WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 24 | 25 || 27 | 28 |   ...   | 39 |

Размышляя о всех сложностях социальногообщежития, о взаимозависимости людей, мы вынуждены сделать вывод, чтосоциальный порядок был бы невозможен без веры. Мать верит, что молоко доставятк дверям ее дома, рабочий верит, что на деньги, которые он зарабатывает, сможеткупить необходимые ему товары, пациент верит, что врач сделает все от негозависящее, чтобы помочь ему. В тех случаях, когда всего этого не происходит, мыглубоко шокированы. Люди тысячелетиями жили сообществами, и на основании этогодолгого разумного опыта они обрели веру в целесообразность совместных усилий.Если такая вера исчезнет, нас ожидает хаос. Несмотря на эти тяжелые времена, убольшинства людей есть внутренняя вера, что в конечном счете все образуется. Ядумаю, что именно эта вера в организованность, упорядоченность жизненногопроцесса поддерживает людей в их повседневной деятельности.

Без веры в то, что усилия будутвознаграждены, мотивация к усилию отсутствует. Одна необходимость не являетсядостаточным побуждением. На моих депрессивных пациентов давит такая женеобходимость жить, как и на других людей, но ей (необходимости) не удаетсяпривести их в движение. Они оставили всякую деятельность, фактически ониутратили свою веру и покорились смерти.

Тесная связь между утратой веры и смертьюпрослеживается наиболее явно в кризисных ситуациях. Когда это вопрос жизни исмерти, сила веры может стать решающим фактором, который дает возможностьодному человеку выжить, в то время как другой умрет. Одним из такихчрезвычайных испытаний на прочность веры были концентрационные лагерянацистской Германии. Посторонним наблюдателям казалось чудом, что кто-то смогвыжить в таком ужасе. Тем не менее многие действительно выжили, и среди них былВиктор Франкл, австрийский психиатр. Наблюдая за заключенными, он пришел квыводу, что выживали только те люди, для которых жизнь имела какой-то смысл.Те, у кого не было такой веры, отказывались от борьбы за выживание и умирали. Уних не было воли оказывать сопротивление перед лицом пыток, жестокости,предательства, лишений и деградации.

Когда я в первый раз прочел книгу Франкла,мне показались его объяснения недостаточными. С легкостью можно оспорить тотфакт, что сильнейшие выжили, в то время как слабые погибли. Были ли онисильнее, потому что жизнь имела для них какой-то смысл, или они обнаружили вней смысл, потому что были сильнее Сейчас, я думаю, нет необходимости споритьпо этому вопросу. И та, и другая позиция одинаково верна. У сильных людей естьвера, и люди, имеющие веру, — это сильные люди. Эту пару нельзя разделить, ибо каждая из еечастей является отражением другой. Вера человека есть выражение присущей ему,живому существу, жизненной стойкости, точно так же эта жизненная стойкостьявляется мерилом его веры в жизнь. Оба явления зависят от действиябиологических процессов внутри организма. Антуан де Сент-Экзюпери описалпохожую кризисную ситуацию в своей восхитительной книге «Ветер, Песок иЗвезды»18. Его самолет потерпел крушение в пустыне во время ночного полета,в котором он сбился с курса. Он и его механик не могли определить своеместонахождение, вдобавок ко всему во время крушения были уничтожены почти всеих запасы пищи и воды. У них осталось на двоих пинта (450 г) вина, пинта кофе,немного винограда и два апельсина. В течение трех дней они исследовали пустынюпоблизости от самолета, надеясь на спасение. На четвертый день, замученныежаждой, они покинули самолет и отправились в путь, сознавая, что в пустыне безводы они смогут протянуть самое большее девятнадцать часов.

Они ушли без надежды, и, в самом деле, уних не было никаких оснований надеяться на спасение. Но в течение следующихдвух дней, несмотря на тот факт, что их практически сожгло солнце, они прошлипешком 124 мили. По словам Сент-Экзюпери, их поддерживала мысль, что их родныедома страдали больше, чем они сами. Они были так измучены, что большую частьвремени ничего не чувствовали; но какая-то сила, бившая из источника глубоковнутри них, которую нельзя было ни понять, ни измерить, заставляла ихпродолжать идти, пока они могли дышать и передвигать ноги. Я бы назвал этотисточник верой в жизнь. Пока эта вера жива, человек не сдается. Читая рассказЭкзюпери, я ощущал, что этот человек обладал такой верой. Она пронизывала егопроизведение.

Как для одного человека в отдельности, таки для всего сообщества вера является той силой, которая поддерживает жизнь изаставляет ее двигаться вперед и вверх. Таким образом, это та сила, котораясвязывает человека с его будущим. Если у него есть вера, то он может в чем-тодовериться будущему, даже несмотря на то, что временами кажется, что онообманет и не выполнит своих обещаний осуществить его стремления, надежды илимечты. Однако для веры не так существенна связь с личным будущим человека.История изобилует примерами, когда люди жертвовали своим индивидуальнымбудущим, чтобы поддерживать свою веру. Многие люди шли на смерть, но неотказывались от своей веры. Это может говорить лишь о том, что для них жизньбез веры ничего не стоила.

