WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 21 | 22 || 24 | 25 |   ...   | 59 |

Следует отчетливо понимать, что хотя истокигнева и относятся к прошлому, сам он проистекает непосредственно изсуществования сегодняшних хронических мускульных напряжений, которые сковываютвесь организм, уменьшая свободу движений. Гнев представляет собой естественнуюреакцию на лишение свободы. Это означает, что любое хроническое мышечноенапряжение, которое имеет место в теле, ассоциируется с гневом. Разумеется,если при этом человек не ощущает указанного напряжения, то он не ощущает иникакого гнева. Такой человек принимает существующие ограничения подвижности иутрату свободы как нечто вполне естественное, и это во многом подобно тому, какневольник может согласиться со своим пребыванием в состоянии рабства безовсякого гнева, если только он согласился с потерей свободы. И напротив,почувствовав и поняв указанное напряжение, человек начинает осознавать, докакой степени он на самом деле разгневан, а также уразумевает, что нанесениеударов по кровати для выражения и разрядки скопившегося гнева отнюдь непредставляет собой одноразового упражнения. Его следует выполнять регулярно какво время терапевтических сеансов, так и дома, если последнее возможно, изаниматься до тех пор, пока руки и плечи не станут в своих движенияхпо-настоящему свободными, а способность выражать гнев не восстановится в полномобъеме.

Гнев можно также выразить голосом— с помощью слов— или глазами— с помощью взгляда.Но и эти способы проявления гнева столь же трудны для большинства людей, как инанесение ударов. Чтобы дать гневу возможность выхода с помощью взгляда,требуется, чтобы человек ощутил, как гнев пронизывает все его тело,— ведь именно этопозволяет волне возбуждения дойти до самых глаз. У некоторых людей в состояниисильного гнева глаза ярко вспыхивают. Холодные, посветлевшие глаза выражаютскорее враждебность или ярость, а не гнев, в то время как потемневшие, едва лине черные глаза означают скорее чувство ненависти, нежели гнева. Чтобы сообщитьо своем состоянии гнева, можно также воспользоваться и словами, но любой текстне будет выражать подлинного гнева, если не произнести его гневным тоном. Уразных людей этот тон может выражаться по-разному: резким звучанием голоса,высокой скоростью речи, громким криком или пронзительным визгом. Чтобыпо-настоящему выражать гнев, звук должен соответствовать конкретной ситуации.Например, пронзительный крик или визг чаще отражает ярость и разочарование,нежели гнев. Следует всегда иметь в виду, что законное и обоснованноепредназначение гнева состоит не в том, чтобы добиться с его помощью контролянад другими; гнев служит для надежного предохранения своей собственнойцельности и хорошего настроения. Став взрослыми, мы обычно перестаем нуждатьсяв том, чтобы для выражения своего гнева орать или визжать на кого-то либопытаться ударить обидчика. Мы можем добиться того же эффекта без лишнего шума икрика — при условии,что глубоко ощущаем свой гнев. Предшествующее упражнение, равно как и другие,разработаны, чтобы помочь пациентам ощутить свой гнев, способствоватьдостижению свободы его выражения, а затем научиться тому, как при необходимостиудержать гнев в себе и контролировать его. Сознательный контроль над своимичувствами зависит от их осознания.

Во время своей работы с Райхом я вполнеосознавал, что моя способность выражать гнев ограничена. Мне была присущатенденция избегать конфронтации и уходить от борьбы, пока я не оказывалсябезвыходно прижатым к стенке. Я ощущал, что во мне таится чрезмерно многовсяческого страха, от которого я смогу избавиться, только научившись какследует драться. Именно указанный страх нес ответственность за неспособностьсохранить в себе на долгий срок то чувство радости, которое я испытывал впроцессе терапии у Райха. Когда я стал студентом медицинского факультетаЖеневского университета, то взял себе за правило регулярно, каждое утропроделывать упражнения по нанесению ударов по кровати. Именно на счет этихупражнений я отношу то, что во мне в значительной мере уменьшилось почтинеизбежное чувство страха, которое я бы наверняка испытывал перед лицомнеобходимости обучаться и сдавать экзамены на чужом языке. Указанное упражнениепроизвело также общий благотворный эффект на мое здоровье, самочувствие инастроение, сделав пребывание в Женеве во всех смыслах приятным.

