WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 59 |

Женщины считают плач — а точнее, рыдания — более легким делом, нежелимужчины. Я убежден, что это является культурным наслоением, поскольку мужчин,равно как юношей или мальчиков, стыдят, если они плачут. Однако та легкость, скоторой женщины впадают в плач, определяется также и их телесной структурой,которая, вообще говоря, не столь жесткая, как у мужчин; я, кстати говоря,связываю присущую женщинам более высокую продолжительность жизни как раз сосвойственной им мягкостью. Как правило, тела мужчин более ригидны, и их не таклегко пронять и сломить. Однако если указанная ригидность являетсябессознательной, служит привычной позой или представляет собойхарактерологическую установку, то она делается причиной отсутствия у человекаготовности реагировать на жизнь и тем самым выражает потерю им спонтанности ивитальности (жизненной силы). На самом деле не плачут только мертвые мужчины. Яубежден, что мужчина и вообще человек, который умеет плакать, живет дольше.Плач служит защитой сердцу. Это единственный способ облегчить боль разбитогосердца, страдающего из-за потерянной любви. Жизнь — текучий, струящийся процесс,который полностью замерзает в смерти и оказывается частично замороженным вразличных ригидных состояниях, которые представляют собой состояния мышечногонапряжения. Плач дает человеку возможность оттаять. Конвульсивные всхлипыванияи рыдания при сильном плаче подобны разломам льда во время весеннего вскрытиярек. Хлынувшие из глаз обильные слезы — это как раз и есть тоочистительное половодье, которое после этого наступает.

Если звуки являются носителями чувств, тослова конкретно выражают тот образ или идею, которые придают переживаемомучувству его окончательное значение. Биоэнергетический анализ представляет собойтакой метод терапии разума и тела, который работает с чувствами и идеями, созвуками и словами. Большинство пациентов, давая выход горькому плачу, начинаютчто-то говорить и часто повторяют при этом слова «о, Боже», которые явоспринимаю как непроизвольный, почти рефлекторный призыв о помощи. Если звуки,сопутствующие плачу, представляют собой призыв о помощи, то слова являютсячетким сообщением о таком призыве, сформулированным на уровне взрослогочеловека. Когда индивид выражает свое чувство как словами, так и звуками либодействиями, то его эго идентифицирует себя с чувством. Часто пациент будет впроцессе катарсисной разрядки спонтанно издавать пронзительные крики, а послеэтого станет заявлять: «Я слышал себя кричащим, но сам я с этим никак не былсвязан». Сопровождение выражаемых чувств словами помогает в последующемустановлении такой связи.

Когда люди в процессе плача произносятслова «о, Боже», как это было в ходе сеанса с Мартой, о котором шла речь ранеев данной главе, я советую им рассказать Богу о том, что они чувствуют. Внекоторых случаях в ответ раздается: «А я ничего не чувствую» или «Понятия неимею, что я чувствую». В таком случае я могу задать пациенту наводящий вопрос:«А испытываете ли вы печаль» «Да», — отвечают они. «Стало быть, вамследует рассказать Богу о своей печали». На это они обычно говорят: «Мнедействительно печально». Часто эти слова звучат плоско и безжизненно, так что япереспрашиваю: «И насколько вам печально» «Очень печально», — вот неизменный ответ в такихслучаях, и в этом заключается печальная истина, исходящая из глубин ихестества. Если мне удается подтолкнуть их к тому, чтобы не просто пользоватьсясловами, а влагать в них какие-то чувства, то их плач становится более горькими глубоким. Некоторые пациенты при этом легко раскрываются и говорят: «Я раненв самое сердце, мне больно», — или нечто подобное, служащее выражением тех образов и понятий,которые ассоциируются у них с печалью и плачем. Чем в большей мере они могутвыразить словами причину, из-за которой плачут, тем более цельный характерносит их личность. В этом случае разум и тело пациента работают совместно,давая в совокупности более сильное ощущение собственного Я.

Иногда я получаю весьма негативную реакциюв ответ на мое обращение к пациенту с предложением рассказать Богу о том, чтоон чувствует. Одна из пациенток злобно произнесла при этом: «В гробу я тебявидала, Боженька. Когда ты бывал мне нужен, тебя никогда не оказывалось рядом.Тебе плевать на меня, а я ненавижу тебя». Это была женщина, воспитанная вбогобоязненном доме и посещавшая религиозную школу. Когда я предпринял попыткупоставить ее слова и чувства под сомнение, она сказала, что чувствовала именното, что сказала, и вообще, она такая. Ее отец питал извращенные чувства поотношению к женщинам и сексуальности. Он проявлял к моей пациентке сексуальныйинтерес, сально прикасался к ней и бросал в ее сторону обольстительные взгляды.Полагая всех лиц женского пола тварями и рассказывая за обеденным столомгрязные, скабрезные шуточки, он в то же время делал негативные и оскорбительныезамечания по поводу форм сексуального выражения любых других лиц. Отец ожидал,что его дочь будет ангелом, но смотрел на нее как на шлюху. То, что он говорило Боге, позволяло моей пациентке еще более отчетливо ощущать лицемерие,царившее в ее семье, а позднее почувствовать, как вся домашняя атмосферапородила в ней горечь и отвращение по отношению к мужчинам.

