WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 21 | 22 || 24 | 25 |   ...   | 39 |

На следующих сеансах ей удалось с помощьюглубокого дыхания вызвать некоторые вибрации в ногах. Затем, когда я сноваслегка надавил на шейные мышцы, она заплакала и закричала «Мама». Крикокончился чувством фрустрации и безнадежности. «Это нисколько не поможет,— сказала она,— мама все равно непридет. Можешь хоть зайтись от крика, все без толку. Можно сделать только хуже:она еще дольше не будет подходить к тебе. Она ведь не потерпит избалованногоотродья, хотя я и была единственным ребенком. Она часто говорила: «Детям нельзядавать то, что они хотят, потакая их желаниям. Они должны заработать это». Какбы сильно я ни старалась, мне, кажется, так и не удастся получить то, что яхочу». Любовь и принятие — вот что она в действительности хотела, но получить их однимстаранием невозможно.

Затем Марта стала повторять слова: «Яненавижу тебя». Произнося это, она заметила: «Сначала я почувствовала ужас, нопотом где-то внутри меня он сменился чувством ярости». Мы можем предположить,что она ужасно боялась своей матери и одновременно испытывала к ней ярость.Блокирование этих чувств было одной из причин ее предрасположенности кдепрессии.

Спустя несколько сеансов Марта сказала:«Все мои желания заперты внутри меня. Я не в состоянии ни тянуться к чему-либо,ни просить, ни брать. Мама говорила, что я не должна быть эгоистичной, как однамоя подруга, которая много хотела и всегда все требовала. Я получала что-то,только если заслуживала».

«Чтобы отвергнуть меня, мать становиласьнарочито спокойной, очень холодной и сдержанной. Помню, как меня пугало такоеее отношение; я не знала, что за этим последует. Однажды, когда я быламаленькой и хотела убежать из дома, она сказала: «Хорошо, я помогу тебе собратьвещи». Я вышла и села на крыльце, чувствуя себя брошенной, как будто я не моглавернуться обратно. «Если будешь вытворять всякие глупости, ты нам не нужнатакая», — сказала онамне».

В течение двух месяцев Марта боролась счувством безнадежности. Она уже больше не могла быть идеальным человеком.Собственно, она и не хотела им быть, но в то же время она не могла отстаиватьсвои желания. Мы продолжали работать с ее дыханием, ударами ногами и криком.Несмотря на чувство безнадежности, жизненные силы ее тела начиналимобилизовываться, чтобы вывести ее из тупика.

«В течение двух недель, — рассказывала она, — я чувствовала себя несчастной иподавленной. У меня было расстройство желудка, понос и тошнота. Затемразболелось горло, и появилась какая-то тяжесть в груди. Два дня назад меняохватила ярость. Мне хотелось царапаться, кусаться, но я не могла вывестинаружу эти чувства. Я должна была пойти куда-то, потом впала в депрессию. Моетело словно разбухло и все чесалось. Я чувствовала себя вялой». Физическиесимптомы указывают, что ее тело начинало реагировать, хотя голова все еще небыла задействована в этом процессе.

На одном из занятий я заметил, что еедыхание, когда она лежала на табурете, стало лучше. Дыхательные волны доставалиниза живота, образуя небольшие непроизвольные вибрации в области таза. Это былоначалом появления сексуальных чувств, которые отличались от ощущений вгениталиях. Она также развила сильную вибрацию в своих ногах. На одном занятииона села на пол и сказала: «В голове у меня засела одна лишь мысль — я не хочу».

Она не хотела прилагать никаких усилий. Онаустала бороться. Это то, что говорила ей депрессия на языке тела, но она непонимала этого, потому что не была в контакте со своим телом. Она хотела, чтобыее поддерживали, помогали, даже заботились, но она все еще не могла позволитьсебе попросить об этом. Кроме того, она не могла разозлиться на свою мать,потому что думала, ей все еще нужно материнское одобрение. Неодобрение означалосмерть.