Когда я возвратился в Соединенные Штаты иприступил к разработке биоэнергетического анализа, то не только не забросил, а,напротив, продолжил практику регулярного и систематического нанесения ударов покровати каждое утро. В дополнение к той разновидности ударов, котораяописывалась выше и состояла в том, что над головой поднимались обе рукиодновременно и удар производился сразу двумя кулаками, я начал также наноситьудары кулаками попеременно, как это делается в боксе или в заурядной драке. Привыполнении этого второго варианта упражнения я, чередуя удары, чувствовал, что,в то время как моя правая рука кажется мне самому достаточно сильной испособной нанести вполне приличный и чувствительный удар, левая рука привыполнении данного движения воспринималась как слабая и неуклюжая. Я все времямог ощутить напряжение в левом плече, которое нуждалось в расслаблении ивысвобождении. Это происходило постепенно. Я даже установил в подвале своегодома боксерскую грушу и мешок с песком, чтобы отрабатывать по-настоящемуакцентированный удар. Но это последнее занятие само по себе мало что мнедавало. Я ведь вовсе не собирался никого бить. Не было во мне и чувства особогогнева. Я лишь пытался избавить свои руки от напряжения и вернуть себе умениеработать кулаками. Владея этим навыком, я был бы избавлен от проблем снадлежащим выражением своего гнева.

Позднее мне стало понятно, по какой причинея в то время не испытывал гнева: он был заблокирован в верхней части спины— в той области тела,с которой я утратил контакт. Я осознавал наличие у меня проблем в этой зоне,просматривая видеокассеты, отснятые в то время, когда я инструктировал своихпациентов или физически работал с ними. На экране было отчетливо видно, что ясгорблен и верхняя часть спины у меня скруглена. Я был также неприятно поражентем, что не стою прямо и не держу голову высоко. У меня уже был случай отметитьсвою склонность к вспыльчивости, но я как бы оправдывал собственнуюгневливость, видя ее обоснование в том бессмысленном разрушении природы иокружающей среды, которое заставляло меня сердиться. Гневался я и из-за слепотылюдей, не желающих видеть и знать правду о своем положении. Однако были у моегогнева и более глубокие корни, которые я избегал обнажать и открыторассматривать. В то время я пытался доказать всему миру, что прав в своемвидении различных проблем, что я выше других, а эти другие должны согласиться суказанным обстоятельством. Но быть правым, чувствовать себя выше прочих людей идобиваться зримого успеха — все это не ведет к радости, а означает только дальнейшеепродолжение борьбы. И я испытывал гнев, что был вынужден занять подобнуюпозицию для того, чтобы выжить. Это не был здоровый гнев, и мне не было нуждыбить что-то или кого-то, раздавать удары направо и налево и впадать в ярость. Ядолжен был согласиться со своим поражением, отказаться от своих амбиций, понятьи принять себя таким, каков я есть. Тогда я стал бы свободен и не испытывал быгнева. Разумеется, ничего этого нельзя достичь за один день. Устоявшиесяшаблонные модели и штампы поведения, равно как и способы бытия, изменяютсяочень и очень медленно. Но даже подобное неспешное видоизменение может иметь всебе драматический аспект. Однажды вечером, подвергаясь массажу, я сталобъяснять массажисту, что ощущаю сильное напряжение в верхней части спины,связанное с тем фактом, что во мне накопилась масса гнева. А после этого,совершенно не задумываясь, добавил: «Но в дальнейшее я совершенно не собираюсьгневаться». Не успел я произнести эти самые обычные слова, как почувствовал,что спину у меня буквально тут же «отпустило», словно с нее разом свалилсятяжкий груз. Это было восхитительное ощущение, и я чувствую, что с того моментаи по сей день держусь на ногах гораздо ровнее.

Перестав после этого эпизода быть человекомразгневанным, я обнаружил, что стал гораздо мягче, терпимее и легче в общении.Но, как бы странно это ни звучало, моя способность впадать в гнев и сражатьсявыросла. Будучи однажды выраженным, гнев уходит. Разгневанный человек— это человекнапряженный, откуда следует, что напряженный человек гневается. Если напряжениеносит хронический характер, то человек перестает осознавать свой гнев. Однакоэтот скрытый гнев может проявляться в раздражительности по случаю мелкихразочарований или в ярости по случаю крупных. Подобный гнев может обращатьсяпротив самого себя, проявляясь в виде самодеструктивного поведения, или жеможет отрицаться, оставляя человека в пассивном и подчиненномсостоянии.

Здоровые маленькие дети скоры на то, чтобыпочувствовать гнев или чтобы, как говорится, «отмахнуться», если считают себязатронутыми или чем-то разочарованы. По мере того как ребенок становитсястарше, он учится сдерживать свой гнев, если такое поведение разумно, и недействовать в гневе молниеносно. И, как отмечалось выше, у маленького человечкапостепенно появляется умение выразить нахлынувший гнев взглядом или в словеснойформе без необходимости прибегать к физическим действиям. Способность сдержатьсвой гнев выступает у человека параллельно с умением эффективно выражать его:обе эти способности сопутствуют друг другу. Сознательный контроль над собой,необходимый для того, чтобы не пойти в разнос, сдержаться и стерпеть, по своейсути эквивалентен координации и внутренней гармонии действий по выражениюнахлынувшего гнева. Следовательно, человек не может развить в себе способностьк самоконтролю, не развив одновременно способность выражать себя. Упражнение понанесению ударов по кровати может быть приспособлено к тому, чтобы служитьдостижению обеих этих целей.

