WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 || 21 | 22 |   ...   | 50 |

Анна очень сильно откликалась на проявлениесексуального желания или влечения; на это ясно указывали мазохистские фантазии,которым она предавалась, чтобы пережить возбуждение. Обычным героем ее мечтанийбыл "муж-любовник", мужчина тиранического склада, относящийся к ней собожанием. "Я —неотразимо прекрасна, особенно мое тело; он хочет постоянно удерживать меня всвоей власти. Он возбуждает меня, потом останавливается, и мы куда-то идем.Потом, когда мы оказываемся на улице, он решает заняться любовью прямо наместе, иногда — ввиде наказания за то, что я на кого-то посмотрела (или на меня кто-топосмотрел). Его умение возбуждать меня и заставлять откликаться на его ласки— простобесподобно!"

Вторая часть фантазии имела нескольковариантов, один из которых звучал так: "Мы — в примерочной комнатеуниверсального магазина. Он решает сделать это прямо там. Я почти раздета,только в белье, и уступаю, становясь против зеркала, вытянув руки вперед илизаложив их за спину; ноги немного раздвинуты. Иногда он заставляет кого-тораздвинуть их сильнее, это какая-то женщина, возможно, продавщица. Потом онтрогает мои гениталии, то слегка, то крепче, и, наконец, вводит пенис.Почему-то этот момент связан с представлением о боли, как будто пенис слишкомбольшой, так что эта часть фантазии возникает не всегда".

В другом варианте "муж-любовник" "трогаетмою грудь через одежду, например, через комбинацию, а потом, в моментвозбуждения, вводит руку в бюстгальтер и ласкает мне грудь, так что я сама ееобнажаю".

Многие элементы этой фантазии выявляютпроблемы личности Анны. Первая состояла в том, что она явно былаэксгибиционисткой. В начале лечения Анна как раз начала учиться на актрису иобнаружила, что, играя на сцене, она как будто возвращается к жизни. Во-вторых,ее возбуждение возникало, в основном, от желания или страсти мужчины, длякоторого она была "лакомым кусочком", вызывавшим вожделение. Поскольку еепереживания целиком зависели от партнера, то они имели гомосексуальный оттенок.В-третьих, у нее явно присутствовал страх перед пенисом, игравшим в еефантазиях второстепенную роль, а главное значение имели раздевания и действиярук партнера, так что сцена даже не всегда заканчивалась коитусом и могла иметьвоплощение в виде гомосексуального переживания.

Если принять во внимание гомосексуальностьАнны, то можно лучше понять и ее переживания, связанные с женщиной, трогающейее грудь. Ведь "муж-любовник", ласкающий и возбуждающий ее грудь до тех пор,пока она сама ее не обнажает, — это женщина, и не кто иная, как ее мать. Это следует из того, чтовсякие гомосексуальные отношения представляют собой повторение, на каком-тоином уровне, детских переживаний, связанных с матерью. Анна отождествляла себяс матерью, выступавшей в этой сцене в роли любовника, и сама возбуждалась оттого, что любовник ласкает ее грудь.

Подобное отождествление показывает, какмогут меняться роли действующих лиц в воображении. Анна была ребенком, любившимласкать материнскую грудь, а потом выступила в роли матери, грудь которойласкают. Иными словами, в этой фантазии выразилось детское желание Анны,связанное с материнской грудью. Такое толкование облегчается, если известнагомосексуальная возбудимость Анны.

Может показаться, что другие части фантазииимеют гетеросексуальный характер, однако это не согласуется с оральнымхарактером структуры ее личности. Так, отношения Анны с "мужем-любовником"являются отражением отношений между ребенком и матерью; ее пассивность выражаетбеспомощность ребенка, а сила и властность, приписываемые мужчине, — это свойства, первоначальнопринадлежавшие матери. Пенис обозначает грудь, а сама Анна — это ребенок, которого щекочет итрогает мать, выступающая в фантазии в роли "мужа". Подобное использованиеребенка матерью с целью получения ею сексуального удовольствия ужерассматривалось выше. Итак, Анна, действовавшая в реальной жизни как взрослаяженщина, в своих фантазиях, сформировавшихся под влиянием боязнигомосексуальности, выступала в роли ребенка, желания которого не былиудовлетворены в свое время.

