WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 30 | 31 || 33 | 34 |   ...   | 59 |

В этот период лечения я пыталась как-топревозмочь страдания из-за того, что мой брат в свое время мучил меня ипостоянно издевался. Когда я подумала о том своем сновидении повнимательнее, уменя возникло смутное ощущение, что этот самый музей располагался в Филадельфиии был чем-то вроде Филадельфийского музея искусств. В дальнейших размышленияхпо поводу Филадельфии меня вдруг осенило, что в переводе с латинского этоназвание означает "город братской любви". А потом я подумала, что братскаялюбовь крепко-накрепко перепуталась у меня с сексуальностью».

В ответ на мой вопрос о возрасте брата онасказала, что тот на четыре года старше нее, и добавила: «Я раньше любила егонастолько сильно, что сделала бы буквально все, о чем бы он меня только нипопросил. Когда я более или менее подробно описывала другому своему терапевту,что он вытворял со мною, то чувствовала, что вот-вот сойду с ума. Все истекшиегоды эта тема была для меня полным табу, и я не могла изложить словами, что жеименно он делал. Мне было боязно, что слушатель пройдет мимо этого, считаячем-то банальным и широко распространенным, а на мою долю останется один лишьужасный стыд.

Я настолько боялась за себя, что решила впорядке самодеятельности пройти психологическое тестирование. Когда я взяла вруки тест Роршаха, то везде, во всех его бесформенных пятнах видела сплошныеженские половые органы. Зато в верхней части листа для меня наличествовалчеткий фаллический символ, на который я показала со словами: "Понятия не имею,чем бы могла быть эта маленькая штуковинка". Экзаменатор, проводившийтестирование, только хихикнул».

Когда я поинтересовался у Рейчел осоображениях ее аналитика по поводу того, что в аморфных пятнах широкоизвестного психологического теста ей везде виделись вагины, она ответила, чтолишь совсем недавно проходила указанное тестирование и получила его результаты,а с того момента не встречалась со своим постоянным терапевтом. Сам же яподумал, что факт обнаружения моей пациенткой сплошных вагин и влагалищ вовсем, что она видела, как-то связан с ее матерью, и потому попросил детальнеерассказать о взаимоотношениях, сложившихся между ними.

Она ответила так: «Ну, понимаете, я... я...у меня... такое ощущение, что моя мать сексуально использоваламеня».

Моя интуиция подсказывала мне примерно тоже самое.

Рейчел добавила к этому: «Мне ужедоводилось рассказывать своему аналитику об инциденте, который имел место,когда я была совсем ребенком. Я всадила в ногу занозу или что-то в этом духе ини за что не хотела позволить матери подойти вплотную и тем более прикоснутьсяко мне. Она же силой усадила меня к себе на колени, в то время как я визжала:"Эй, кто-нибудь, подойдите и помогите мне!" Почему-то я была просто в ужасе.Это отвращение к ней сохраняется у меня до сих пор, и в нем присутствуетнесомненный сексуальный оттенок».

Рейчел описала свою мать как человека,располагавшего в семье всей полнотой власти. «Она, что называется, командовалапарадом и, кроме того, восстанавливала нас друг против друга и натравливалатак, что у нас не хватало сил ни на что другое, кроме домашней войны. Я...Знаете, у меня все прямо-таки трепещет внутри, когда я рассказываю вам проэто».

Я наговорил Рейчел кучу комплиментов за то,что у нее достает мужества смотреть в лицо всем этим неприятным фактам, иуслышал в ответ: «Все это верно, но сама я полагаю, что это мужество идет мнево вред. Один из друзей высказал мне свое мнение, что я, мол, шагаю прямиком впасть льва. Я же полагаю, что действительно направляюсь именно в эту сторону,но только держу в руках клещи, чтобы повырывать оттуда все клыки».

В этой связи я подчеркнул, что влагалищевполне напоминает пасть. Оно тоже заглатывает человека. «А ощущали ли выжелание матери завладеть вами» — спросил я у Рейчел.

«Да, причем не только завладеть мною, но иизничтожить меня».

«Воспринимали ли вы всерьез ее враждебностьпо отношению к вам Думали ли вы когда-либо, что она в состоянии и вправдуубить вас» — спросиля.

После длительной паузы прозвучал такойответ: «Знаете ли, за одну мелкую провинность она хлестала меня почти целыйдень».

Я был по-настоящему потрясен этим фактом ипрокомментировал его таким образом: «Наверняка это делалось для того, чтобызаставить вас подчиниться, чтобы сломить ваш дух».

