WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 31 | 32 || 34 | 35 |   ...   | 39 |

9. Реальность.

Соприкасаясь среальностью.

Я использовал несколько фраз, чтобы описатьсостояние депрессивного пациента: 1) он преследует нереальные цели или онопирается на иллюзию, 2) он не заземлен и, наконец, 3) он потерял свою веру. Вразличных частях книги я подчеркивал тот или иной аспект этой проблемы. Тем неменее все это лишь аспекты, означающие, что мы изучали одну и ту же ситуацию сразных точек зрения. Человек, который не обладает связью с землей,соответственно не имеет веры и преследует нереальные цели. С другой стороны,человек, который заземлен, имеет веру и соприкасается с реальностью. Можетбыть, лучше всего выразить это так: человек, соприкасающийся с реальностью,обладает как верой, так и связью с землей.

«Реальность» — слово, которое для разных людейимеет разные значения. Некоторые могут рассматривать ее как необходимостьзарабатывать на жизнь; другие могут приравнивать ее к закону джунглей— сильнейшийвыживает, а слабый погибает; а для кого-то она является жизнью, свободной отдавлений общества, основанного на принципах конкуренции и рыночной экономики.Хотя в каждом из этих взглядов на мир присутствуют некоторые элементы истины иобоснованности, здесь нас больше всего волнует реальность самости илиреальность внутреннего мира. Когда мы говорим, что человек находится в разрывесо своей реальностью, мы имеем в виду, что он в разрыве с реальностью своегосуществования. Лучшим тому примером может служить шизофреник, который живет вмире фантазий и не осознает условий своего физическогосуществования.

Для каждого человека основной реальностьюего существования является его тело. Именно через свое тело он воспринимаетмир, и посредством своего же тела он реагирует на него. Если человек находитсяв разрыве со своим телом, значит, он находится в разрыве с реальностью мира.Этот тезис я развил в книге «Предательство своего тела». Я процитирую отрывокиз этой книги: «Если тело находится в относительно неживом состоянии,способность человека получать впечатления из окружающей среды и реагировать наних снижена. Чем живее его тело, тем ярче он ощущает реальность и тем активнееон реагирует на нее. Мы все знаем по своему опыту, что когда мы чувствуем себяособенно хорошо, когда мы полны энергии и сил, то мир воспринимается более яркои остро. В состоянии депрессии его краски теряют свою яркость, он становитсябледным»31.

Помочь пациенту соприкоснуться среальностью своего тела является первым шагом в лечении депрессии. Степень егодепрессии —показатель того, насколько сильно он утратил самосознание своей телесной(физической) сущности. В этом отношении он похож на шизоидного индивида,который отрицает реальность своего тела, в отличие от человека в депрессии,который игнорирует его. Неизбежная реальность жизни заключается в том, чточеловек есть тело или что тело есть человек. Когда умирает тело, умирает ичеловек. Когда тело постепенно «отмирает», то есть когда нет больше чувств,человек прекращает существовать как индивид с присущими ему чертами личности.Еще одна цитата из «Предательства своего тела» пояснит это утверждение: «Именнотело тает от любви, каменеет от страха, дрожит от гнева, тянется к теплу иприкосновению. Без тела эти слова будут лишь поэтическими образами.Испытываемые телом, они обладают реальностью, которая наполняет смыслом егосуществование. Основанная на реальности телесного ощущения, личность обретаетсвою сущность и структуру. Абстрагированная от этой реальности, личностьстановится социальным орудием, скелетом без плоти»32.

Проблема терапии заключается в том, чточеловек, находящийся в разрыве со своим телом, не знает, о чем вы ему говорите.Он может даже сказать следующее: «Какое отношение имеет мое тело к тому, что ячувствую» Этот вопрос абсурден сам по себе, ибо то, что он чувствует, есть еготело. Без тела нет никаких чувств. Человек не может задавать подобные вопросы,если только его не приучили считать, что тело — всего лишь механизм,поддерживающий его жизнь, но никоим образом не определяющий ее. Такое обучениеявляется частью западной культуры и уходит своими корнями виудейско-христианскую этику, которая считает тело греховной, низшей частью,темницей души. Человеческий ум — чудесный дар, который отличает его от всех остальных животных,рассматривается как истинный показатель человеческой сущности, критерием егочеловечности. Если первобытный человек поклонялся телу и его жизненным функциямкак проявлениям божественной силы, то мы диссоциировали эту силу от тела ипоместили ее в бесплотный дух, который считаем божественным.

Порицание тела в западной религии былопопыткой одухотворить человека, поднять его над чисто животным существованием.И пока человек обладал живым телом, пока он находился в соприкосновении сфизическими необходимостями своей ежедневной жизни, это стремление былооправданно. Однако оно абсолютно бессмысленно в наши дни. Чрезмерное значение,придаваемое уму и духу, привело к тому, что душа лишилась своей телеснойоболочки, а тело —своей души. И в конце концов все это привело к тому, что религия утратила своесвойство оплота веры, разрушив корни человека, связывающие его с телом и с егоживотной природой.