Бог был для нее представлен отцом, а этозаставляет предположить, что прежде, чем моя будущая пациентка осознала чувствав их генитальном варианте, то есть в возрасте трех или четырех лет, она, как,впрочем, и большинство маленьких девочек, обожала своего отца. За страшнымисловами, адресованными Богу, стоял ее гнев, направленный против отца, посколькуона считала того убийцей своей души. И все эти ее чувства проецировались наменя — как на Бога,как на терапевта, как на того, кто замещал в данный момент отца, и, наконец,как на мужчину. Я отложу до следующих глав вопросы сопротивления и переноса,которые являются столь критически важными во всякой терапии и с которыми можносовладать только с помощью слов. Однако если мы хотим, чтобы произносимые словаобладали хоть какой-нибудь ценностью и весом, то пациент должен находиться вконтакте со своими чувствами. Того пациента, который не ощущает своей печали ине умеет плакать, не удастся затронуть никакими, даже самыми убедительными,словами.

Одна из причин, почему биоэнергетическийанализ концентрируется на теле, состоит в том, что слова сами по себе редкобывают настолько сильны, чтобы заставить подавленные чувства пробудиться.Ответственность за подавление чувств несет эго, которое наблюдает за нашимипоступками и поведением, осуществляет над ними цензуру, а также контролируетих. Голосом эго служат слова, точно так же как в качестве голоса тела выступаютзвуки. Человеку сравнительно легко ощутить себя отделенным от слов. А вотпроделать то же самое со звуками несравненно труднее. Чуткое ухо вполне можетраспознать фальшивую ноту, когда звук перестает быть подлинным выразителемчувства. В биоэнергетическом анализе принимается за аксиому, что тело никогдане лжет. К сожалению, большинство людей слепы к проявлениям телеснойэкспрессивности, будучи научены верить словам, которые человек слышит, а нетому, что он интуитивно ощущает. Но некоторые дети младшего возраста все-такисохраняют достаточную часть невинности, которая позволяет им без колебанийверить в то, что они видят собственными глазами. Каждому ясно, что моральзнаменитой сказки Ханса Кристиана Андерсена «Новое платье короля» состоит втом, что лишь невинный взгляд может увидеть правду. Дети еще не обученыутонченному и изысканному искусству играть словами, чтобы скрыть свои чувства.Я никогда не забуду одного мужчину, который в качестве терапевта консультировалменя в юности и сказал: «Я знаю, что был влюблен в свою мать». В ответ мнеочень хотелось произнести: «Доктор, постарайтесь сообщить мне что-либоновенькое». Однако я сдержался, и эта терапия никогда не обрела сколько-нибудьреальных очертаний, быстро завершившись. Вообще-то, мне бы, пожалуй, следовалосказать: «Вот чего вы не знаете, уважаемый доктор, так это того, до какойстепени вы сами больны».

Точно такую же слепоту проявляют те люди,которые в ответ на мое указание о необходимости и пользе плача заявляют: «Неиспытываю никаких трудностей с плачем. Мне довелось много плакать в своейжизни». Последняя часть этого ответа может быть правдой, но вот перваянаверняка не является таковой. Трудность для этих людей состоит в неспособностиплакать достаточно глубоко, для того чтобы достичь самого дна своей печали. Ихплач подобен той малой воде, которая лишь перехлестывает через запруду и потомуникогда не опорожнит переполняющее их озеро слез. Тот факт, что в своемвзаимодействии с жизнью они нуждаются в помощи, за которой обратились ктерапевту, указывает на наличие дискомфорта и отсутствие радости, а об этом ещекак стоит поплакать. Многие люди научены в детстве, что плач допустим лишь втом случае, если человек буквально раздавлен, а не в ситуации, где он простозадет или испытывает боль. Детям, которые начинали плакать, когда их стукнулкто-то из старших, говорилось: «Перестань плакать, иначе я на самом деле дамтебе так, что будет от чего зареветь». А в некоторых случаях детям, чтобызаставить их прекратить плакать, доставалась удвоенная порция наказания.Ребятишек стыдили, чтобы отучить плакать: «Маленькие мальчики не плачут, толькодевчонки плачут». Да и у взрослых плач далеко не приветствуется: «Нужно бытьмужественным. Плач —это признак слабости». И тому подобное. Я же, напротив, установил, чтоспособность плакать представляет собой бесспорное доказательство силы.Поскольку женщины плачут легче мужчин, то со всей очевидностью именно они— сильныйпол.

