WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 50 |

На первый взгляд Мэри казалась живой,отзывчивой личностью; ее движения были уверенными, а действия — решительными. Но это было тольковнешнее впечатление, разрушившееся в ходе лечения, так что несколько последнихмесяцев она выглядела изнуренной. Тело болело; все, что ей удавалось сделать— это кое-как прожитьдень, не занимаясь ничем, кроме самого необходимого. Этого можно было ожидать,учитывая состояние ее тела, бывшего жестким и малоподвижным. У нее были прямые,высоко поднятые плечи, как у футболиста; грудь казалась слишком широкой, акорпус сужался книзу, так что бедра были довольно узкими. Мышцы ног были какстальные; она могла танцевать ночь напролет. Одно время она преподавала бальныетанцы, но чрезмерное напряжение мышц ног было вызвано, конечно, не этим. Волосына лобке она брила.

Мэри производила впечатление сильной испособной личности: квадратные плечи, крепкие ноги, крупное тело — все подтверждало этот образ; ноэто была только видимость. Когда мне удалось узнать ее получше, я обнаружил,что под этой маской скрывается маленькая девочка, которая боится мужчин ипытается произвести впечатление, а то и припугнуть других женщин. Еегомосексуальная ориентация была целиком основана на желании показать, какой она"большой и сильный мужик", и каким нежным и надежным другом может она быть для"маленьких напуганных девочек". К сожалению, эти чувства не были поняты какследует, потому что разыгрывались под маской секса — "притворного секса", как назвалего Э. Бергер. Действуя так, Мэри получала взамен небольшое сексуальноеощущение. Когда ее любовницы возбуждались, благодаря ее усердию, у нее в ответтоже возникало какое-то переживание.

Тело Мэри было изрядно омертвевшим (как уДжона). Мышцы напряжены и сокращены, кожа — бледная и нечистая, дыханиенеровное. У нее были большие глаза, и, глядя на меня, она их широкораспахивала, принимая невинный вид; но в ее взгляде была пустота. Она бояласьвсякого контакта со мной, и я инстинктивно чувствовал, что не следуетфорсировать события. В первые месяцы лечения (она приходила раз в неделю) онабыла одета в слаксы и не старалась выглядеть женственной; в ней совершенно нечувствовалось женской привлекательности, того, что называют "призыв пола"("секс эппил"). В ее теле совершенно не было мягкости, и массажистка постоянножаловалась, что устает от работы с ней.

Рисунки фигурок, которые она сделала дляменя, и ее комментарии к ним показывают, насколько сильно ее проблемы былисвязаны с восприятием ею своего собственного тела. Рис. 4 отражает еепредставление о женском теле. Когда я спросил ее, как она относится к своемунаброску, она сказала: "Странно, но все мои женщины были похожи на мужчин. Мненикогда не удавалось ощутить женское тело. Я не нахожу его эстетическипривлекательным. Эта фигурка, на рисунке, пожалуй, похожа на гермафродита. Унее сардоническое выражение лица, как будто она говорит: "Ну, что же ты, я жду,или ты не осмелишься" Чем-то она напоминает меня — да, вот здесь, от плеч доталии". Широкие плечи, большие груди, и нижняя часть тела, как у подростка— все это напоминалоМэри ее собственную фигуру.

Фигура мужчины, которую она изобразила нарис. 5, имеет те же особенности (и то же выражение лица), что и фигура женщины:те же широкие плечи, узкие бедра, неопределенного вида ноги, почти без ступней.Она хотела бросить рисунок, когда закончила плечи и грудь, так что мне пришлосьпопросить ее завершить работу, на что она ответила: "Мне трудно нарисоватьпенис у мужчины". Себя она описывала так: "Я очень чувствительна; стоит мневзять мою девушку за руку — и я уже испытываю оргазм. Даже ее вид меня возбуждает. Меня оченьинтересует все, что касается тела и анатомии".

Тогда я спросил ее, любит ли она смотретьсяв зеркало, и она ответила: "Да, если я в хорошей форме, но мне не нравится мойживот, он торчит, а я этого не выношу. Когда я была ребенком, родителейвосхищали мои плечи, то, что они такие широкие. Я была похожа на мальчишку. И всамом деле, мама хотела мальчишку, а родилась я". Потом добавила: "Я могупережить оргазм даже от поцелуя. Когда женщина меня любит, мне хочется, чтобыона относилась ко мне как к мужчине. Да, я мужчина, с пенисом в 40 ярдов!"Широта желаний и фантазий Мэри выдавала девочку, какой она оставалась в душе.Ее восприятие мужского и женского основывалось не на учете сексуальныхразличий, а на детских понятиях о том, что мужчина — это "кто-то сильный", а женщина— "слабая". Все ее"оргазмы" были не более чем детской реакцией на приятное стимулирование, вродеприятного возбуждения, испытываемого ребенком, когда его щекочут.