Таким образом, личность Анны претерпела"расщепление", которое проявилось в ее разладе со своим телом. В ней былозаметно отсутствие телесных переживаний, что характерно для шизоидной личности,но ее личность содержала также существенный оральный компонент, проявлявшийся вживости и выразительности ее лица и рта; таким образом, Анна являла собойпример личности, колеблющейся между шизоидным уходом от всего и сильнымстремлением к выполнению оральных желаний. Если ее стремление к удовольствию ивозбуждению не встречало отклика, она впадала в депрессию, отвергаядействительность. Она стала понимать свои настроения, когда лучше осознала себякак личность. Она сказала: "Прежде, если возле меня не было кого-то другого,кого я могла бы постоянно касаться, — я чувствовала себя так, будтоменя нет. Мне нравилось лежать вместе с мужем. Теперь у меня нет этого чувства"небытия". Если мне грустно, или я не в ладах сама с собой, мне хочетсяприкоснуться к Тому. Но теперь я больше думаю о себе, о том, что я смогла быпредпринять сама. Это лучше, чем чувствовать себя заброшенной и одинокой, такчто теперь эти чувства меня не страшат".

Душа Анны была полна гнева, вызванногонеполнотой ее существования и направляемого против "матери-мужа-любовника",если им не удавалось ее удовлетворить; ее чувства (как она сама их описывает)производят иногда почти пугающее впечатление: "Как-то ночью, когда Тому неудалось сохранить эрекцию, я почувствовала, что превращаюсь в пантеру. Это былокак в фильме, когда показывают, как человек-оборотень превращается в волка; какбудто у меня появились когти, и мне хотелось его рвать; я и в самом делерасцарапала ему спину. Я чувствовала себя сильной и злой".

Скрытая жестокость свойственна всемчеловеческим существам, и размеры ее зависят от степени перенесенной имидепривации. Анна была "голодным и жаждущим ребенком", она жаждала любви, и еефантазии далеко превосходили ее действительные намерения. Иногда ее мечтыпринимали прямо-таки людоедскую окраску (как показывает следующий рассказ), ноэто все — лишьотражение страстного желания ребенка заполучить тугую материнскую грудь инаполнить живот. Однажды она рассказала: "Раз, когда я занималась мастурбацией,мне пришла в голову ужасная фантазия: я подумала, что мои ноги растут ивытягиваются, как у чудовищного насекомого, а вагина превращается в ловушку, вкоторую мне хотелось втянуть мужчину, чтобы раздавить его. Если бы он тудапопал, то пропал бы, я бы его поглотила".

Просто невозможно более ярко выразитьвзаимное замещение образов рта и вагины, и неудивительно, познакомившись стакой фантазией, услышать от некоторых мужчин, что они испытывают страх поотношению к вагине. Впрочем, мужчина раним лишь постольку, поскольку онподвергается действию своих собственных тревог, а его генитальный орган нетак-то легко повредить, так что чувства Анны могли бы испугать только такогомужчину, у которого уже был развит страх кастрации от рук женщины.

Несмотря на сильную скрытуюгомосексуальность, Анна сохранила гетеросексуальную ориентацию, благодаря тому,что на нее оказало большое влияние одобрение отца, хвалившего ее женственность.Это способствовало переносу ее оральных чувств с матери на отца, хотя иусложнило ее проблемы, так как теперь в ее переживания был вовлечен мужчина.Однако, благодаря этому, в ее воображении сформировалось положительноепредставление о себе как о сексуально привлекательной женщине, и она всемисилами старалась сохранить в себе этот образ.

По мере того как Анна, благодаря лечению,стала лучше понимать себя, она стала чувствовать вину, если применяла своифантазии во время полового акта, потому что, как она сказала: "Из-за этихмечтаний я как будто не с ним занимаюсь любовью и поэтому не могу выразить емусвою любовь и свое желание". Хотя фантазии, казалось бы, были нужны, чтобыусилить ее чувства, они, наоборот, ограничивали ее отклик. "Когда Том начинаетдвигаться слишком быстро, я полностью отключаюсь, как будто не хочу дать волюсвоим чувствам. Я чувствую, что обязана контролировать весь ход событий спомощью воображения, чтобы я сама (а не Том и не мое тело) могла решать, когдамне можно расслабиться".

Затруднения, которые испытывала Анна, таксильно зависели от мужчины, что возникал вопрос: а не была ли еегетеросексуальность просто защитным маневром Ее неспособность отождествитьсебя с матерью на уровне сознания можно объяснить ее неудовлетворенностью своейролью матери и хозяйки дома, а ее страх и недоверие к женщинам отражали еесобственные подавленные орально-гомосексуальные импульсы. Она стала болеетерпимо относиться к себе как к женщине, только когда поняла, что вымещает насобственном ребенке переживание отверженности, испытанное ею в детстве от своейматери; включение в ее личность материнской функции позволило ей отказаться отинфантильного представления о себе как о "голодном ребенке" и "объектесексуальных желаний".

