WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 29 | 30 || 32 | 33 |   ...   | 39 |

Фактором, в наибольшей степениответственным за разрушение семьи, является автомобиль. Еще нельзя полностьюоценить всех его последствий. Современная жизнь, как мы знаем, была быневозможной без повсеместно используемого автомобиля. Он уничтожил старую формусемьи и жизнь в сообществах и способствовал зарождению «атомной» семьи— два родителя и ихдети, но без бабушки с дедушкой и без родственников. Атомная семья являетсяизолированной ячейкой, удаленной от непосредственного влияния бабушки сдедушкой, которые обычно поддерживали традиционный образ жизни и воспитаниядетей. Дедушка с бабушкой могут иметь устаревшие представления, которые,конечно, не идеальные, но, когда молодые пары отделяются от своих родителей,чтобы самим создавать семью, они принимают на себя большую ответственность. Онивынуждены обеспечить себе ту обстановку, которая бы связывала прошлое снастоящим и при этом смотрела бы еще в будущее. Слабость атомной семьи— в ееизолированности не только в пространственном отношении, но и во временном. Онаживет исключительно своим собственным существованием, которое, принимая вовнимание большое количество разводов, довольно неустойчиво.

Привлекательность атомной семьи с еемобильностью, с машинами заключена в тех возможностях, которые она предлагаетиндивиду для его самовыражения. Каждый из родителей атомной семьи считает, чтоон сможет обустроить дом по-другому и, возможно, лучше, чем его родители. Дляженщины новый дом —это вызов ее творческим способностям. Он (дом) может стать выражениемнеповторимости ее личности. Для мужчины дом выражает его статус ипозицию.

Все это может быть хорошо, но огромныезатраты времени и энергии на материальные аспекты домашней жизни частооставляют мало места для более человеческих аспектов. Когда нужно столь многокупить и так много сделать, чтобы обставить современный дом, он теряет своеназначение убежища от внешнего мира и становится вместо этого егочастью.

Основная проблема современной жизнизаключается в том, что мы выражаем себя через поступки. Такому подходу можнопротивопоставить образ жизни, который находит свое выражение просто в самомбытии в той или другой форме. Мы выражаем себя через теплоту отношений, черезпонимание, симпатию, оживленность, резонанс с окружающим миром, через радостьили грусть, злость и т. д. Мы также выражаем себя как любящая мать, какблагоговейный верующий или как надежный рабочий в том или ином ремесле. Этиосновные формы самовыражения, которые также включают в себя формы,ассоциируемые с принадлежностью к женскому или мужскому полу, обычнообеспечивают более глубокое удовлетворение от жизни. На это удовлетворениенакладывается удовлетворение эго, которое мы получаем от наших действий. Но,когда мы пытаемся установить истинный смысл жизни исходя из удовлетворения эго,мы сталкиваемся с довольно трудной и неприятной задачей.

Удовлетворение от действий — это подливка на мясо, котороеявляется удовлетворением от самого бытия. Мясо без подливки сможетудовлетворить голод; подливка же без мяса не может полноценно насытить. Из-заэтого человек невольно вынужден совершать еще больше действий, все больше ибольше вовлекаясь в мирскую суету. Основное требование нашего временизаключается в том, что мы должны совершать все больше деяний. Это требованиеигнорирует простую истину, что только в своем бытии, будучи полностью такими,какие мы есть, можно реализовать себя и получить удовлетворение от нашегосуществования.

Философия действия является коварной ипагубной. Она коварна, потому что облечена в выражение целесообразности— «нужно сделать всеот себя зависящее, проявить максимум усилий» или «обязательно нужно раскрытьсвой потенциал» и т. д. Эти требования не оставляют место спокойствию, ибо онивынуждают человека соревноваться с самим собой. Она является пагубнойфилософией, потому что навязывается маленьким детям, лишая их возможностипосмаковать радость от простого бытия самими собой, свободными и беззаботнымисозданиями, играющими всласть под защитой их дома и родителей.

Поэтому давайте не будем строить иллюзий поповоду предрасположенности к депрессии. Это не устремления молодежи, которыесоздают благоприятную почву для их последующей болезни, а ожидания и требованияих родителей. Мы хотим, чтобы наши дети быстро взрослели, рано обреталинезависимость, быстро учились, вели себя благоразумно — в общем, стали быответственными, помогающими взрослым, в то время, как они по-прежнему остаютсявсего лишь детьми. Мы требуем, чтобы они ложились спать одни, оставаясьбезучастными к их страху остаться одним в темноте. Мы требуем, чтобы онипризнавали наши права над ними в том возрасте, когда ребенок едва началосознавать свои потребности. Мы требуем, чтобы он приспособился к взрослымусловиям жизни, которые на целую эпоху опережают его собственную стадиюразвития, близкую к животным или первобытным условиям жизни.

