WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 || 21 | 22 |   ...   | 59 |

Отчаяние часто переносится втерапевтическую ситуацию. После первоначальной вспышки надежды, являющейсярезультатом прорыва чувств на ранней стадии лечения, прогресс в ходе терапиизамедляется и может даже вовсе прекратиться. Некоторые пациенты выражают в этотмомент чувство отчаяния по поводу того, что данная терапия никогда не дастреальной отдачи, в то время как другие наглухо замыкаются в себе. Такоеразвитие событий есть знак того, что пациент ведет скрытую борьбу с цельюреализации какого-то амбициозного устремления или же исполнения своей заветноймечты. Оба эти намерения направлены на то, чтобы найти любовь — ту ни с чем не сравнимую,особенную любовь, которая была обещана пациенту в детстве, но которую он такникогда и не получил. Это была эротическая любовь, базирующаяся на особыхотношениях или близости между родителем и ребенком и заставлявшая ребенкаиспытывать особые чувства по отношению к указанному родителю. Во всем этомприсутствовали сильные сексуальные элементы, которые в большой степенивозбуждали ребенка, но в то же самое время едва ли не грабили юное дитя, лишаяего невинности и свободы. То был запретный плод взрослой сексуальной любви,которым можно было поиграть, но не обладать. Тем не менее ребенок подвергсяимпринтингу, в нем запечатлилось и как бы «впечаталось» возбуждение от сейпрельстительной приманки, и он бессознательно посвятит всю свою дальнейшуюжизнь попыткам исполнения этой несбывшейся и несбыточной мечты.

Несбыточная мечта заключается в том, чтобыстать чьим-то «особым любимчиком». Эта явно нарциссическая установка станет дляданного индивида побудительным стимулом к тому, чтобы доказать своепревосходство тем или иным способом — а на самом деле таким способом,который был желателен его родителю-обольстителю. Однако данная особая любовь неявляется глубокой связью между двумя индивидуальностями, поскольку онаосновывается на иллюзиях и на внешних проявлениях, а не на подлинных чувствах.Если любовь представляет собой особые взаимоотношения между двумя людьми, тоэто происходит потому, что любовь является особым чувством. Именно любовьделает взаимоотношения особыми, а не особые качества двух людей заставляют ихполюбить друг друга. Отношения, в основе которых лежит видимость, никогда несмогут принести удовлетворения и быть длительными, и пострадавшие лица,обращаясь к терапевту, будут испытывать определенное отчаяние, а также надеждуна то, что терапия поможет им осуществить свою мечту — добиться, чтобы их воспринималии любили как людей особенных.

Указанное желание переносится на терапевта,который подсознательно рассматривается пациентом как родитель, обещавшийисполнение желаний. Пациент готов проделывать все, о чем его только попроситтерапевт, питая иллюзию, что завоевание любви терапевта приведет в результате ксамореализации. Терапевтическая ситуация может оказаться в высокой степенинаэлектризованной этими невысказанными предвкушениями. Но точно так же, как этоимело место в исходных инфантильных и детских ситуациях, все это закончитсянеудачей и чувством отчаяния, испытываемым пациентом применительно к терапии.Терапия — не поискилюбви, а поиск знаний о самом себе или (можно выразиться и таким образом) поисклюбви к себе. Если человек ищет в терапии полноты самоудовлетворения черезпосредство любовных взаимоотношений, то он будет разочарован. Такой человекобязательно снова впадет в свое извечное отчаяние. В психотерапии такоеслучается постоянно, поскольку только человек, пребывающий в отчаянии, станетдумать, что любовь и спасение лежат вне его собственного Я. Если пациент всостоянии принять тот факт, что его отчаяние берет начало в собственнойвнутренней пустоте, то дорога к преодолению отчаяния и достижению полноты бытиядля него открыта. В последующих главах мы внимательнее взглянем на эту«дорогу», чтобы увидеть, что еще требуется от пациента для обретения своегоЯ.

Глава 5. Гнев: эмоция, котораяизлечивает.

