WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 22 | 23 || 25 | 26 |   ...   | 59 |

Еще одно упражнение, которое я использую вгрупповых занятиях, состоит в понуждении участников направлять свой гнев противменя. В ходе данного упражнения группа усаживается в круг, а я поочередно встаюили склоняюсь перед каждым из своих пациентов. Всех участников занятия я прошудержать кулаки наготове, решительно выдвинуть подбородок вперед, раскрыть глазакак можно шире и, помахивая передо мной кулаками, говорить: «Я могу убить вас».Цель этого упражнения — добиться появления в глазах гневного выражения, что даетсябольшинству людей с огромным трудом. Если кто-то из участников жалуется, что неиспытывает ко мне никакого гнева, я отвечаю, что не интерпретирую их гнев какнечто, направленное лично против меня. Я также поясняю, что все это напоминаетактерскую игру — аактеры должны обладать умением вкладывать подлинные чувства во все, что ониделают. С помощью моих призывов и благодаря поддержке всей группы почти каждыйиз участников оказывается в состоянии в какой-то мере почувствовать реальныйгнев. Никто и никогда не пытался при этом напасть на меня, но я все же держусьза пределами радиуса досягаемости ударов пациентов, а тот факт, что они сидят,обеспечивает мне дополнительную защиту. Даже когда я выполняю указанноеупражнение наедине с самим собой, то моментально ощущаю, как волосы у меня наголове начинают вздыбливаться. Глаза при этом сужаются, рот начинает издаватьнастоящее рычание и я ощущаю, как легко могу в этом состояний напасть накого-нибудь. Но достаточно мне поменять выражение лица, как все «страшные»чувства тут же испаряются. Для меня это служит еще одним подтверждением того,что чувство идентично приведению в действие — или, иначе говоря, активации— надлежащих мышц.Именно неспособность отдельных людей мобилизовать свою мускулатуру несетответственность за отсутствие у них чувства гнева. В равной степени справедливои то, что неспособность ряда индивидов активизировать те мышцы, которыеответственны за испускание звуков, сопровождающих плач, делает для них оченьтрудным делом почувствовать и выразить свою печаль.

Для того чтобы выразить чувство гнева,самую важную роль играют глаза. Я обнаружил, что люди, глаза которых в той илииной степени безжизненны — иными словами, тусклы и лишены всякой искорки, — испытывают серьезные трудности спереживанием ощущения гнева. Хорошо помню одного своего пациента, находившегосяв подобном состоянии. У него было очень тяжело вызвать какое-нибудь сильноечувство. Он был весьма яркой личностью и при этом полностью контролировал все,что говорил или делал. Подобное свойство позволяло ему добиваться серьезныхпрофессиональных успехов, но оно же порождало в нем депрессивное состояние. Онстрадал от затяжных головных болей и часто чувствовал себя выжатым как лимон.Причины этого состояли в необходимости тратить прямо-таки титанические усилияна поддержание должного уровня самоконтроля. Однажды, когда он лежал передомной на кровати, я поместил два пальца правой руки в точку соединения головы сшеей — в то место,которое находится точно напротив зрительных центров, располагающихся в мозге.Моя левая рука покоилась в это время у него на лбу, удерживая голову. Производяпальцами сильное давление в области основания черепа, я попросил его широкооткрыть глаза и мысленно представить себе облик матери. Как только материнскоелицо всплыло в воображении моего пациента, глаза у него тут же вспыхнули, и внем пробудилась бешеная ярость. Он хотел убить ее. Когда упражнениезавершилось, я был восхищен случившейся в нем трансформацией. Он стал выглядетьна пятнадцать лет моложе, а лицо его обрело такую живость, которую я до этогоне наблюдал в нем никогда. Его неизменная усталость куда-то ушла, он чувствовалсебя полным энергии. По его словам, когда перед ним встал образ матери, то онувидел в ее глазах отсвет ненависти и это вызвало в нем вспышку гнева. Я питалнадежду, что он добился существенного перелома в себе и что случившаяся с нимтрансформация сохранится надолго, но этого, к сожалению, не произошло. Когда онпришел ко мне на следующей неделе, то передо мной предстал человек, которыйснова вернулся к своему вечно утомленному и полностью контролируемому Я. Передним промелькнуло лишь мимолетное видение того человека, каким он мог бы стать,если бы сумел целиком мобилизовать свои чувства, но для того чтобы это видениестало подлинной явью, все-таки требовалось длительное время и большая работа.Он все еще не умел свободно плакать.