Сдержанность и контроль над собойразвиваются по мере того, как человек обучается сохранять в себе возбуждение наболее высоком уровне, прежде чем разряжать его, а такое умение характерно длявзрослого человека. Дети не обладают достаточной силой эго или мышечнымразвитием, чтобы удерживать в себе мощный энергетический заряд. Когда здоровомуребенку причиняют какой-то урон или подвергают вредоносному воздействию, егогнев быстро вспыхивает и немедленно выражается вовне. Взрослые люди должныобладать умением сдерживать свой гнев до тех пор, пока не отыщутся подходящиевремя и место для его выражения. Чтобы научиться сдержать гнев во времявыполнения упражнения по нанесению ударов, нужно на два-три дыхательных циклазамереть в позе прогиба («натянутого лука»). При этом для мобилизацииагрессивного чувства подбородок выдвигается вперед, а глаза держатся широкооткрытыми. Находясь в этой позе, человек глубоко вдыхает через рот, в то времякак локти и руки заносятся для удара как можно дальше назад. Однако, вместотого чтобы произвести удар, следует сделать легкий выдох, снимая частьнапряжения в руках и плечах. При втором вдохе нужно немного вытянуться и сноварасслабиться путем выдоха. Делая вдох в третий раз, нужно максимально вытянутьруки, задержать дыхание и растяжение на несколько мгновений и после этогопозволить себе произвести легкий удар. В этот удар не следует вкладыватьникакой силы, поскольку в данном случае преследуется лишь цель разрядкинапряжения. Попытка ударить сильно приведет, напротив, к возникновениюнапряжения и уменьшит плавность движений, равно как и эффективность всейуказанной операции. Вытягиваясь, важно держать локти настолько близко к голове,насколько это возможно, чтобы вовлечь в работу и мобилизовать к действию мышцы,расположенные между плечами. Если локти будут широко расставлены, то вся даннаяакция окажется ограниченной только руками и не приведет к высвобождениюнапряжения в верхней части спины. Почти всем пациентам нужно много времени ипрактики, чтобы скоординировать все описанные движения и достичь свободного иничем не затрудненного замаха, в котором участвует все тело. Добившись этогосостояния и овладев всеми необходимыми навыками, пациенты обнаруживают, чтоупражнение по нанесению ударов доставляет им удовольствие и приноситнесомненное удовлетворение.

Указанное упражнение является, по моемумнению, наиболее эффективным средством уменьшения мышечного напряжения в плечахи верхней части спины, на которое жалуется столь много людей. Я с успехомприменял его для решения проблемы онемения и покалывания в руке и кисти,вызванных ущемлением нерва, который ведет к руке. Этот нерв проходит черезсвоего рода «треугольник», имеющийся у основания шеи неподалеку от местаприсоединения плеча. Напряжение в мышцах, образующих собой указанныйтреугольник, — аконкретно, в передней лестничной мышце, — несет ответственность засимптом, который часто называется скаленус-синдромом, а также синдромомпередней лестничной мышцы или синдромом Наффцигера. При выполнении данногоупражнения нет необходимости испытывать гнев. Точно так же какбоксеры-профессионалы высокого класса практикуют учебные бои как часть своеготренировочного процесса и получают от таких схваток удовольствие, мы можемиспытывать приятные чувства от использования нашего тела для выражения своихестественных чувств и побуждений.

Когда же, однако, указанное упражнениеприменяется в терапевтических целях для развития у человека способностичувствовать и выражать гнев, оно должно обязательно сопровождаться гневнымисловами. Такие слова объективируют испытываемое чувство и помогают лучшесфокусировать все действия. Произнося во время нанесения ударов по кроватислова вроде «как я разгневан!» или «как я зол!», мы объединяем работу разума сдеятельностью тела. И в данном случае тон голоса также отражает и определяетсобой качество испытываемых чувств. Если человек бьет изо всех сил, а говоритвялым и тихим голосом, это свидетельствует о ясно выраженном расщепленииличности. Использование голоса обеспечивает резонирование трубы, образующейсобой туловище, и в значительной степени увеличивает энергетическуюзаряженность всей процедуры. Японцы давным-давно знакомы с данным явлением ииспользуют мощный звук для придания силовой акции большей эффективности. Так,они способны разбить кусок толстой доски резким ударом ладони, если в моменткасания произнесут мощный звук «ха!». Насколько энергично и сочно человекпроизносит слова «как я разгневан!», настолько и силен испытываемый им гнев.Причем в данном случае важна не просто громогласность, а вибрация инасыщенность издаваемых звуков. Фраза «как я разгневан!», произнесенная неочень громко, но с подобающей интенсивностью, густотой и сочностью,обеспечивает лучшую разрядку чувств, чем самый оглушительный крик.

Pages:     | 1 |   ...   | 21 | 22 || 24 | 25 |   ...   | 59 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.