«У меня в момент экзекуции было что-товроде галлюцинаций, —продолжала Рейчел, —а еще я ломала голову над тем, насколько же далеко она все-таки зайдет. Когдавот так стегают и стегают, то должен наступить переломный момент. Я приняларешение ни за что не плакать. Такого удовольствия я ей не доставлю. Но потомвсе-таки заплакала —просто для того, чтобы как-то ее утихомирить. Я немного по-детски боялась, чтоесли на самом деле не зареву, то она меня забьет до смерти. Я прямо физическиощущала, как она все больше теряет контроль над собой, а также ее нарастающуюярость против меня за то, что не поддаюсь».

В этом месте ее рассказа у меня появилосьсильное ощущение того, что мать Рейчел проявляла к ней какой-то вполнесексуальный интерес. Я высказал предположение, что в поведении материприсутствовал лесбиянский аспект.

В ответ Рейчел произнесла низким, мягкимголосом: «Я рада тому, что вы воспользовались именно этим словом». После чегодобавила: «Думаю, она испытывала ко мне ревность, поскольку у нее было оченьтрудное детство. Полагаю, моя мать была в свое время объектом сексуальныхзлоупотреблений. Сама она была крупной, ширококостной женщиной. А вот я былатоненьким, женственным созданием. Думаю, ее это немало огорчало ираздражало».

Я обратил внимание Рейчел на то, что матьотождествляла себя с ее женственностью и хотела бы сама обладать этой чертой.Рейчел еще раз заметила в ответ, что ее мать была весьма мужеподобной особой,большой и толстой. И еще. Как она сказала, мать изобретала любые и всякиеповоды, чтобы только получше да подольше рассмотреть промежность и вагину своейдочери.

В этот момент Рейчел пожаловалась, чточувствует себя совсем худо, ее сильно подташнивает и она близка к обмороку. Ачуть погодя вздохнула и почти простонала: «О, Боже».

Рейчел упоминала, что при виде матери у нее«мурашки бегали по коже». По ее словам, мать внушала и продолжает внушать ейнастолько сильное отвращение, что она с трудом может заставить себя находитьсянеподалеку от нее. Потом она рассказала еще об одном инциденте, которыйособенно отчетливо продемонстрировал, какой же дьявольской властью обладала надней мать. «Когда я отправилась в Германию и родила там ребенка, то была вполнев состоянии кормить его грудью. Потом туда пожаловала мать, чтобы навеститьменя и новорожденного, и буквально в день ее приезда молоко у меня пропало ибольше никогда не появилось. Ей хватило всего одной ночи — и на тебе! Бац — и молока как небывало!»

Потом Рейчел сказала о своей убежденности втом, что все гнусные проделки ее братца направлялись и поощрялись чувствамиматери, а вовсе не отца. «Мать полностью отпускала ему эти прегрешения. Оналовила от всех этих дел какой-то похотливый кайф. Полагаю, она простопроецировала присущую ей ненависть к самой себе на меня за то, что я быласексуальной, и давала мне тем самым понять, что я — грязная и развратная тварь. Но явовсе не была развратной. Я не сошла с пути, выбранного мною для того, чтобы нестать развратной. Мне хотелось быть чистой и невинной, хотелось ничего не знатьпро секс. Я и подумать не могла о том, что действия моего дорогого братика какраз и представляли собой секс. Я знала только, что они — противные, отталкивающие игрязные и что они мне абсолютно не нравятся».

После краткой паузы Рейчел заметила: «Уменя такое чувство облегчения. И я знаю, что оно — подлинное и правдивое». Говорят,что правда может сделать человека свободным. Но так случается лишь тогда, когдаон принимает эту правду и соглашается с ней. Такое приятие правды включает всебя капитуляцию —капитуляцию перед реальной действительностью, перед собственным телом, передсвоими чувствами. Рейчел никогда до этой минуты не капитулировала, она ни намиг не прекращала борьбу, чтобы как-то уйти от своей матери и от прошлого.Такого рода борьба позволила ей выжить, но одновременно она накрепко привязалаее к детству. Кроме того, поскольку уйти от собственного прошлого невозможно,то все усилия добиться этого заведомо обречены на провал и в результате человекостается наедине с теми же самыми чувствами беспомощности и отчаяния, которыебыли его уделом в детские годы в бытность несчастливым ребенком. Сама идея овозможности уйти, укрыться, сбежать от прошлого — это чистой воды иллюзия, котораябудет раз за разом лопаться при столкновении с действительностью, погружаячеловека в состояние депрессии.