Каждая зажатая мышца, каждый «закоченевший»участок его тела хранил в себе импульсы гнева, и в принципе для восстановленияинтегральной цельности и свободы тела нужна была агрессивность. Главнымичеловеческими инструментами проявления агрессии являются руки и ладони, иребенок уже на самой ранней стадии жизни учится выказывать свой гнев именно сих помощью. Однако нанесение ударов является вовсе не единственным средствомтакого проявления. В этих целях вполне можно также царапаться, и существуетмножество детей, которые так и поступают. Девочки и женщины заметно чащевыражают свой гнев с помощью царапанья, и в этом может заключаться одна изпричин, почему мы традиционно отождествляем их с кошками или другимипредставителями семейства кошачьих. Часто я, стремясь помочь своему пациентумобилизовать ресурсы энергии и вызвать в глазах проявление чувств, требую отнего пристально смотреть мне в глаза, когда он лежит на кровати, а я низконаклоняюсь над его лицом. В этот момент я могу по собственной воле менятьвыражение глаз от мягкого и доброго взгляда до жесткого и гневного, отвыражения издевки до ледяного холода. Большинство пациентов реагирует наразличные выражения глаз адекватным образом. При этом не раз бывало, что, когдая придавал своим глазам выражение бесчестного соблазнителя или злого насмешникалибо мой взгляд оказывался просто озлобленным и резко враждебным,пациенты-женщины выставляли растопыренные, словно когти, пальцы перед своимлицом, произнося при этом слова типа «я вам сейчас все глаза выцарапаю».Никогда не следует преуменьшать силу взгляда как средствазапугивания.

Есть еще и третий способ, с помощьюкоторого ребенок может выразить свой гнев, — укусить обидчика. У некоторыхмаленьких детишек этот способ является излюбленным, причем его использованиепочти всегда сталкивается с резкой и суровой отповедью со стороны родителей. Кдетским ударам, при всей их нежелательности с точки зрения большинствародителей, иногда еще может проявляться терпимость, а вот к укусам никогда неотносятся снисходительно. Они порождают во взрослых людях древний, первобытныйстрах. На ребенка, который кусается, смотрят как на дикое животное, котороенепременно надлежит укротить. Однако мы должны признать, что сам по себе данныйимпульс носит весьма естественный характер и что лучший способ добиться того,чтобы ребенок держал его под контролем, состоит в убеждении и обучении, а не внаказании. Некоторые родители, домогаясь от ребенка, чтобы тот прекратилкусаться, заходят при этом настолько далеко, что сами кусают ребенка с тем,чтобы тот понял, насколько это болезненно, хотя не последнюю роль играет здесьи стремление напугать ребенка и тем самым заставить никогда больше не делатьничего подобного. После такой «наглядной агитации» страх быть укушеннымстановится неотъемлемой частью личности, выражаясь в форме хронически сжатыхчелюстей. В главе 3 мы узнали, что такая стиснутость связана также с запретомплакать. Указанная разновидность хронического напряжения мышц встречаетсянаиболее часто, и именно она несет ответственность за боли ввисочно-нижнечелюстном суставе, за истирание зубов из-за скрежета и, с моейточки зрения, за музыкальную глухоту, которую медики именуют сенсорной амузией.Когда напряжение в челюстной мускулатуре становится слишком сильным, оно можетповлиять и на остроту зрения, равно как и слуха. Наличие напряжения в челюстяхуказывает на то, что человек находится «на взводе». Мы выдвигаем свой волевойподбородок вперед, чтобы продемонстрировать непреклонную решимость неотступить, не поддаться, не капитулировать. У некоторых моих пациентов нижняячелюсть торчит настолько мрачно и зловеще, словно ее обладатель каждую секундубоится за сохранность своей драгоценной и единственной жизни.

Хотя с помощью различных методикрасслабления можно достичь определенного уменьшения напряжения в челюстях,наиболее прямой и непосредственный подход к решению данной проблемы состоит втом, чтобы призывать пациента совершать кусательные движения. Я с этой цельюпрошу своих пациентов кусать полотенце. В отдельных случаях это может порождатьзаметную боль в мышцах, отвечающих за сжатие челюстей, но указанная боль уходитсразу же после прекращения данного занятия. Нужно заметить, что сама по себетакая боль вовсе не является каким-то отрицательным признаком; просто пациентпытается включить в работу весьма спастические, или, иначе говоря, судорожносократившиеся, мышцы, а это по необходимости является болезненным. Однако,систематически практикуясь дома в том, чтобы кусать, а также двигать нижнюючелюсть взад-вперед и из стороны в сторону, можно добиться «размягчения»челюстных мышц и исчезновения боли в данной области. Пациенты перестают поночам скрежетать зубами и замечают, что теперь они в состоянии открыть рот ширеи свободнее, чем раньше.