Темы смерти, ужаса и сексуальностисодержались в ее повторяющемся сне. «Мне около четырнадцати лет, я сплю натахте, откуда мне виден длинный коридор. Во сне я слышу стук шагов по коридору.Они все приближаются и приближаются, наконец я увидела бородатого старика вдлинном пальто. Меня охватил сильный страх. Когда он подошел к дверному проему,я понимала, что бежать некуда и единственное, что мне осталось сделать, этозамереть, притворившись мертвой, в надежде, что он меня не заметит. Ужаспарализовал меня». Она ассоциировала фигуру бородатого старика в длинном пальтос ортодоксальными евреями, которых можно увидеть на кладбищах и которые заплату подпевают молитве об умершем.

Важный сексуальный аспект этого сна можновывести из того факта, что в нем она видела себя четырнадцатилетней, то есть втом возрасте, когда она могла дать волю любому своему чувству или желаниюмастурбировать. Очень важно и то, что ее ужас был таким подавляющим, что она немогла произнести ни звука. Хотя страх проецируется на мужской образ, он исходитот ее матери, так как Марта сама не раз замечала: «Мать скорее разрешит мнеумереть, чем уступит моим желаниям». Одно из ее желаний было сблизиться сосвоим отцом.

Всегда после высвобождения страха пациентыреагируют позитивными чувствами. Вскоре, после того как Марта вспомнила этотсон, она сообщила следующее: «В последнее время я чувствовала волнение, но этоуже не депрессия. Мои ноги болели до такой степени, что пришлось приниматьаспирин».

«Однажды меня охватило изумительноечувство, которое я не испытывала, кажется, целую вечность. Я стала испытыватьто же самое, что и пациент из группы, который сказал: «Я хочу статьдвухмесячным ребенком, который никому ничего не должен, но о котором заботятсяи которого любят». Когда я рассказала об этом своему мужу, он заверил, что уменя будет все хорошо и что он будет любить меня. На этот раз я ему поверила, имне стало так здорово. У меня также появились сильные стремления разрушать всевокруг себя —высадить дверь, сломать мебель и т. д. Удары ракеткой по кровати, казалось, непомогали».

За время следующих двух месяцев Мартасделала значительный прогресс. Ее дыхание стало глубже и свободнее. Затем онаосознала, что страх сдерживал ее полное дыхание. Она сказала: «Я чувствуюсейчас, что меня останавливает страх, настолько сильный, что я ни за что нехочу соприкасаться с ним. Но я также не могу усидеть на одном месте, мнехочется сделать что-то, но я не могу сделать это сама».

У Марты было очень сильное напряжение вгорле, внизу, где челюсти образуют угол. Мне это напоминало резиновый ободок,крепко завязанный вокруг отверстия воздушного шарика. Он был ответствен за еенеспособность кричать и за ее трудности по высвобождению крика. Он такжепредставлял собой сильное препятствие для сосательных движений. На нашихсеансах давление на мышцы, которые находились в напряженном состоянии,способствовали зажиму в горле, привело к плачу и крику. Находясь под постояннымдавлением, сокращенные мышцы, как правило, разжимались. Напряжение становилосьневыносимым, и мышцы расслаблялись. На этот раз, когда я надавил ниже тогоместа, где челюсть образует угол, то сосательные движения и крик возникливместе с ее дыханием.

После этого я попросил Марту совершитьвытягивание губами и руками. Это ей удалось, и я заметил, что ее тело начиналооживать.

«Приятные ощущения, — сказала она, — я хотела продолжать, норасслабилась — иощущения пропали. Может, я побоялась погрузиться в них глубже Я ощутила себядвухмесячным ребенком, который хочет, чтобы о нем заботились».

Неделей позже ужас снова прорвался наружу.Ей удалось с моей помощью открыть горло, после чего она разразилась громкими ииспуганными криками. Затем ее дыхание стало глубоким и сильным. «Крича ичувствуя ужас, я слышала звук шагов, — сказала она мне. — Они ассоциировались у меня сповторяющимся сном, о котором я когда-то рассказывала вам». Но в этот раз онасмогла отреагировать на этот ужас. Однако она чувствовала, будто ее ногипарализованы, поэтому мне пришлось заставить ее кричать и кричать снова. Ужасоставил ее, и она сообщила, что чувствует покалывания во всем теле.