В предшествующей главе я рассмотрел такуюэмоцию, как печаль, обратив при этом особое внимание на ее выражение в формеплача. Мы видели, что все пациенты нуждаются в плаче для разрядки боли ипечали, которые вызваны всякого рода физическими и эмоциональными «ранами» ивредоносными воздействиями, нанесенными им в детстве. Зачастую детей учат ни вкоем случае не плакать, и часто за плач их наказывают или, по крайней мере,словесно осуждают. Результатом запрета плакать являются сильные хроническиенапряжения во внутренней мышечной системе тела, особенно в тех ее частях,которые связаны с дыхательной и пищеварительной функциями. Указанные напряжениястягивают дыхательный тракт, в сильной степени ограничивая и стесняя дыханиечеловека, уменьшая его энергетические ресурсы и сужая диапазон возможностей еговокализованного самовыражения. Но это далеко не единственный негативный эффектот упомянутых травм времен детства. Сильные напряжения развиваются и во внешнеймускулатуре тела, одна из основных функций которой состоит в том, чтобыперемещать человеческий организм в пространстве. Тело едва ли не любого из моихпациентов служит отражением болезненной, нездоровой истории его жизни, и этонаходит отражение в утрате им грациозности движений и в своего рода«расщелинах», отделяющих друг от друга основные сегменты тела — голову от туловища или таз отгрудной клетки. Указанные «расщелины» разрушают цельность личности, которую неудастся восстановить посредством одного лишь плача. В подобной ситуации вкачестве восстановительной или защитной эмоции выступает гнев. В каждом из моихпациентов имеется изрядный запас подавленного гнева, во многих случаяхдоходящего до деструктивной, разрушительной ярости — того гнева, который они несмогли выразить в бытность свою детьми, когда им причиняли боль. Если мы хотим,чтобы тело восстановило свою жизненную силу и цельность, то эти накопившиесядеструктивные чувства должны найти свое выражение в каком-то безопасном месте ибезопасным способом. Однако надо заметить, что, как и в случае с плачем, всепациенты испытывают большие трудности в том, чтобы эффективно и надлежащимобразом выразить свой гнев. А без наличия такой способности человек либо самстановится жертвой, либо делает своими жертвами других людей.

Гнев является важной эмоцией всех живыхсуществ, поскольку он служит для поддержания и защиты физической ипсихологической целостности организма. Без гнева всякий субъект беспомощенпротив разнообразных покушений, которым подвержена любая жизнь. Для молоднякабольшинства развитых биологических видов характерно отсутствие надлежащеймоторной координации, которая необходима для выражения гнева, и это являетсяодной из важных причин, почему детеныши нуждаются в защите со стороныродителей. Сказанное особенно справедливо применительно к человеческимдетенышам, которым для овладения подобной способностью требуется гораздо большевремени, нежели потомству почти всех других млекопитающих. Однако сказать, чтомаленький ребенок не может впасть в гнев, было бы не совсем верно. Попробуйтенасильно удерживать малыша, и вы почувствуете, как энергично он борется, чтобыосвободить себя, а это как раз и представляет собой гневную, хотя ибессознательную реакцию. Попытайтесь вытащить соску изо рта у аппетитночмокающего грудного ребенка, и вы ощутите, как его беззубые десны стискиваютсяв кусающем движении, чтобы удержать соску, если только он сам не решилраспроститься с нею. Акт кусания, как это превосходно известно большинствуродителей, представляет собой отчетливое выражение гнева малютки. По мере тогокак ребенок становится старше и его двигательная координация улучшается, болееразвитой становится и его способность к выражению гнева. Теперь карапуз будетреагировать гневом на любое нарушение его интегральной цельности или навторжение на его территорию, включая покушение на то, что он считает своимличным имуществом или владениями. Если с помощью гнева не удается защитить своюцельность, то ребенок станет плакать, чувствуя себя беспомощным перед лицомгрозящей ему травмы. Такая эмоция, как гнев, представляет собой часть болееемкой функции агрессии, причем это последнее слово буквально означает«продвижение вперед». Агрессия лингвистически противоположна регрессии, котораяозначает «движение назад». А вот в психологии агрессивность противоположнапассивности, которая означает установку на пребывание в неподвижном состоянииили в ожидании. Мы можем продвигаться вперед, к другому человеку с любовью илис гневом. Оба эти варианта действия агрессивны, и оба они носят для индивидуумапозитивный характер. Как правило, мы не испытываем гнева по отношению к темлюдям, которые ничего для нас не значат или которые не причинили нам никакоговреда. Если эти люди просто неприятны нам, то мы избегаем их. Гневаемся же мына тех лиц, в которых так или иначе заинтересованы, причем это делается с цельювосстановить существовавшие с ними ранее позитивные отношения. Убежден, чтовсем нам хорошо знаком следующий факт: после ссоры или иной стычки с любимымчеловеком добрые чувства по отношению к нему, как правило, не тольковосстанавливаются, но даже крепнут.

На семинаре в квартире Райха, которыйпроходил в 1945 году, он высказал мысль, что невротическая личность развиваетсялишь в том случае, если способность ребенка выражать свой гнев в ответ наоскорбление, нанесенное ему как личности, блокируется. При этом он подчеркнул,что если человек оказывается разочарованным в результатах своихцеленаправленных усилий добиться удовольствия, то он как бы отзывает назадимевший у него место побудительный импульс к достижению поставленной цели,порождая тем самым в собственном теле потерю цельности. Искомая цельность можетбыть восстановлена только посредством мобилизации агрессивной энергии и еевыражения в форме гнева. Подобные действия обеспечат восстановлениеестественных границ организма и его способности снова добиваться своих целей(см. рисунок 3).