Время от времени мне приходится выходить спациентами «на тропу войны». Каждый из нас крепко цепляется околокореннымизубами в один из краев полотенца, и мы наподобие двух псов пытаемся вырватьполотенце из зубов оппонента. Это упражнение не таит в себе опасности длязубов, если укус производится молярами — так стоматологи называют большиекоренные зубы. При его выполнении можно ощутить напряжение, идущее отвисочно-нижнечелюстного сустава вокруг основания головы. Указанное напряжение,как бы берущее голову в кольцо у основания черепа и простирающееся далее ввисочно-нижнечелюстной сустав, является едва ли не главным фактором, которыйоказывает сопротивление капитуляции перед собственным телом. Оно представляетсобой основной механизм, с помощью которого человек удерживает контроль надсобой. Это напряжение препятствует тому, чтобы человек «отказался» от головы и,следовательно, от контроля со стороны эго. Когда такой контроль носитсознательный характер, он, безусловно, позитивен; однако он почти во всехслучаях бессознателен и служит представлением неосознанных усилий сдержатьстрах. К сожалению, и сам страх также является бессознательным, что превращаетданную проблему в нечто, не поддающееся словесному, вербальному подходу. Одиниз распространенных страхов состоит в том, что если человек в драке, какговорится, потеряет голову, то он может укусить своего противника, а бытьможет, даже убить его. В одной из последующих глав я рассмотрю вопрос оспособах лечения подобной разновидности страха.

Часто в ходе терапевтического процессаприходится потратить определенное время, пока пациент по-настоящему ощутитсуществующую у него проблему с гневом. Люди обычно убеждены, что им не составиттруда разгневаться, поскольку полагают себя легко раздражимыми или время отвремени испытывают взрывы ярости. После года занятий терапией Дэвид как-тозаметил: «Я понял, что мне не так-то легко впасть в гнев. Меня надо оченьсильно спровоцировать или прижать к стенке, прежде чем мой гнев станет вылезатьнаружу». Он сказал это после того, как пожаловался на чувство напряжения междуплечами и шеей. Поскольку это был активный молодой человек, то он сам удивилсясвоему ощущению и сказал: «Никогда я не испытывал подобного напряжения дажепосле того, как порублю кучу дров». Если человек страдает от хроническогомышечного напряжения в какой-то части тела, он движется так, чтобы повозможности не испытывать из-за этого напряжения болезненных ощущений. Когдаблагодаря биоэнергетическим упражнениям пациент вступает в реальный контакт сосвоим телом, существующие зоны напряжения начинают им осознаваться. Скажем, тотже Дэвид заметил в этой связи следующее: «На этой неделе я ощущал свою челюстьсловно сдвинутой назад. Все мышцы, начиная от челюстей и вплоть до шеи и плеч,ощущались как очень напряженные». Не будучи человеком особо последовательным,он после этого добавил: «Прошлой ночью мне приснилось, будто бы у меня отрезалиногу. Я полагаю, такое сновидение было как-то связано со страхом передкастрацией». А это заставило его подумать об отце, и он сказал: «Мой отецникогда не выражал свой гнев. Он советовал мне ни в коем случае не сражаться ине участвовать ни в каких подобных играх». Осознание Дэвидом блокады,препятствовавшей выражению гнева, имело под собой физическую основу. Онпрямо-таки чувствовал эту блокаду в своем теле. «Я ощущаю, словно моя голова ишея ввинчены в туловище. Мне хочется вытащить их оттуда. Я должен прочистить ипродуть свою трубу». Формулируя эти свои наблюдения, Дэвид лежал на кровати. Язаставил его разжать челюсти, широко разинуть рот и издать громкий звук,который распахнул бы его горло. После этого он стал горько плакать. Когда плачзакончился, он сказал: «Я ощущаю свои глаза более яркими. А тело воспринимаетсяболее эластичным».

В следующем сеансе центр тяжести сместилсяна мать Дэвида. Лежа на биоэнергетическом табурете и тихо плача, он сказал:«Чувствую дикое напряжение в нижней части спины. Она вся какая-то жесткая, дажестянутая. У меня такое ощущение, словно моя мать задает мне изрядную трепку».Быть может, это чувство как-то соотносилось с младенческими переживаниями иощущениями при пеленании, но я не хотел пока заниматься интерпретацией, чтобыне прерывать поток мыслей Дэвида. Он рассказывал о своем страстном детскомжелании какого-нибудь физического соприкосновения с матерью, но она непозволяла никому вступить с ней в реальный телесный контакт. Дэвидхарактеризовал ее в своих описаниях как «человека социально общительного и дажестадного, но ни с кем по-настоящему не связанного». И к этому добавил: «Я длянее важен только применительно к моим достижениям. Я должен существовать наэтом свете исключительно ради нее».

В процессе выполнения упражнения,задуманного, чтобы помочь ему вступить в контакт с нижней частью тела, онзаметил следующее: «Нижняя половина моего тела словно замороженная,закоченевшая. А вот верхняя ощущает себя словно бутон тюльпана, который хочетраскрыться, распуститься, но не готов к этому. У меня такое чувство, словномать набросилась на мои гениталии, чтобы превратить меня в девочку. Ей хотелосьиметь девочку. Она не позволяла мне стать мужчиной. Она меня психологическикастрировала. И при этом вела она себя со мной как соблазнительница иобольстительница, но приблизиться к себе не позволяла. Я чувствовал себя так,словно меня подвергают физическим пыткам».

Pages:     | 1 |   ...   | 22 | 23 || 25 | 26 |   ...   | 59 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.