Зависимость физических и психических травмот гомосексуальности, приводящая к неврозам, обычно выявляется путеминтерпретации фантазий, сновидений и мировоззрения. Эта зависимость очень яркопроявилась в рассказе другого пациента, где он говорит о своих фантазиях иснах: "После очередного курса лечения я почувствовал себя очень хорошо.Пришлось много поработать физически, даже ноги дрожали, но я хорошо ощущал своетело и чувствовал прилив эротических желаний. Очень сильно хотелось женщину, ноя не мог отыскать свою подругу. Тогда я пошел домой и занялся мастурбацией; мнезахотелось вставить что-нибудь в анус, например, свечу. Эта мысль так захватиламеня, что я был бы рад, наверное, даже гомосексуальному контакту через анус.Ночью я видел сон. Мне приснилось, что я помогаю какому-то человеку намазатьсяособой мазью, чтобы стать невидимым и убить своих старых врагов. Я спросил его,кого он хочет убить первым, и он ответил: "Убью свою мать!", а потом я увидел,что он вонзил нож кому-то в горло. Когда я проснулся, я понял, что этот убийцабыл я сам".

Этот рассказ показывает, какие невероятныепреобразования и переносы представлений может вызвать гомосексуальность: свечав анусе превращается в нож, воткнутый в горло, а желание убить матьзаканчивается нападением на мужчину. Представление матери в виде мужчины (восне или в фантазии) связано с присутствием в ее личности сильного компонентамужественности. Кстати, этот тип переноса (транспозиции) представлений былхарактерен для Анны. Мать с чертами маскулинности — это "мать с пенисом", т. е.образ, хорошо известный в мифологии и в психиатрии; позже мы еще поговорим оего значении. В данном случае речь идет о матери, которая возбуждала ребенка,вводя наконечник клизмы в анальное отверстие. Это один из способов, благодарякоторому как раз и развивается анальная фиксация; его действие состоит вконцентрации полового или эротического чувства в области ануса, так чтостановится невозможной генитальная разрядка. Желанию гомосексуальногопроникновения, снимающего эротические переживания, противостоит гнев поотношению к насилию, направляемый на гомосексуала, и являющийся, возможно,одной из главных причин убийств, совершаемых средигомосексуалистов.

В случае с этим пациентом (его звали Пол)можно предположить, что преувеличенная маскулинность способна послужить защитойот скрытых гомосексуальных чувств. Такое чрезмерное развитие "мужественности"возникает из-за ригидности поз и создания постоянных мышечных напряжений,которые, впрочем, имеют и противоположный эффект, так как ограничивают движенияи уменьшают подвижность, а также способствуют выработке манер и жестов, имеющихженственную окраску. Возникает и еще одна "женственная" черта, бросающаяся вглаза: это мягкий, лишенный модуляций, тонкий голос, обусловленный ригидностьюгрудных и брюшных мышц и наличием напряжений в мышцах шеи и горла, уменьшающихпроходящий поток воздуха и вибрацию голосовых связок, так что иногда голос дажесрывается. Общая ригидность тела уменьшает агрессивность, которая уже недостигает нормального уровня и приводит к перестройке структуры характера,становящегося, как говорят, "пассивно-женственным". Таким образом,гомосексуальная тенденция пассивно- женственного характера прямо определяетсястепенью утраты подвижности тела индивидуума.

Подобным же образом наличие признаковмужественности (маскулинности) в характере женщины указывает на присутствиескрытых гомосексуальных чувств. Самый распространенный признак: чрезмерноразвитая мускулатура, особенно когда мышцы еще и напряжены и контрактированы.Слишком сильно развитые мышцы не только придают женщине мужеподобный вид ивызывают обманчивое впечатление физической силы, но и сдерживают и уменьшают еесексуальное чувство. Другие признаки маскулинности (у женщин): широкие плечи,узкие бедра, прямые линии тела, волосатость и т. д. Имея ярко выраженный вид,эти признаки обычно характерны для той из участниц лесбийской связи, котораяиграет роль мужчины. Однако слишком ярко выраженная женственность, особенно всексуальности, тоже указывает на скрытую гомосексуальность. Аналитически можнопоказать, что чрезмерно развитая женская сексуальность может соблазнить нетолько мужчину, но и женщину. В психологии существует принцип, утверждающий,что всякое преувеличение в характере позиции личности развивается каккомпенсация собственных противоположных качеств, и я еще не встречал ни разуслучаев его нарушения. Он подтверждается и результатами многократныхнаблюдений, показывающими, что чрезмерная маскулинность у мужчин скрываетподавленные гомосексуальные тенденции. Это верно и по отношению к женщинам:слишком сильно развитые признаки женственности (такие, как у женщин, которыхназывают "секс-бомба") являются, скорее всего, прикрытием скрытых маскулинныхтенденций гомосексуального характера.

Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 || 21 | 22 |   ...   | 50 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.