Как и многие другие гомосексуалы, Мэрииспользовала секс, точнее, лесбийскую сексуальную деятельность, вынужденно,чтобы сохранить живость ощущений в своем теле. Вопреки моим предположениям, онасразу же согласилась с моим анализом ее физического состояния и стала упорноработать, чтобы вернуть чувствительность телу. Она стала относиться к своемутелу именно как к женскому и начала проявлять к нему какой-то интерес. По меретого, как в ходе лечения тело становилось более оживленным и отзывчивым, еесексуальная принужденность стала убывать. Она обнаружила, что может получатьудовольствие и приятные ощущения от своего тела, выполняя действия, несвязанные с сексом —например, при плавании. Постепенно у нее пропала потребность возбуждать других,связанная с ее гомосексуальной деятельностью, и ее очень удивило то, что ееперестали возбуждать ее бывшие любовницы.

Мать Мэри была эмигранткой из Польши,бросившей мужа и уехавшей с дочерью в Америку. Мэри родилась много лет спустя,вне брака, выросла без отца, так что ее некому было защитить, когда матьотносилась к ней враждебно. Поэтому объяснение ее гомосексуальной ориентациинужно искать в ее отношениях с матерью.

О своей матери Мэри говорила как о сильнойженщине агрессивного склада, терпеливой и много выстрадавшей в жизни. Мэрирассказывала в ходе лечения, как она ее боялась. Она помнила также, что вдетстве мать часто ставила ей клизму, а когда ей было около 6 лет, у нееначались выделения из влагалища, которые мать лечила, вставляя ей тампоны. Мэризапомнилось на всю жизнь, как мать проверяла состояние всех ее "отверстий", какпрочищала уши и нос с помощью специального фирменного средства. С тех пор у неепоявился страх перед всякой "пенетрацией" по отношению к ее телу, которой онабоялась больше всего, хотя она осознала это только в ходе лечения. Еще онабоялась каких-бы то ни было "выделений" из своего тела, даже плакать ей былотрудно, не говоря о том, что она страдала от запоров. Физически этот страхвыражался в существовании участков грубого мышечного напряжения, расположенныхвокруг "отверстий" тела. Например, если она пыталась подавить тошноту, то горлоей перехватывала спазма.

Хотя Мэри и боялась матери, она чувствоваласвою близость и схожесть с ней, испытывая по отношению к ней симпатию ипонимание. Она часто думала о том, какую борьбу пришлось вести ее матери, чтобывырастить детей, сколько потребовалось смелости, чтобы одной покинуть родинуради новой жизни. Помнила она и то, как еще ребенком ей приходилось однойоставаться дома, пока мать была на работе. Так детская потребность в оральномудовольствии и в телесных контактах с матерью не получила удовлетворения;сильные желания орального типа остались неисполненными.

В своей лесбийской деятельности Мэри"разыгрывала" детские отношения с матерью. В роли главенствующего и активногопартнера она "заменяла мать" "напуганным маленьким девочкам", пассивнопринимавшим ее "заботы". Приняв на себя эту роль, она выражала превосходствонад этими девушками, оживляя таким способом свои отношения с матерью. Но дело втом, что она сама была такой же "маленькой девочкой", нуждавшейся в том, чтоона давала другим. Ее любовницы заменяли ей мать, и она искала их одобрения,стараясь удовлетворить их сексуальность. Таким образом, лесбийские отношенияподразумевают двойственное значение роли каждого партнера. Активный партнер(такой, как Мэри) играет роль матери, но при этом бессознательно отождествляетсебя с партнером, являющимся пассивным сексуальным объектом, получающимудовольствие. Это же можно сказать и о другой участнице: сознание подчиненностикомпенсируется у нее бессознательным отождествлением себя с активным,доминирующим партнером. Куннилинг исполняет двойную функцию: язык играет рольполового органа для удовлетворения партнерши, а рот сосет, удовлетворяясобственную потребность в оральном удовольствии.

Тело Мэри отражало двойственность ееличности. Широкие квадратные плечи, несоразмерно крупная грудь и сжатые узкиебедра выражали ее сознательное стремление к мужественности. Эти черты ее обликавыражали, пожалуй, не столько желание быть мужчиной, сколько страх и нежеланиебыть женщиной. Быть женщиной — значит, подвергаться пенетрации, а для Мэри это означало насилиенад ее личностью, перед которым она испытывала бессознательный страх. Сбриваяволосы на лобке, она показывала этим, что она — "маленькая девочка", недостигшая зрелости, и поэтому не должна подвергаться пенетрации как женщина.Вообще противоречия личности у гомосексуалов настолько сложны, что иногда ихпросто невозможно себе представить, потому что всякая черта, какпсихологического, так и физического характера, может быть (почти всегда)истолкована двояко.