Власть и вера.

Как может вера иметь большую ценность, чемсама жизнь Такое явное противоречие можно разрешить, только если мы примемточку зрения, что дело все не в жизни отдельного человека. Он можетпожертвовать своей жизнью ради других жизней или в целях гуманизма. Если у насесть вера, то тогда для нас вся жизнь в целом представляет собой ценность.Из-за такого бережного и почтительного отношения к жизни мы будем стремитьсясделать все возможное, чтобы спасти чью-то отдельную жизнь, включая в этукатегорию и жизнь животного. Потеряв чувство, что вся жизнь в целом являетсяценной, мы отказываемся от нашего гуманизма, и это неизбежно приводит к тому,что наша собственная жизнь становится пустой и лишенной смысла.

Однако во имя веры (религиозной,национальной или политической) люди воевали друг с другом, убивали, разрушалиприроду. Такое странное поведение требует объяснения, которое мы должны искатьв сущности самой веры. Дело в том, что вера имеет двойной аспект: одинсознательный, другой — бессознательный. Сознательный аспект представляет собой наборверований или догм. Бессознательный аспект — это ощущение доверия или веры вжизнь, которые кроются за догмой, наполняя идола жизнью и смыслом. Не осознаваяэтой стороны, люди рассматривают догму как источник своей веры. Они чувствуютсебя вынужденными защищать ее от любой проверки на действенность иобоснованность.

Все догмы имеют узкий, ограниченныйхарактер, то есть они развились на основе исторического опыта определенногонарода. Они представляют попытку исследовательского ума человека придатькакой-то смысл своему опыту и заодно в этом процессе структурировать будущийопыт людей в соответствии с этим смыслом. Поскольку историческое развитие всехлюдей в их эволюции от животного состояния и до состояния человеческойкультуры, независимо от ее уровня, прошло примерно одинаковые стадии, а именно:развитие речи, применение огня для приготовления пищи, использованиеинструментов, оружия и т. д., — мы обнаруживаем, что их догмы, мифы и верования имеют многообщего. Конечно, в них также присутствует много различий, отражающихсамобытность определенного народа и его стадию культурного развития. Ксожалению, каждый народ отождествляет свою веру с ее какой-то специфическойдогмой, часто заостряющей слишком большое внимание на различиях. Те, ктопридерживается другой догмы, считаются людьми без веры, и поэтому на нихвзирают как на низших, второсортных людей. Такое отношение, кажется,оправдывает уничтожение одних людей другими.

Хотя различия в вере можно использовать какоправдание и объяснение для войн и завоеваний, я не думаю, что это являетсянастоящей мотивацией. Реальную мотивацию нужно искать в борьбе за власть. Малокто из людей всецело полагается на веру, как, например, это делает животное.Каждое дикое животное верит, что завтрашний день принесет все необходимое дляего выживания. Каждую ночь оно засыпает, нисколько не тревожась о своембудущем. Конечно, животное не знает, что будущее может принести несчастье. Оноживет главным образом в настоящем. Его сознание не может охватить прошлого илибудущего, за исключением очень ограниченного отрезка времени. Поэтому вераживотного также не сознательна, она является выражением его жизненной силы. Мы,люди, с нашим осознанием времени, смерти, болезней и опасности, не можемполностью положиться только на одну веру, которая обеспечит нашевыживание.

Нам нужна уверенность в безопасности,которую мы рассчитываем найти во власти. Чем больше у нас будет власти, тем вбольшей безопасности мы будем себя чувствовать.

Людям, которые доверяют только силе власти,кажется, что они никогда не смогут обеспечить себе полную безопасность, какиебы меры ни принимались для этого. Причина в том, что не существует полнойбезопасности. И наша власть над природой или над нашими собственными теламижестко ограничена. Гитлер при помощи власти стремился к господству над всеммиром, хотел создать Третий рейх, который бы продолжался тысячу лет. Черездвенадцать лет от его мечты остались лишь развалины того, что некогданазывалось Великой Германией. Доверие власти как к гаранту безопасностиявляется иллюзией, которая подрывает подлинную веру в жизнь и неизбежноприводит к разрушению. Кроме того, власти никогда не бывает достаточно, ивсегда существует возможность ее потери. В отличие от веры, власть — это безличная сила, которая неявляется частью человеческого существования. Ее может захватить другой человекили другая нация. Поскольку люди жаждут добиться власти, человек, обладающийею, становится объектом зависти. Он не может спокойно спать, так как знает, чтоего завистники вечно что-то замышляют или подстраивают, чтобы вырвать у неговласть. Таким образом, власть создает странное противоречие: хотя и кажется,что она обеспечивает некую степень внешней безопасности, она также создаетсостояние тревоги и опасности как внутри самого человека, так и в егоотношениях с другими людьми.