Эти требования увеличиваются по мере того,как ребенок взрослеет. От него ожидают усердия в школе, признания окружающих и,по возможности, отличия в какой-нибудь деятельности. Его незрелый ум раноподвергается вторжению внешнего мира с его многочисленными кризисами. Он ездитс мамой на семейной машине, смотрит телевизор, слушает разговоры взрослых. Мыожидаем, что со всеми такими стимулами он должен стать гением. Часто, находясьвсе еще в нежном возрасте, он может проявить поражающее нас понимание взрослойреальности, а иногда и зрелость, которая восхищает нас. Но где же младенец илиребенок И куда подевалось то простодушие, которое было его драгоценнымдаром

Мудрая поговорка гласит, что сила дерева— в его корнях.Мудрый садовник не будет торопить рост молодого деревца, чтобы способствоватьразвитию его корневой системы. С нашими детьми мы поступаем как раз наоборот.Мы побуждаем их расти быстро, при этом отнимаем у них опору и питание, которыебы укрепляли их корни. Мы толкаем своих детей вперед, так же как толкаем себя,мало понимая, что это форсирует их рост, но подрывает веру и чувствобезопасности.

Проблемы, вызываемые чрезмерной стимуляциейдетей и взрослых, я думаю, не получили должного внимания. Человек подвергаетсячрезмерной стимуляции, когда количество и виды впечатлений, поступающих извнешнего мира, превосходят его способность полностью обрабатывать и реагироватьна них. В результате он находится в состоянии постоянного возбуждения илизарядки, от которого ему не так легко освободиться или расслабиться. Онстановится сильно озабоченным, и его способность разрядить возбуждение вудовольствие снижается. Он начинает чувствовать разочарование, раздражение ибеспокойство. Все это заставляет его искать еще больше дополнительнойстимуляции; в попытке преодолеть свое неприятное состояние он убегает от самогосебя. Создается порочная спираль, которая затягивает его все выше и выше,губительно влияя на его поведение. Он, может быть, вынужден прибегнуть кнаркотикам —прописанных в виде лекарств или запрещенных — или к алкоголю, чтобы притупитьсвои чувства и уменьшить боль от разочарования.

Чрезмерная стимуляция разрывает связьчеловека с его телом, нарушая внутренние ритмы и гармонию. Его тело не можетостановиться, оно находится в постоянном движении, как будто у него диарея.Чрезмерная стимуляция также пытается отвлечь его от своего тела, предлагаявзамен ложное возбуждение, то есть возбуждение, которое не дает никаких надеждна последующую разрядку удовольствием. Всю тяжесть этого нарушения можнооценить по неспособности человека посидеть спокойно, ничего не делая, илипобыть одному, другими словами, побыть в себе. Оно также проявляется внеугомонности, которая побуждает людей к активности, постоянно заставляет ихчто-то делать, вечно строить новые планы. Оно ставит человека в положение, вкотором у него нет времени для себя и для непринужденных, спокойных личныхотношений. У мужей нет времени для жен, у матерей нет времени для детей, а удрузей нет времени друг для друга. То есть возникает ситуация, когда нужнобежать и бежать куда-то, постоянно что-то делать, и в конце концов это приводитк тому, что у большинства людей нет времени даже дышать.

День, проведенный в Нью-Йорке, даст вамчеткое представление о том, что я подразумеваю под чрезмерной стимуляцией.Уровень шума, скорость движения, толпы людей — все это почти невыносимо. Чтобывынести это, нужно заглушить себя: закрыть уши, глаза, отсечь все ощущения. Нонамного ли жизнь в пригороде отличается от жизни в центре Такое жеотвратительное движение, такой же суетливый ритм жизни.

Дети гораздо легче перевозбуждаются, чемвзрослые, потому что их восприимчивость тоньше, а способность противостоятьфрустрации меньше. Поэтому ребенок, чрезмерно увлеченный игрушками, будетпостоянно требовать новых игрушек. Если ему разрешат смотреть телевизор, онбудет смотреть его все время. Если ему позволяют не ложиться спать допоздна,потом будет трудно уложить его в постель. Но ребенок получает также чрезмернуюстимуляцию от гиперактивности и беспокойства его родителей. Перевозбужденноесостояние матери передается ее ребенку. К сожалению, родители, кажется, думают,что, чем больше они способствуют активности ребенка, тем больше он узнает ибыстрее вырастет. Интенсивность этого неосознанного стремления «вверх», понаправлению к голове, к эго и к господству, пугает. Быть «внизу», то есть бытьспокойным, чтобы иметь время поразмыслить и почувствовать себя, стало почтинеизвестным образом жизни.

Каждый депрессивный пациент, проходивший уменя лечение, был человеком, потерявшим детство. Он вырос слишком быстро,пытаясь оправдать ожидания, связанные с одобрением и принятием. Он стал илипытался стать деятелем, стремящимся к различным достижениям, но обнаружил, чтовсе его достижения бессмысленны, потому что были достигнуты за счет его бытия;и сейчас, будучи не в состоянии быть самим собой и не в состоянии что-либоделать, он впадает в депрессию.

