WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 23 | 24 || 26 | 27 |   ...   | 39 |

Любящая мать — это та мать, которая отдаетсебя, свое время, внимание, интерес своему ребенку. Из-за своей любви она нежалеет о времени, проведенном со своим ребенком, она также не возмущаетсятребованиями уделить ему внимание. Когда пациент говорит: «Какой толк тянутьсяк маме Ее там никогда не было», он имеет в виду, что ее там не было для него.Ее внимание и интерес были где-то в другом месте. Чтобы понять, насколько матьлюбит своего ребенка, нужно только узнать, сколько времени она проводит с ним исколько удовольствия он доставляет ей. Удовольствие, которое мать получает отсвоего ребенка, совершенно равнозначно удовольствию, которое ребенок испытываетот нее. Принцип взаимности лежит в основе всех отношений, построенных наподлинной любви. Любовь основана на взаимном удовольствии.

Удовольствие одного человека увеличиваетудовольствие другого, пока чувства между любящими не сливаются в единый потокрадости. Вот такими должны быть отношения между матерью и ребенком. Между нимине будет такой радости, когда мать манипулирует ребенком в своих собственныхэгоистичных целях.

Любящие родители хотят видеть своих детейсчастливыми. Это является их главной заботой. Они хотят, чтобы их ребенокполучал удовольствие от своей жизни, и они сделают все возможное, чтобыобеспечить ему удовольствие, к которому он стремится. Такое отношение ичувства, сопровождающие его, дают ребенку веру в жизнь — сначала веру в его родителей,затем веру в себя и, наконец, веру в мир. Родители могут сделать это дляребенка, если они сами обладают верой. Но очень мало людей имеют ее в нашевремя. Наша культура практически свела на нет всю важность и ценность веры.Говоря о любви, мы, однако, поклоняемся силе. Но у нас даже не хватает веры всилу самой любви.

7. Вера.

Значимость веры.

Насколько важна вера Может ли человек житьбез нее Может ли он хотя бы выжить без нее Все эти вопросы заслуживают самогопристального внимания, поскольку выживание человека не свободно от сомнений,как и его жизнь не свободна от отчаяния.

Но что такое вера Как и все слова, этослово можно употреблять сплошь и рядом, без особых раздумий. Ведь как легкосказать «Ты же должен иметь веру». Это то же самое, что сказать: «Ты долженлюбить». Тем не менее, поразмыслив немного, мы понимаем, что ни сами слова, ниутверждения не привносят эти важные качества в жизнь человека.

Во многих случаях я говорил своимпациентам, что у них нет веры. Обычно я высказывал это в порыве чувств, когдареакция пациента на мои терапевтические усилия казалась необоснованнонегативной. Но, высказав это замечание, я тотчас же усомнился в нем. Что я имелв виду Веру в меня Веру в мою способность помочь Веру, что терапевтическаяработа окончится успехом Я понимал, что всего этого я не имел права ожидать.Тогда вера во что У меня не было ответа. Психиатры обычно не мыслятрелигиозными терминами, а мне особенно не хотелось делать это. Я бы никогда нестал использовать это слово, если бы оно не возникло спонтанно в процессе моегоизучения сущности депрессии.

Свои представления о депрессии я составлял,исходя из работы с депрессивными пациентами. Их главным стремлением, конечноже, является преодоление этой проблемы, которая превратила их жизни ввиртуальный застой. Оказывая им помощь снова обрести способность получатьудовольствие, вопрос веры или ее отсутствия кажется неуместным. Я должен былпонять, а пациент должен был получить инсайт на эмоциональные конфликты,блокирующие поток его чувств. Он должен был почувствовать и освободитьхронические мышечные напряжения в своем теле, которые ограничивали его дыханиеи подвижность. Как правило, последовательная терапевтическая работа повышеуказанным направлениям, которые достигали и открывали эмоциональныеисточники жизни, выводила пациента из его депрессивного состояния. И вбольшинстве случаев также создавалась довольно прочная защита против широкораспространенной тенденции рецидива. Мои выздоровевшие пациенты никогда неговорили, что обрели веру, которая стала для них жизненным стержнем. Однако,оглядываясь на прошлое с позиций настоящего, становится довольно очевидно, чтоони пришли именно к такому результату.

Чем больше я размышлял о проблемедепрессии, тем больше я убеждался, что вопрос веры очень важен для ее(депрессии) понимания. Вначале я должен был определить концепцию того, чемявляется вера. Люди, кажется, исповедуют много различных вер, однако,независимо от различий, человек, у которого есть вера, не впадает в депрессию.Пока вера в человеке остается крепкой и действенной, он может смело идти с нейвперед по жизни, что не в состоянии делать индивид, находящийся в депрессии.Поэтому я был вынужден сделать заключение, что депрессивный пациент— это человек безверы. Сам он так не считает, и я не рассматриваю его с такой точки зрения.Будучи психиатром, я считаю его больным человеком, чья жизнедеятельность, какчеловеческого существа, нарушена как на психологическом, так и на физическомуровне. Однако остается истинным и тот факт, что существует очень тесная связьмежду его болезнью и потерей веры.