Наука также внесла свою лепту в развитиеэтого процесса, отвергнув обоснованность субъективного опыта ради объективного,лишенного эмоциональной окраски отношения к жизни. Рассматривая все жизненныефункции как чисто физико-химический механизм, она низвела тело до объекта— одного из многих,который наука пыталась контролировать и которым пыталась манипулировать. Здесьопять же объект имел смысл лишь вначале, так как он увеличил власть и расширилвладения человека, а также значительно укрепил его внешнюю безопасность. Но этаценность была утеряна, когда весь жизненный процесс столкнулся с опасностьюбыть превращенным в механическую операцию.

Я уже давно рассматриваю психоанализ какпоследнюю, решительную попытку взять под контроль основную животную сущностьчеловека. Таким образом, он вместе с религией и наукой связан с западнойтрадицией господства сознания над материей и человека над природой. Подобнодругим попыткам, предпринимаемым в этом направлении, эта попытка имела смысллишь вначале. Человек должен был обрести понимание своих бессознательныхпсихических процессов, если он хотел понять свое поведение. Но как он могдостичь необходимого понимания, если основная реальность его существования, аименно жизнедеятельность тела находилась в забвении Однако именно с помощьюпсихоанализа был выявлен этот изъян человеческого подхода к жизни.Психоаналитик Вильгельм Райх обнаружил очевидный факт, что психологическийхарактер личности выражается в его телесном поведении.

То, как человек держит себя, двигается,разговаривает и проявляет свои чувства, сообщает нам, кто он есть на самомделе. Инстинктивно мы все знаем об этом, мы знали это, еще будучи детьми. Нокак мы могли быть настолько слепы, что не замечали этой истины Такая слепотаперед лицом очевидного факта могла произойти лишь от долгого обуславливания,которое учило нас верить, что человек идентифицируется со своим умом, но не стелом. Нас обучили не доверять нашим глазам или нашим чувствам, поскольку онивсего лишь передают уму субъективную информацию. Но человек, не доверяющийсвоим чувствам, не может верить в свое восприятие окружающего мира или в своиреакции на него. И уж точно, у него не может быть никакой уверенностиотносительно реальности.

Сопротивление рассматривать тело какчеловека структурировалось глубоко в сознании большинства людей. И этосопротивление нелегко преодолеть, ибо мало людей готовы отказаться от иллюзии,что человеческий ум, если его снабдить достаточным количеством информации,будет всемогущим. Следующий случай лишний раз показывает нереальность, котораянаполняет депрессивное состояние.

Некоторое время тому назад я познакомился счеловеком; ему было около 45 лет, он жаловался на депрессивную реакцию,наступившую годом раньше, после того, как он продал свой бизнес большойкомпании за значительную сумму денег. Сделка состоялась с условием, что онбудет руководить делами еще в течение 5 лет, так как он был выдающимсяспециалистом в своей области. То, что предвещало сладость типичного успеха,вскоре обернулось горьким разочарованием для моего пациента, так как он сталбеспокоиться и нервничать при мысли о том, что работает на кого-то. Он началраздражаться и злиться на своих подчиненных, кричать на них. Но такие вспышкигнева вскоре прошли, и, будучи человеком мягким по своей натуре, он вскореналадил хорошие отношения с окружающими его людьми. Однако его депрессиянеизменно усиливалась. Затем он поведал мне свою историю.

Десять лет назад, как раз до того какраспался его брак, он стал испытывать приступы головокружения, которые мешалиему ходить. Он описал это как состояние агорафобии — боязнь открытого пространства.Эти приступы заставили его обратиться за психиатрической помощью, и в течениепяти лет он проходил психоаналитическое лечение по 4—5 сеансов в неделю. В результатеон смог до некоторой степени справиться со своими беспокойствами ифобиями.

Также с помощью психоанализа он приобрелагрессию, которая дала ему возможность добиться успеха в бизнесе. Он достигпонимания некоторых важных аспектов своей личности, но многие проблемыпо-прежнему остались нерешенными. Так, он понимал, что главная его проблема— потребностьконтролировать себя и других. Однако лечение психоанализом мало помогло емупонять, как избавиться от этой потребности в контроле. Особенно заметно онапроявлялась в его сексуальных отношениях. Ему требовались очень долгие близкиеотношения с сексуальным партнером, прежде чем он мог вступить с ним в половуюсвязь. Также он не мог эякулировать, не прибегая к фантазиям. Он не моготказаться и поступиться своим эго ради женщины или ради своей собственнойсексуальности.

