотя до этого ему уже приходилось работать с другими терапевтами на телесномуровне, ни один из них не разглядел указанного отклонения, смысл которого былдля меня более чем очевиден. Личность Гарри была подорвана сильной угрозойиз-за опасения перед кастрацией, результатом чего явилось отсечение чувств внижней части его тела.

В целях подтверждения указанного вывода япопросил Гарри рассказать о его прошлом. Он был самым младшим из трехмальчиков, и его, любимчика всей семьи, особенно обожала мать, которая, вчастности, обеспечивала ему прекрасное питание и подкармливала всем самымвкусненьким. Результатом явилась большущая проблема, поскольку отец испытывалодновременно и ревность, и гнев по поводу чувств, которыми мать одаривала этогомальчугана. В первую очередь отцовский гнев был обращен на Гарри, и он принялформу сильных шлепков и затрещин, которые обрушивались на мальчика всякий раз,когда он поступал не так, как надо, скажем, не делал того, что ему было веденосделать, либо делал то, что ему было явным образом запрещено. Иногда маленькомуГарри доставалось и просто за то, что он как-то высказывался против родителя.Но дети определенного возраста нуждаются в свободе, чтобы исследоватьокружающий мир, и они неизбежно будут сопротивляться всяким ограничениям ивосставать против них. Тело Гарри носило на себе свидетельства размаха егоборьбы — и выпадавшихна его долю наказаний. Родитель легко оправдывает для себя такого роданаказания как идущие на пользу ребенку. Мальчик должен выучиться тому, чтотакое хорошо и что такое плохо, и ему следует нести ответственность за своипоступки. Гарри усвоил это; он был послушным ребенком и хорошо успевал в школе,так что жизнь его текла вперед по проверенным и признанным каналам. Словом, наповерхности жизнь Гарри была благополучной, но глубоко внутри что-то мучило егои порождало дурное самочувствие и ощущение тяжести. Однако он воспринимал всеэто как чисто физический симптом, а не как признак того, что в его жизничего-то не хватает.

В ходе длительной беседы по поводу егодетства и взаимоотношений с родителями я поднял вопрос об эдиповом конфликте,который казался мне в данном случае весьма очевидным. Гарри сказал, что ему,разумеется, известно об указанном конфликте и он осознает его уместностьприменительно к ситуации, сложившейся в его собственном детстве, но не видитникакой связи между классическим эдиповым конфликтом и своей личной проблемой.Поскольку сейчас, да и раньше он не испытывал никаких трудностей присексуальном функционировании, то у него не имелось ни малейшего понятия о том,что он был в свое время психологически кастрирован, причем в серьезной степени.Этот мужчина испытывал наслаждение от половых отношений со своей женой;единственным, что в них отсутствовало, была страсть. Гарри действовал, идя отголовы, а не от нутра, где он чувствовал себя скованным из-за страха передотцом. А ведь без страсти не может быть радости.

Гарри чувствовал, что у него далеко не всев порядке, нo не осознавал подлинную природу своей проблемы, которую всегдаможно установить на основании «выражения тела» пациента и в результате изученияего формы и подвижности. Всякая проблема человека всегда манифестируется в еготеле, поскольку именно оно и есть то, чем на самом деле является данныйиндивид. В биоэнергетическом анализе терапия всегда начинается с анализателесных нарушений, которые затем соотносят с психологическими проблемами,присущими данному лицу. Лишь немногие люди осознают, в какой значительнойстепени их чувства и поведение обусловлены энергетической динамикой тела. Влюбой интегрированной терапии — то есть такой терапии, которая охватывает и тело, и разум,— первый этапзаключается в том, чтобы помочь пациенту ощутить напряжения, существующие в еготеле, и понять их связь с той психологической проблемой, которая его беспокоит.Гарри обратился ко мне с жалобами чисто физического свойства и совершенно неосознавал их психологической подоплеки. Большинство пациентов устремляются ктерапевту, напротив, с психологическими проблемами и мало или вообще неосознают их связь с собственным телом. Гарри согласился с психологическойпервопричиной своих соматических проблем — впрочем, только после того, какя четко указал ему на это, — лишь потому, что сам был врачом, а также имел терапевтическийопыт в качестве пациента. Однако одного понимания проблемы или даже обретенияболее углубленных знаний обычно бывает недостаточно для сколько-нибудьсущественного изменения личности. Та страсть, испытывать которую было стольнеобходимо для Гарри, не рождается по команде, поступающей от головы; еевозможное проявление было заблокировано подавлением чувств, и она моглапробудиться заново лишь после ликвидации указанного подавления.

Гарри никогда не довелось выразить в полномобъеме тот гнев, который он испытывал против отца за наносившиеся ему в детствепобои. Эти побои в свое время сломили дух Гарри, и он стал «хорошим мальчиком»,который уважал своего отца и делал то, что от него ожидалось. Он не чувствовалнесправедливости отношения к нему, хотя потом, во взрослой жизни оказалсявесьма восприимчивым к политической несправедливости. Никакого гнева не ощущалон и по отношению к матери — за то, что та позволяла избивать его и никогда не защищала противразгневанного и ревнивого отца. Гнев Гарри оказался закупоренным в напряжениях,существовавших у него в верхней части спины, причем он не мог их снять,поскольку у него не было почвы, на которую он мог бы опереться и твердо встать.Он отрезал приток энергии к нижней части своего тела, потому что чувствовалсебя виноватым в сексуальной заинтересованности собственной матерью. Эту винуон сам не осознавал, поскольку у него не было контакта с накопившимся в немгневом.