Важность этой связи становится тем болееочевидной, когда мы наблюдаем возрастающую в наши дни тенденцию к депрессии, содной стороны, и соответствующее крушение иллюзий и утрату веры — с другой. Не думаю, что здесьнеобходимо приводить какие-либо документальные подтверждения возрастающемупотоку депрессивных заболеваний. Каждый психиатр, терапевт илипсихолог-консультант знает, насколько они являются распространенными. Когда мыпонимаем, что беспокойство и депрессия составляют часть единого синдрома, икогда мы видим, насколько широко используются лекарства (транквилизаторы,антидепрессанты, успокаивающие и снотворные таблетки), чтобы нейтрализовать этисостояния, мы можем получить некое представление о повсеместности этих явлений.Безмерная погоня за развлечениями и непрекращающаяся тяга ко все более сильнымвозбуждающим средствам большинства людей подтверждают этонаблюдение.

Что касается крушения иллюзий и потериверы, достаточно только поговорить с людьми, чтобы понять, как широкораспространено чувство разочарования в сегодняшнем мире. Молодежь выражает эторазочарование более открыто. В письменной форме, в устных протестах, употребляянаркотики, она говорит нам, как мало у нее веры в будущее нашей культуры. Людистаршего возраста также разделяют много похожих опасений. Они наблюдаютпостоянную деградацию моральных ценностей, все прогрессирующее ослаблениерелигиозных и общественных уз, они также видят упадок духовности,сопровождающийся возрастающим значением денег или власти, и они спрашиваютсебя: «Куда идет этот мир» По единодушному мнению, большинство людейчувствует, что наступили депрессивные времена. И это действительнотак.

Они являются депрессивными не потому, чтоони трудные, но потому, что наша вера постепенно разрушалась. Люди переживали иболее трудные времена, не впадая при этом в депрессию. Пилигримы, высадившиесяна мрачных и холодных берегах Новой Англии более трех столетий тому назад,сталкивались с лишениями гораздо более тяжелыми, чем мы, но они не впадали вдепрессию. Если вы скажете: «Их поддерживала вера», то это, на мой взгляд, ибыло основной причиной.

Пионеры, которые пересекали страну в крытыхфургонах, тоже не впадали в депрессию. У евреев, которые боролись и выжили вкварталах Восточной Европы, была вера, поддерживавшая их во время погромов ипреследований. Греки под турецким правлением были угнетены, но вовсе недепрессией. Они тоже не потеряли свою веру в будущее.

Когда происходит потеря веры, кажется, чтолюди также утрачивают желание и импульс тянуться навстречу миру и бороться. Оничувствуют, что им не к чему тянуться и не за что бороться. Как и у моихдепрессивных пациентов, их окончательное отношение будет выражено словами:«Какой в этом смысл» Такие потери уже переживались многими первобытныминародами, чья культура была разрушена цивилизацией белого человека. По меретого как ослабевала их вера в свою жизнь, они, казалось, отказывались от всякойдальнейшей деятельности, замыкались в себе и довольно часто становилисьалкоголиками. Чувства оживления и возбуждения ушли из их жизни, пламя жизни вих телах потухло. Чтобы выжить, они должны были найти новую веру, что многие изних и сделали. Поэтому в каком-то смысле им повезло, что завоеватели привезли ссобой своих миссионеров. Ибо те, кого они покоряли, утратив веру, были обреченына верную гибель.

Я считаю, что не так важно, каким богампоклоняются люди и какую веру они исповедуют, если их вера глубока и крепка.Стойкость веры заключается не в ее содержании, а в сущности самой веры. Этостановится ясным, если мы изучим несколько простых примеров.

Широко распространенная игра, в которуюиграют отцы со своими маленькими детьми, затрагивает вопрос веры или доверия.Отец ставит своего ребенка на какое-то высокое место и просит его прыгнуть кнему на вытянутые руки. Он прыгает, и когда отец его поймал, визжит отудовольствия и просит повторить сначала. Если в нее играть достаточно долго,она уже не будет представлять такого большого удовольствия для ребенка, которыйв конце поймет, что отец всегда будет рядом и поймает его. В самом начале,однако, нет никакой твердой уверенности в этом, и ребенок прыгает, лишьполагаясь на свою веру. В этом процессе присутствует очевидный момент паники,когда он оставляет свое безопасное положение и ощущает себя в падении. Страхпадения является одной из самых сильных эмоций. Но паника быстро проходит,потому что вскоре ребенок оказывается в безопасности, в руках своего родителя.Освобождение от паники переживается как чувство радости. Оно также служитподтверждением тому, что доверие оправданно, и это в свою очередь усиливаетчувство веры. Представьте себе, какими катастрофическими будут последствия дляребенка, если отец специально позволит ему упасть и пораниться!