Когда человек плачет, то каждоевсхлипывание или рыдание представляет собой импульс жизни, который пробегает поего телу. Посторонний может самым наглядным образом наблюдать, как этот импульспересекает все тело плачущего. Когда указанный импульс достигает таза, онпорождает движение, направленное вперед, — при наличии достаточной чуткостиплачущий человек может на самом деле ощутить, как данный импульс, проходя внизпо той трубе, которую образует собой тело, ударяет по диафрагме таза, иногданазываемой «тазовым дном». Вот что такое «пронять до самого дна». Настолькоглубокий плач так же редок, как и по-настоящему глубокое дыхание. Однако уплача имеется и другое мерило, в качестве которого выступает величина амплитудысоответствующей звуковой волны. Это находит выражение в такой характеристике,как «объем» звука. Полный звук означает широко распахнутые рот и гортань,расправленную грудь и приподнятую диафрагму. Степень подобной открытостиодновременно показывает, насколько данный человек открыт жизни — способен впустить ее в себя ипозволить ей двигаться дальше. Когда мы описываем пациента как «замкнутого всебе», то это справедливо самым буквальным образом применительно к отверстиям,имеющимся в его теле. Губы этого человека могут быть плотно сжаты, челюстистиснуты, гортань сдавлена, грудь жестко напряжена, живот втянут, а ягодицысморщены. У таких людей глаза тоже обычно прищурены.

Терапия представляет собой процесс,направленный на достижение открытости человека перед лицом жизни, — операцию в такой же мерефизическую, как и психологическую. Результат находит отражение в сияющихглазах, теплой улыбке, элегантных манерах и открытом сердце. Но попытка открытьсердце без открывания тех каналов, через которые заполняющее его чувство любвитечет в мир, — пустоезанятие. Это похоже на то, как если бы дверцы отдельных сейфов, установленных вбанковском подвале, были распахнуты, но двери самого подвального хранилищанакрепко заперты. Я всегда начинаю свою терапевтическую программу с того, чтопомогаю человеку открыть, фигурально выражаясь, рот (чтобы говорить им) и глаза(чтобы видеть ими), прежде чем он откроет свое сердце. Но этот процесс открытияотнюдь не скор и не легок. Он подобен тому, как учатся ходить. Пациент каждымпроделываемым шагом как бы подвергает землю испытанию на прочность. Он долженсперва научиться доверять себе, а после этого — снова начать доверять жизни. Иподобно ребенку, который должен падать и падать, пока на самом деле станетуверенно ходить, пациент также будет падать, ощущать свой страх и чувствоватьсвое бессилие, но, по мере того как он будет подниматься и возобновлять своипопытки снова и снова, его вера, уверенность, мудрость и радость будут всеболее нарастать.

Результатом глубокого и горького плачаможет явиться своеобразный прорыв или перелом, при котором человек ощущаетсвободу и чувствует доставляемую ею радость. Такие прорывы напоминают солнце,вспыхивающее сквозь просветы в тучах — это еще не признак полногозавершения грозы, но уже ясное указание на то, что она скоро закончится. Каждыйтакой прорыв делает человека более сильным и более открытым жизни, а такжеболее способным капитулировать перед своим телом.

В следующей главе я рассмотрю препятствия,стоящие на пути плача. Они велики и к тому же глубоко укоренены в структуреличности. И их невозможно преодолеть без понимания того, что они возникают иразвиваются как средства выживания.

Глава 4. Сопротивлениеплачу.

Я не поддамся.

В предшествующей главе я указывал, что убольшинства людей имеется настоятельная необходимость плакать, чтобы разрядитьболь и печаль, присутствующие в их жизни. Напряжение, которое удерживает этибезрадостные чувства взаперти в наших телах, снимается плачем, всхлипываниямиили рыданиями. Все эти действия представляют собой естественную реакцию нафизическую или психологическую рану. Любая травма является шоком для организма,заставляющим его застыть или же сжаться, затаить дыхание и закрыться подобноморской раковине. Плач как раз и есть процесс размораживания того, что застыло,расслабления того, что сжалось, и открытия веяниям жизни того, что сейчаснаглухо заперто. После конвульсий, сопровождающих рыдания, дыхание становитсярасслабленным и глубоким. Это возвращает человеку полное владение голосом иосвежает его душу точно так же, как хороший дождь освежает и оплодотворяетземлю. Люди, не умеющие плакать, заморожены и зажаты, их тела напряжены, адыхание сильно ограничено и стеснено. Ни одному человеку не дано восстановитьсвой полный потенциал и готовность к восприятию бытия, если он не умеетплакать. Чтобы действительно способствовать восстановлению настоящегопотенциала личности во всей его полноте, плач должен исходить из брюшнойполости, из живота. Для большинства людей достигнуть этого непросто, посколькуих дыхание ограничено и стеснено умеренным или даже сильным диафрагмальнымнапряжением.

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 59 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.