Подобно всем борцам за выживание, Рейчелпродолжала повторять попытки изменить прошлое, а также отыскать любовь, котораябы спасла ее и восстановила в ней самоуважение. Все это разительно напоминаетсказку про Спящую красавицу, на которую злая ведьма наслала проклятие: онаобрекла ее спать целых сто лет — иными словами, полностью устранила из жизни — и обнесла ее замок непроходимымизарослями терновника и прочих колючек. Единственным, что могло бы спасти ивпрямь спасло Спящую красавицу, была любовь прекрасного юного принца, укоторого хватило мужества пробраться через барьер из шипов и иголок, чтобыразбудить ее нежным поцелуем. Одновременно жизнь Рейчел — это и история про Золушку,которая — опять жеблагодаря любви юного принца — смогла избавиться от участи посудомойки и прислуги. В сказке оЗолушке нашлась добрая фея и позаботилась о средствах, благодаря которым принцсумел разглядеть подлинную красоту замарашки Золушки. В обеих этих сказочкахизложены извечные мечты юных девиц — спастись от бесовской властизлой ведьмы или не менее свирепой мачехи. А ведь каждая мать, которая изсоображений ревности поворачивается против своей дочери, неизбежно становитсядля нее как раз ведьмой или злой мачехой.

Как и Диана, о которой я подробно рассказалв предшествующей главе, Рейчел связала свою судьбу с мужчиной, которыйобеспечивал ее в финансовом плане, но унижал ее и злоупотреблял ею сексуально.Предполагалось и ожидалось, что он окажется пресловутым белым рыцарем и добрымотцом, который будет любить ее и защитит от жестокой и безжалостной матери.Однако зависимость от мужа привела ее к роли принцессы — перепуганной маленькой девочки,которая считала свою мать всемогущей. Рейчел хорошо осознавала сложившуюсяситуацию, поскольку сама говорила: «Я не готова бросить все это, начатьраздавать налево-направо тумаки и самостоятельно зарабатывать на жизнь. И яненавижу себя за это».

Если исходить из конкретных реалий, то иДиана, и Рейчел являются вполне конкурентоспособными индивидами, которые всостоянии обеспечивать себя и на самом деле делали это раньше. Мне личновидится нечто извращенное в том, что подобная личность продолжает пребывать вунизительном и обидном для себя состоянии. На определенном уровне такоеповедение представляет собой действенное проявление саморазрушительных чувств,которые берут свое начало в глубоком ощущении вины и стыда. И Рейчел, и Дианабыли убеждены, что они не стоят подлинной любви достойного мужчины, потому чтосами лишены чистоты. Обе они были «замазаны» тем, что испытали на себе взрослуюсексуальность в возрасте, когда сами были еще совсем невинны. Указанная глубокоугнездившаяся в них вина блокировала возможность их капитуляции передсобственной сексуальностью, которая служит вполне естественной столбовойдорогой для выражения взрослой, зрелой любви. Вместо того чтобы капитулироватьперед своим естеством, они обе капитулировали перед мужчинами, что позволяло имиспытывать определенную радость и верить в то, что они переживают любовь. Ноподобного рода взаимоотношения никогда не срабатывают. Они лишь повторяютпечальный детский опыт, приобретенный в отношениях с одним из родителей,— капитуляцию передним и его последующее предательство. Такое повторение — перенос, как назвал его Фрейд,— обладает силойзаранее предначертанной судьбы. Это можно сформулировать в виде достаточноемкой и хорошо известной по своей сути максимы: «Если мы что-то не усвоили и незапомнили, то будем вынуждены снова пройти через это», — или чуть короче: «Кто не помнитсвоих ошибок, обречен повторять их».

Женщина чувствует себя преданной мужчиной,если тот, кого она любит, оказывается на поверку отнюдь не рыцарем в блистающихдоспехах, а раздраженным самцом, который и сам ощущает себя преданнымразнообразными женщинами. Если погрузиться в историю его жизни, то окажется,что в свое время он был предан матерью, которая — во имя громогласно декларируемойлюбви — использовалаего, унижая и злоупотребляя. Сейчас его использует другая женщина, ожидающаяувидеть в нем своего спасителя, защитника и кормильца. В то же самое время онобнаруживает, что в сексуальном смысле имеет дело не с настоящей женщиной, а смаленькой девочкой. На каком-то одном уровне он чувствует себя обманутым, и этовоспламеняет его гнев, в то время как на другом уровне он ощущает в себе властьи силу, достаточные для того, чтобы причинить своей партнерше вред и унизитьее. В результате он станет — сознательно или бессознательно — разряжать скопившуюся в немвраждебность по отношению к матери на своей сожительнице или супруге, которая вответ будет еще сильнее подчиняться в надежде доказать своему мужчине, что онаничуть не похожа на его мать и — в отличие от той — по-настоящему любит его.

Pages:     | 1 |   ...   | 30 | 31 || 33 | 34 |   ...   | 59 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.