Прежде чем Гарри смог бы мобилизовать гнев,необходимый для высвобождения тела, он нуждался в том, чтобы ощутить своиутраты. Я начал терапию с того, что заставил его проделывать рядбиоэнергетических упражнений для ног, дабы он мог почувствовать потерю ощущенияв них. Неоднократно описанное выше упражнение на заземление, при которомпациент касается земли кончиками пальцев, оказалось для него вполне полезным.После того как Гарри расположил свои ноги таким образом, что стопы были слегкаповернуты вовнутрь, а колени находились точно над центром ступни, он был всостоянии почувствовать в ногах определенную пульсацию. Затем, когда я велелему стоять в том же положении и перенести вес вперед, на плюсневую областьсвода стопы, он почувствовал более глубокий контакт со своими ногами и ощутил вних больше жизни, что помогло ему понять направленность проводимой с нимтерапии — а именнообретение способности «уйти» в нижнюю часть своего тела. На биоэнергетическомстуле его дыхание было поверхностным и ограничивалось грудью, которая являласьпри этом жесткой. Он оказался не в состоянии издать продолжительный звук, чтопозволило бы дыхательной волне пройти вниз, в живот и брюшную полость; не могон также и плакать. Гарри полностью осознавал, что держит свои чувства взапертив себе и не может расслабиться и сдаться. И при этом он, разумеется, неиспытывал ни малейшего гнева. Мне, однако, удавалось заставлять Гарри наноситьпинки, лежа на кровати, и приговаривать: «Оставьте меня в покое!» Выполнять этоупражнение и вкладывать в него определенные чувства не представлялось емубессмысленным занятием. А вот особое сексуальное упражнение оказалось для неговесьма трудным, и при его выполнении он неизменно ощущал боль и напряжение вногах. Как только он прекращал указанное упражнение, боль исчезала, что было невесьма благоприятно в одном отношении: чтобы в Гарри пробудился подавленныйгнев, он должен был чувствовать боль намного более интенсивно. В терапии этоявляется общим правилом. Пациент будет сильно реагировать лишь в том случае,если беспокоящая его проблема порождает такую физическую и эмоциональную боль,которая достаточна, чтобы сделать его текущее выживание бессмысленным. ДляГарри выжить означало быть хорошим мальчиком и делать то, что от негоожидалось. Он надеялся, что наградой за подобную жизненную установку явитсялюбовь, которая несла бы в себе обещание последующей радости, но после массызатраченных усилий Гарри в конце концов усвоил, что такое чувство, как радость,возникает лишь тогда, когда человек верен собственному Я.

В любых обстоятельствах нанесение ребенкупобоев представляет собой физическое унижение, и оно не должно допускаться. Этодействие дает видимые результаты, поскольку ребенок становится запуганным— что не может нестать уделом любого ребенка, чувствующего собственное бессилие перед лицомразрушительной мощи какой-то высшей силы. Если данной силой является родитель,от которого ребенок целиком и полностью зависит, то вышеописанный страхстановится неотъемлемой, органичной частью личности ребенка. Когда такой малышвырастает и делается взрослым, то перед ним открыты два способа действий.Во-первых, данный индивид может занять пассивную позицию в надежде завоеватьпризнание и обрести любовь за то, что он хороший, творит другим людям добро,требует для себя совсем немногого и никому не доставляет хлопот. Гаррипринадлежал именно к этой категории. Второй путь состоит в том, чтобы статьрьяным бунтовщиком и выбрасывать вовне ярость, скопившуюся внутри. На семейномпоприще такие индивиды становятся злостными угнетателями своих безвинных детейи супругов.

Имеются и такие личности, которые взависимости от обстоятельств и складывающейся ситуации будут выбирать то одну,то другую из приведенных выше моделей поведения. Невротические моделиподдерживаются иллюзией возможности отыскать того, кто, наконец, даст данномулицу долгожданную любовь, которую оно столь безысходно и безрезультатно ищет.Но никто не в состоянии по-настоящему любить подобных индивидов, поскольку онипереполнены чувством вины и не любят даже самих себя; попытка полюбить ихнапоминает старания налить воду в решето. Трудно любить кого-то, кто неполучает радости от собственного бытия и тем самым не может отреагировать налюбовь радостью. Провал попыток установить с кем-то прочные взаимоотношенияпорождает тенденцию делать пассивных людей еще более пассивными, а разгневанных— еще болееагрессивными. Отрицая предательство, жертвой которого он стал в свое время,человек, даже если подобное отрицание носит бессознательный характер, на самомделе предает самого себя и готовит почву под повторение во взрослом вариантегрустного опыта детства.

В некоторых отношениях случай Гарринапоминает ситуацию с Рейчел. Как и Гарри, она тоже терпела физические униженияи оскорбления от родителя одного с ней пола, но если, повзрослев, Рейчелненавидела себя за неспособность стать финансово независимой, то Гарри весьмапреуспевал в своей профессиональной деятельности и испытывал достаточно сильнуюгордость за то положение, которого он сумел добиться. Его жизненная установкабыла весьма позитивной — в смысле существовавшего у него убеждения, что при наличии добройволи и целеустремленности человек может достигнуть всего, чего он толькопожелает. Вследствие этого Гарри не питал никаких враждебных илинедружественных чувств к своим родителям за тот урон, который они емупричинили. Он был также целиком убежден, что благодаря все той же доброй воле иусилиям он сможет преодолеть последствия этого урона. Но при наличии такойустановки он не имел никакой возможности достичь той интенсивности гнева,которая только и могла бы избавить его тело от изнуряющих и ослабляющих егонапряжений. Все терапевтические усилия были бы в его случае обречены нанеизбежную неудачу до тех пор, пока он не смог бы почувствовать, до какой жестепени он был ограблен в детстве.

Pages:     | 1 |   ...   | 33 | 34 || 36 | 37 |   ...   | 59 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.