Депрессия случится с любым, у кого нет верыв свое бытие и кто должен компенсировать ее отсутствие своими действиями. Приэтом не имеет большого значения, на что направлены его действия: на достижениеличных амбиций или на восстановление социальной справедливости. Поэтомупреуспевающий бизнесмен так же уязвим для депрессии, как и борец, добивающийсясвержения той или иной системы. И тот и другой оказывались у меня на приеме содной и той же жалобой. Вопрос не в том, принимать систему или восставатьпротив нее. Здесь замешано нечто более глубокое, чем просто политическая исоциальная система. Это сам образ жизни, в котором человек рассматривает себякак часть более широкого порядка и определяет свою личность из чувствапринадлежности и участия в этом более широком порядке. Все это составляетпротивоположность индивидуальности, основанной на эго и его образе,превозносящих «я» в ущерб взаимоотношениям человека с великими силами жизни,которые сделали его существование возможным и которые продолжают поддерживатьэто существование, несмотря на его жадность и стремление кбогатству.

Если я особенно подчеркивал важностькормления грудью, то не потому, что этот акт сам по себе определяет будущееблагополучие ребенка. К сожалению, это не так, хотя он и оказывает многоположительных последствий. Женщина, которая совершает кормление своего ребенкакак обыденную работу, извращает естественные взаимоотношения с ним. Ее эго илиее «я» будет мешать ребенку получать удовольствие. Он будет слишком сильночувствовать ее состояние, чтобы быть в это время целиком и полностью собой, егобытие будет нарушено. Важен не сам акт кормления, а то, что он несет в себе.Если он заключает в себе возможность для матери найти удовлетворение иреализацию своей естественной функции как женщине, то младенец сможет испытатьто же самое удовлетворение в своих собственных функциях. Если он означает, чтоженщина принимает себя как мать-животное, которая отдает себя и свое телоребенку, тогда и ребенок может принять свою основную животную сущность. Но еслиее эго не позволит ей признать ее человечную общность со всеми женщинами или ееживотную общность со всеми млекопитающими, то она не сможет находитьсяполностью здесь и сейчас для своего ребенка и разделить с ним радость такогоблизкого взаимоотношения. Какое бы удовлетворение она ни получала, эффективнодействуя как менеджер, оно все равно будет сведено на нет потерей внутреннегоудовлетворения от своей женской сущности.

Когда люди верят в Бога, его волястановится для них верховной властью, особенно в тех ситуациях, где человекчувствует бессилие или беспомощность своей воли. Но по мере того как людиприобретают знания и власть, их доверие и уважение к божеству снижается.Ситуации, которые в прошлом требовали божественного заступничества, больше ужене нуждаются в нем. Например, там, где первобытный человек пользовалсяволшебством и жертвоприношением, чтобы обеспечить плодородие своих полей,современный человек делает анализ почвы и применяет химические удобрения, чтобыдостичь тех же результатов. Подобным же образом использование волшебства имолитвы для лечения болезни было вытеснено медициной, основанной на объективномосмотре и эмпирических исследованиях. Многие люди все еще продолжают молиться,но мало кто верит, что Бог непосредственно вмешивается в человеческие дела.Современный, умудренный взгляд на мир говорит о том, что молитва помогаетмолящемуся человеку почувствовать себя лучше, но она никак не влияет или влияетсовсем незначительно на ход событий человеческой жизни.

В то время как могущество человека росло,могущество Бога убывало. С потерей его всемогущества рациональное основание дляверы в него исчезло. Но только те люди, которым требовалось рациональноеоснование для их веры, могли с такой легкостью отвергнуть Бога. Отречение отнего указывает, таким образом, что мы стали слишком рациональными и слишкомобъективными, чтобы верить в божественное провидение, которое могло бы защититьи утешить нас. Если нам нужен совет, мы обращаемся к профессиональнымконсультантам или берем книги по психологии, чтобы найти в них решение нашимтрудностям. Мы полагаем, что если получили правильные ответы, то сможемвоспользоваться ими в нашей жизни.

Мы слишком стали доверять силе мысличеловеческого ума, уверенные, что она сможет решить все проблемы человека.Современный человек, кажется, верит, что, обладая достаточным количествомзнаний и власти, он может стать всемогущим.

Гордость предшествует падению, и мынаблюдаем начало этого падения. Мы начинаем осознавать, что могущество— это не толькоблаго, что в нем есть как созидательные, так и разрушительные аспекты. Мыначинаем понимать, что человек не может по своему желанию изменить зыбкоеэкологическое равновесие природы, не поплатившись за это. Кажется, что, чембольше могущества мы создаем для себя, тем больше мы отравляем все вокруг нас.И тем не менее власть целиком завладела нашими умами, так как мы считаем, чтонам нужно еще больше власти для того, чтобы контролировать уже само загрязнениесреды.

Pages:     | 1 |   ...   | 29 | 30 || 32 | 33 |   ...   | 39 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.