В похожую игру играют на групповой терапии,где она имеет совершенно четкую цель — научить одного человека доверятьдругим. Каждого участника просят, по очереди, закрыть глаза и упасть назад суверенностью, что человек, стоящий позади, поймает его во время падения.Конечно же, именно так и происходит, и многие вновь обретают уверенность отэтого переживания. Однако я сомневаюсь, что это упражнение представляеткакую-то реальную ценность для укрепления или обретения веры. Участники знают,что их поймают, поскольку по правилам игры никто не должен упасть. В этомупражнении знание упреждает само событие и, таким образом, лишает упражнениебольшей части его ценности как испытания на веру. Человек учится доверять неискренности другого человека, а правилам игры. Соблюдение правил — довольно надежный способизбежать травмы, но этот способ, однако, не ведет к удовольствию или к вере вжизнь.

Для описания отношений в этих играх междуодним человеком и другим психиатрам было бы легче использовать слово «доверие»вместо «вера». Хотя эти два слова часто используются как взаимозаменяемыесинонимы, слово «вера» имеет еще и религиозный подтекст, который несовместим сконцепцией доверия. Для обычного психиатра религиозное значение слова «вера»,кажется, вводит некий мистический фактор, который не поддается ни изучению, никонтролю с помощью объективных средств, ни объяснению при помощи рациональных,научных принципов. Нежелание психиатров пользоваться этим термином, такимобразом, становится понятным. Но это нежелание, которое так явно прослеживаетсяу Фрейда и других психоаналитиков, не должно останавливать нас в изучении роли,которую играет вера в человеческой жизни.

Если мы пытаемся понять состояние человекас точки зрения объективных, научных концепций, мы упускаем из виду целуюобласть человеческих переживаний, которые, в силу своей субъективнойзначимости, оказывают глубинное влияние на поведение человека. Отношение одногочеловека к другому, к его окружающей среде и, наконец, к целой Вселеннойпринадлежит именно этой области. Религия развилась из потребностей человекапонять эти отношения, и мы не можем себе позволить игнорировать их, толькопотому что они несут в себе религиозную коннотацию. Нам не нужно бояться этойрелигиозной коннотации, если мы не связываем себя обязательствами приниматьдогмы специфического религиозного учения. Пытаясь понять отношение человека ксамому себе и окружающему его миру, мы не можем отвергать концепциюверы.

Вера относится к другой областипереживаний, отличающейся от знания. Она гораздо глубже, чем знание, посколькучасто предшествует ему в качестве базиса для последующих действий, и она (вера)будет продолжать влиять на поведение человека, даже когда ее содержаниеотрицается объективным знанием. Хорошим примером этому служит молитва. Многиелюди молились за скорейшее окончание войны во Вьетнаме, или за возвращениелюбимого здоровым и невредимым, или за чье-то выздоровление. Сейчас большинствоиз молившихся сказали бы, что молитва не поможет осуществить их желания. Однакознание этого факта не остановило их, когда они молились, ибо эта молитва былавыражением их веры. Они чувствовали, что ее выражение оказывало положительныйэффект и что через молитву они получали силу и энергию продолжать жить дальше.Чтобы молиться, необязательно верить во всемогущее божество. Сила молитвызаключена в вере человека, произносящего ее. Говорят, что вера может творитьчудеса. Мы увидим, что существуют веские причины для такогоутверждения.

Молитва — не единственный способ выраженияверы. Проявление любви также является выражением веры, может быть, самойглубокой и искренней, на которую способен человек. Проявляя любовь, онраскрывает свое сердце для другого человека и для всего мира. Такой поступок,наполняя человека невыразимой радостью, также делает его уязвимым для самойсильной боли. Поэтому проявлять любовь можно, лишь только имея веру во всеобщуюгуманность людей и общую сущность всех живых существ. Человек без веры не можетлюбить, а у человека без любви нет веры.

На самом деле, когда мы изучаем условияжизни, можно заметить, что вера присутствует почти во всех наших ежедневныхпоступках. Взять хотя бы фермера, который обрабатывает свою землю и засевает еесеменами. У него нет твердой уверенности, что вырастет урожай. Часто случаетсятак, что погибает весь посев. Фермер действует, полагаясь в равной степени какна свое знание, так и на свою веру. Такой подход был особенно свойственпервобытному человеку, чья власть и контроль над сельским хозяйством быличрезвычайно ограничены. Можно сказать, что его вера основывалась на опыте, еголичном опыте, а также на накопленном веками опыте других фермеров. Опытявляется важным фактором, он может укрепить или ослабить веру человека. Однакоя думаю, что он объясняет сущность веры, если только мы не рассматриваем опыткак явление, которое выходит за рамки индивидуальногосуществования.

Pages:     | 1 |   ...   | 23 | 24 || 26 | 27 |   ...   | 39 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.