Рисунок 3

Для человека гнев представляет собойвспышку возбуждения, проходящую по телу вверх вдоль спины и поступающую в руки,которые теперь подпитаны энергией для нанесения ударов. Указанное возбуждениетечет так- -же в макушку головы и в клыки верхней челюсти, которые после этоготакже запитаны энергией, чтобы кусать. Мы принадлежим к разряду хищников, и длянас кусать — этосовершенно естественное побуждение. Я во время выполнения упражнений навыражение чувства гнева в самом деле ощущал только что описанный потоквозбуждения, поступающий в мои верхние клыки. По мере того как это возбуждениепроходит по мышцам спины, последняя выгибается, готовясь к нападению. В этовремя человек может ощутить, как волосы у него на голове и на спине встаютдыбом. У людей подобное удается увидеть редко, а вот у собак такой внешнийоблик весьма зауряден. Поток возбуждения при чувстве гнева показан на рисунке4.

Рисунок 4

При чувстве страха поток возбуждениядвижется в противоположном направлении, в результате чего глаза расширяются,брови поднимаются, голова откидывается назад, а плечи вздымаются. Все это— энергетическиедвижения в случае страха. Если человек не способен впасть в гнев, то он так изастывает в позе страха. Эти две эмоции — гнев и страх — антитетичны, иными словами,полностью противоположны и взаимно исключают друг друга: если человекразгневан, то он не испытывает страха, и наоборот. Исходя из тех жесоображений, можно сказать, что когда человек испытывает сильнейший страх, вего личности наверняка таится равное количество потенциального гнева— или, иначе говоря,подавленного гнева. Выражая гнев, человек снимает страх, точно так же какплачем он снимает печаль. В большинстве случаев страх в равной мере отрицаетсяи подавляется, в результате чего человек иммобилизуется и «замирает». Вподобной ситуации важно найти такой адекватный способ, который поможет емукак-то вступить в контакт со своим подавленным гневом и извлечь егонаружу.

Беседа с человеком по поводу его проблем,помимо всего прочего, может в качестве «побочного продукта» позволить ему войтив контакт с дремлющим в нем чувством гнева, которое он может выразитьпосредством упражнений по нанесению ударов. Более прямой путь к достижению тогоже эффекта — черезплач. Если пациент с помощью упражнений, описанных в предыдущей главе, начнетплакать, то он станет ощущать свою рану и боль. Часто печаль при этомпереродится в чувство гнева, которое может быть затем выражено с помощьюсильных ударов по кровати. И точно так же, как невозможно разрядить всю своюпечаль с помощью однократного приступа плача, никакой пациент не разряжает весьсвой подавленный гнев за одну попытку «избиения» кровати. В процессе терапии помере усиления и углубления плача гнев тоже становится более сильным, болеесконцентрированным и лучше осознаваемым и понимаемым. Существует такжевозможность мобилизовать чувство гнева, поначалу выполняя упражнение понанесению ударов чисто механически. Такой подход напоминает запуск«самораскручивающегося» насоса: одно лишь нанесение ударов может само по себепородить чувство гнева, поскольку указанное чувство как бы заложено в данномдвижении. При выполнении упомянутого упражнения я рекомендую мужчинампользоваться собственными кулаками, а женщинам — теннисной ракеткой. Хорошаяракетка дает женщине большее ощущение собственной силы. У мужчин руки гораздокрепче, и они могут просто сломать ракетку, ударяя ею по кровати изо всехсил.

Я инструктирую пациента сопровождать ударысловами, которые будут дополнительно выражать испытываемые им чувства. Кпримеру, он может кричать: «Как я зол!», «Я тебя уничтожу!» или «Я сейчас убьютебя!» Сочетание слов с физическими действиями способствует большейконцентрации чувств. И точно так же, как у всех пациентов есть о чем плакатьили за что бить, если говорить в терминах отношения к ним в детском возрасте, укаждого из них накопилось вполне достаточно того, что прямо-таки обязановызывать в них гнев. Но испытываемый пациентами гнев может также проистекать ииз их сегодняшней, сиюминутной ситуации, с которой они не могут справитьсядолжным образом по причине обуревающего их страха возмездия. Посколькуописанное упражнение освобождает и расслабляет напряженные мышцы, которыеблокировали возможности выражения гнева, оно одновременно способствует умениювыражать гнев во всех жизненных ситуациях. По моему опыту, это, однако, никогдане приводило к тому, что человек начинает стремиться просто «пошуметь», инымисловами, выразить свой гнев каким-то иррациональным образом. И за все те годы,в течение которых я применял указанное упражнение в работе со своим пациентами,ни один из них никогда не заимел ни единой царапины, а в моем кабинете иприемной ничего не было сломано или разбито. Если у меня появляется ощущение,что пациент мало-помалу теряет контроль над собой, я немедля останавливаю его ипоказываю, как следует выражать существующий гнев, сохраняя при этом управлениеи контроль над всеми своими действиями.

Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 || 21 | 22 |   ...   | 59 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.