Исследуя человеческую историю, можно, напримере развития народа или нации, проследить очевидную тенденцию — от веры во власть до упадка игибели. Взять хотя бы древних иудеев. Покинув Египет, они были слабыми, беднымилюдьми, единственным богатством которых была вера. Эта вера дала им силу,поддерживавшую их в скитаниях и битвах с племенами, которых они встречали впустыне. Они хотели стать государством могущественным и великим, и их вера далаим возможность добиться этой цели. Но после того, как они поселились вПалестине, их стали разъедать конфликты между призывами к вере и жаждой власти.По мере того, как увеличивалось их могущество, их вера медленно разрушалась.Они стали ссориться между собой и со своими более или менее сильными соседями.Те соседи также жаждали власти. Поэтому было неизбежно, что рано или поздно их(иудеев) победит восходящая держава, основанная на молодой и более крепкойвере. Удивительно заканчивается история древних иудеев. Когда они сноваобессилели и были разбросаны по всей земле, их вера вновь ожила и помогла имеще раз выстоять перед лицом всех несчастий и бедствий на протяжении следующихдвух тысячелетий.

История древних греков ничем не отличаетсяот иудейской. Города-государства выросли на вере греков в себя и в свою судьбу;эта вера четко отражена в их мифологии и в легендах Гомера. По мере того какони росли, они обретали могущество, которое давало им возможность расти ещебольше. Но там, где вера объединяет, власть разделяет. Борьба за власть междувеликими городами Афинами и Спартой, ознаменовавшая начало более чемсорокалетней Пелопоннесской войны, уничтожила веру, которая до этого связывалагреков в их взаимопомощи друг другу. Их участь была схожей с участью техимперий, которые были свергнуты молодым и здоровым народом, здоровым в томсмысле, что их вера была не испорчена длительной борьбой за власть.

Арнольд Тойнби всесторонне исследовалвзлеты и падения цивилизаций, уделив должное внимание всем сложным силам,задействованным в этих сильнейших переживаниях человеческого духа.

Читая Тойнби, не перестаешь поражаться томуогромному значению, которое он отводит роли духовных факторов в росте и упадкецивилизаций. В сокращенном издании Д. С. Сомервелла можно найти следующеевысказывание: «Они потеряли веру в традиции своей собственной цивилизации». И,говоря о нашей цивилизации, он замечает: «Упадок не в техническом отношении, ав духовном». В то же время Тойнби дает ясно понять, что стремление к властиведет к потере народом своего творческого потенциала. Такой вывод можно сделатьиз следующей цитаты: «Фактически мы уже имели возможность убедиться на примереистории любого общества, что когда творческое меньшинство дегенерирует вгосподствующее меньшинство, пытающееся с помощью силы удержать свое положение,которое оно перестало заслуживать, то такая перемена в характере правлениявызывает, с другой стороны, раскол правящей верхушки с пролетариатом, нежелающим больше восхищаться и подражать своим правителям и стремящимсяосвободиться из рабства».

Тойнби прекрасно осознавал, что историюнельзя отделять от жизни самих людей, если их история является предметомизучения. Именно сущность человека определяет и творит историю, а не наоборот.Если истинным является то, что высокомерная гордость предшествует падениючеловека, также является истинным и то, как указывает Тойнби, чтосамопоклонение в народе становится одной из причин его общего духовного упадка.С точки зрения психологии, это означает, что раздутое эго, либо одногочеловека, либо всей нации, является предпосылкой, ответственной за крушение каквсей социальной структуры, так и отдельной личности. Можно рассматривать людейс точки зрения истории целых народов, а можно рассматривать историю с точкизрения индивидуальной психологии.

В своей предыдущей книге я показал, чтопогоня за властью ограничивает переживание удовольствия, которое «дает энергиюи мотивацию для творческого процесса». Власть расширяет эго, потому чтоусиливает чувство контроля, который является нормальной функцией эго. Но услабой личности ощущение власти может с легкостью переполнить эго, такимобразом отделив его от духовных ценностей, присущих телу. Эти ценности включаютв себя ощущение единства с другими людьми и с природой, удовольствие отспонтанного взаимодействия, которое лежит в основе творческой деятельности, атакже веру в себя и в жизнь. Поскольку эти ценности составляют неотъемлемуючасть жизненного процесса, они принадлежат области тела, а не эго. Междуценностями тела и ценностями, принадлежащими функционированию эго, существуетантитеза. К ценностям последнего относятся индивидуализм, контроль и знание.Через знание мы получаем больше контроля и становимся болееиндивидуалистичными. Но когда эти ценности соединяются с властью и начинаютдоминировать в личности, они диссоциируются с духовными ценностями тела.Здоровое состояние эго превращается в патологическое.

Pages:     | 1 |   ...   | 24 | 25 || 27 | 28 |   ...   | 39 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.