Итак, Мэри изображала "мужественную"женщину, чтобы защитить уязвимую малышку, жившую у нее в душе. Но ее широкиеплечи имели другое значение, выражая (или предполагая) способность нестиответственность, "принять на себя тяжелую ношу", "подставить плечо"— то есть качества,связываемые обычно с мужественностью, хотя в действительности нормальныемужские плечи не являются ни широкими, ни квадратными, а в расслабленномсостоянии они покаты. Какую же "ношу" несла Мэри на своих плечах В ходеанализа выяснилось, что это груз борьбы и страданий, тяготивший ее мять. Важнопонять, почему Мэри взвалила этот груз на себя, т. е. почему она отождествляласебя с матерью на этом уровне. Теория психоанализа установила, что ребеноквсегда бессознательно отождествляет себя с тем из родителей, которого онбоится, Мэри боялась матери, и вот этот страх выразился в том, что у нее былиподнятые плечи.

Вообще переживаемый страх проявляется ввиде нескольких физических реакций: в судорожных вдохах, втянутом животе,поднятых плечах. Глаза при этом широко открыты, челюсти стиснуты. Именно таквыглядела Мэри в начале лечения. Она не распространялась о своих проблемах ивообще производила впечатление маленькой испуганной девочки, отчаяннопытавшейся скрыть этот страх. Потом произошли перемены в ее личности (о которыхуже говорилось), сопровождавшиеся структурными изменениями тела. Плечирасслабились и опустились, приобретя естественную покатость, и это повлияло наформу груди, которая с уменьшением напряжения плеч перестала быть слишкомвздутой (поскольку улучшилось дыхание). Известно, что качество дыхания являетсячетким показателем эмоционального состояния. Когда человек испуган, он делаетглубокие вдохи и задерживает воздух, надувая грудь; так что раздутая грудь— это явный признакподавляемого чувства страха. В состоянии тревоги дыхание становится учащенным инеглубоким, тогда как в расслабленном состоянии оно бывает глубоким имедленным. В ходе полового акта тоже происходят изменения дыхания, отражающиерост возбуждения при приближении кульминации и его спад послеоргазма.

Многие женщины не могут достигнутьудовлетворительной сексуальной разрядки именно из-за того, что задерживаютдыхание, когда возбуждение растет, боясь оказаться в полной власти сексуальногочувства. Между тем, задержка дыхания подавляет все чувства. Поэтому, когда Мэристала дышать глубже и легче, то чувствительность тела у нее увеличилась.Особенно важно было развить брюшное (абдоминальное) дыхание, поскольку от негозависит уровень ощущений в области таза. Когда человек находится врасслабленном состоянии, то именно брюшное дыхание является естественной формойдыхания. Этого удалось добиться и Мэри, но только после того, как в ходеанализа были сняты чувства сексуальной тревоги и вины.

Наряду с изменениями верхней части телауменьшились и напряжения мышц в области таза; бедра раздались вширь, сталзаметен живот. От этих перемен лучше стала сидеть одежда, что несказаннорадовало Мэри; а так как уменьшился ее страх перед пенетрацией, то она стала судовольствием отвечать на ухаживания мужчин. Кончилось тем, что она вступила вобычную (гетеросексуальную) связь с мужчиной, и это, впервые в жизни, дало ейвозможность почувствовать себя женщиной и порадоваться этому.

Психосексуальное развитие Мэри можноистолковать и еще одним способом. Девочка, оставшаяся без отца, и мать, живущаябез мужа, установили между собой отношения взаимного дополнения, способствуявыполнению своих потребностей. Психологически, Мэри заменила матери мужа, неотступив перед жизненными трудностями и заняв позицию мужественной стойкости.Мать же, в каком-то смысле, играла для Мэри роль отца — как "хорошего", заботившегося одочери, так и "плохого", соблазнявшего ее путем символических "половых актов",роль которых играли проникновения в ее тело. Гомосексуальность (как мужская,так и женская) не создается действием только одного какого-то фактора, поэтомув ходе анализа гомосексуальной личности приходится тщательно рассматриватькаждую из невротических сил, искажающих и ограничивающих личность. Можносказать, что маскулинизация женщин — это ее защитная реакция напереживаемую сексуальную эксплуатацию, и чем сильнее создаваемое при этомчувство тревоги — темвыше степень маскулинизации. Отвергание девушкой своей женской природы былосвязано также с "Эдиповой ситуацией", сложившейся в семье. Бывают случаи, когдасохранить женственность — значит, столкнуться с двумя врагами: с отцом, который тебяотвергает, и с матерью, выступающей в роли соперницы. Если попробоватьзавоевать привязанность отца, использовав для этого свое женское очарование,— то этим можновызвать враждебность матери; если этого не делать — то можно вызвать враждебность ипрезрение отца, оказавшегося в неустойчивой ситуации в отношениях с двумяженщинами. Отказ девушки от своей женственности создается, как правило, такойсемейной обстановкой, когда главенствует властный, саркастический, критичнонастроенный отец, у которого в подчинении находится слабая, беспомощная мать.Часто отец к тому же агрессивен и амбициозен и одержим желанием иметь сына, такчто рождение дочери является для него разочарованием. Мать жертвует собой, ноза ее подчиненностью скрывается обида и желание отомстить за унижения. Не имеявозможности сблизиться с матерью и чувствуя неприязнь отца, девочка утрачиваетчувство самосознания, что и определяет ее маскулинизацию.

Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 50 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.