Ввиду всего сказанного я был удивлен, когдаон заявил: «Несмотря на все мои проблемы, я получаю удовольствие от жизни. Ясчастлив большую часть времени». Когда я указал на всю абсурдность этогоутверждения, он пояснил его: «Я играю сам с собой. И самая важная моя игра— это перехитрить мойневроз. У меня также есть игра, в которой я представляю себя счастливым,удачливым, окруженным друзьями, несмотря на мой невроз». Это было признаниемтого, что при помощи самообмана он заставлял себя поверить в свое счастье, хотяна самом деле был глубоко несчастным человеком. Он также сказал, что всегдачувствовал себя вынужденным делать то, чего ему никогда не хотелось делать.Например, он хотел быть писателем, но вместо этого получил степень докторафилософии.

Учитывая эмоциональные фрустрации, которыепациент испытал в своей жизни, разве не естественно было для него впасть вдепрессию Ответ —нет. Естественная реакция на фрустрацию — гнев, на потерю — грусть или огорчение.Депрессивная реакция указывает на то, что человек жил под влиянием иллюзии. И,конечно же, было бы самообманом верить в то, что можно перехитрить свой невроз.Такое отношение разделяет личность на рациональную часть, сознательный ум ииррациональную часть, невротическое поведение. Такое разделение ведет киллюзии, что сознательный ум может и должен контролировать личность. Каждыйраз, когда такой контроль дает сбой, человек начинает паниковать и впадает вдепрессию, которая только усиливает кажущуюся потребность в еще большемконтроле. Таким образом, индивид попадает в порочный круг, из которого нетвыхода.

Чтобы разорвать его, пациента нужнопривести в соприкосновение с реальностью — с реальностью его жизненнойситуации, с реальностью его чувств и с реальностью его тела. Эти три реальностинельзя разделять друг от друга. Человек, находящийся в соприкосновении сосвоими чувствами, также находится в контакте со своим телом и со своейжизненной ситуацией. Следуя этой же самой логике, человек, находящийся вконтакте со своим телом, соприкасается со всеми аспектами своей реальности.Прикосновение, таким образом, является первым шагом к освобождению от депрессиии к приобретению веры. Самый прямой способ достичь этой цели — помочь пациенту установитьконтакт со своим телом.

Мой пациент смутно осознавал, что в немприсутствуют некоторые напряжения физического характера, но он не мог ощутить,насколько сильны они и до какой степени сковывали его движения и чувства.Разговаривая с ним, я заметил, как грузно и скованно он сидел на стуле, вобравголову в плечи. Он сидел «в себе», это означает, что он был зажат и не моготкрыться, дать выход своим чувствам. Положив его на табурет для дыхательныхупражнений, я заметил, что его дыхание было неглубоким и он испытывалсильнейший стресс от такого положения, который вдобавок еще и пугал его. Чтобыкак-то развеять его тревогу, я сам лег на табуретку и показал ему, что еслинемного расслабиться, то дыхание станет более глубоким и можно будет выдержатьстресс в течение долгого времени без каких-либо неудобств. После моейдемонстрации он успокоился и смог сделать упражнение еще раз. Действительно,мой пациент был немало удивлен, что я, будучи старше его, мог выполнять этоупражнение гораздо легче, несмотря на то, что он считал себя в некоторойстепени спортсменом, поскольку увлекался лыжами.

Когда он лежал на кровати, я попросил егобить по ней ногами и говорить «нет». Его выражение этой позиции было слабым инеубедительным. Но он сказал мне: «В конторе я очень легко раздражаюсь и кричувсе время». Однако он не мог это сделать у меня в кабинете, где такие действиябыли бы уместны и помогли бы высвободить его подавленные чувства. Многие людистрадают из-за неверного представления о том, что вспышки истерики являютсяобоснованными формами самовыражения. На самом деле они представляют собойполную противоположность им, поскольку указывают на отсутствие самообладания ина неспособность высвобождать какие-либо чувства, кроме раздражения. Послетакого объяснения пациент сделал огромное усилие, чтобы вложить некоторыечувства в свои удары ногами и руками, а также в пинки и крики.

На следующем сеансе он сообщил о небольшомулучшении: он стал меньше беспокоиться, и его депрессия ощутимо ослабла. Онприписал это улучшение высвобождению гнева, так как считал, что именноподавление гнева было ответственно за его депрессивную реакцию. Но это былоправдой лишь отчасти. Подавление любого чувства сопровождается подавлением всехчувств: грусти, страха, любви и т. д. Хотя мой пациент во многом осознавал, чтозажимает свой гнев, на самом деле он зажимал свои чувства. Термин «зажимать»означает, что механизм подавления перекрывает все выходные отверстия тела:генитальные, анальные и оральные У таких людей основные области напряжениянаходятся в мышцах шеи и горла, а также в мышцах таза и ягодиц. У моегопациента была короткая, толстая шея. Мышцы на задней части шеи были чересчурразвитыми и очень сильно сокращены. Похожее состояние можно было нащупать вмышцах, окружающих нижние отверстия.

Pages:     | 1 |   ...   | 31 | 32 || 34 | 35 |   ...   | 39 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.