Эти сеансы стали переломным моментом втерапии. Ее настроение быстро улучшалось, и депрессия стала отступать. Терапияпродолжалась в течение следующих шести месяцев, в среднем по одному занятию внеделю. Потребовалось около шестидесяти сеансов, чтобы достичь положительныхрезультатов. На протяжении шести месяцев мы работали над увеличением ееспособности тянуться, говорить «нет» и сердиться. Я уделял больше временианализу ее взаимоотношений с отцом, которые вскрыли приличное количествоподавленных сексуальных чувств. На каждом занятии она ложилась, прогибаясьназад через табурет, чтобы сделать свое дыхание глубже, затем она наклоняласьвперед, чтобы направить появившиеся ощущения вниз к ногам и ступням. С каждымразом у нее появлялось все более прочное заземление.

О том, насколько Марта была зажата в своихсексуальных чувствах, можно судить по тому факту, что на протяжении всегосвоего замужества она не позволяла себе испытать сексуальное возбуждение поотношению к другому мужчине. Если ее привлекал кто-то, она прекращала с нимвсякий социальный контакт. Поистине Марта была женщиной напьедестале.

Прежде чем закончить отчет об этом случае,я хотел бы описать одно из упражнений, которое значительно повлияло на еенастроение. Это упражнение состоит в раскачивании таза. Оно выполняется вположении стоя, колени согнуты, руки находятся на бедрах. Таз раскачиваетсявзад и вперед движением, которое начинается в ступнях и затем перетекает вверхчерез ноги. Если оно выполняется правильно, тело слегка выгибается назад, в товремя как таз выдвигается вперед. Очень важно следить за тем, чтобы движенияисходили от ступней и не включали сознательные толчки тазом или изгибаниетела*

17. До этого Марта выполняла ряд других упражнений, направленных надостижение тех же сексуальных движений, но ощущения так и не появились. Когдаже она выполнила упражнение, описанное выше, она смогла сделать его правильно ипочувствовала свои ступни задействованными в движении.

Результат превзошел все ожидания. Она ушлас занятий, чувствуя контакт со своими ступнями. Когда я увидел ее на следующейнеделе, она сказала, что, придя домой, почувствовала себя оживленной и веселой.Это замечательное чувство, которое было полной противоположностью депрессии,продолжалось весь день. Она пыталась выполнять то же самое упражнениесамостоятельно дома и испытала такую же радость и оживленность, но этосостояние продолжалось уже не столь долго. Конечно же, мы повторяли упражнениеи у меня в кабинете, однако результат был не всегда один и тот же. Сделав этоупражнение впервые, она высвободила глубинные сексуальные чувства, осуществовании которых до этого и не подозревала. Но без дальнейшего анализа онабыла еще не готова интегрировать эти чувства в свою повседневнуюжизнь.

Когда терапия закончилась, Марта уже большене была девушкой на пьедестале. Я не хочу сказать, что все ее проблемыполностью разрешились. Личностные проблемы невозможно разрешить до конца. Внижней половине ее тела все еще присутствовала некоторая степень жесткости инапряжения, которые слегка напоминали пьедестал. Но в целом она измениласьдостаточно сильно. Ее плечи и грудь опустились, живот и таз стали болеерасслабленными, а ноги обрели мягкость. В ней появилась веселость, отражавшаяее новый энтузиазм к жизни. Однако она понимала, что впереди еще много работы.Мы закончили терапию, потому что она захотела дальше продолжать работать надсобой самостоятельно. Она осознала, что должна оставаться заземленной и чтоэтого можно достичь, только сохранив связь со своим телом, ногами исексуальностью.

Терапия Марты закончилась несколько летназад. Я виделся с ней после этого много раз, и мы обсуждали некоторые аспектыее жизни. Она больше уже не впадала в глубокую депрессию, хотя порой уставала ией хотелось все бросить. Когда это случалось, она позволяла себе выплакаться,почувствовать в себе ребенка, жаждущего заботы и любви, которых его лишили. Онаникогда не сможет совсем избавиться от этой грусти, которая стала неотъемлемойчастью ее жизни, но она также научилась получать глубокое удовольствие отполноценной жизни своего тела.

Любовь и дисциплина.

Я представил случай с Мартой довольноподробно, потому что он наглядно поясняет те проблемы, которые возникают, когдародители начинают играть, пытаясь вырастить неизбалованного ребенка. Марта быланеизбалованной, но и не созревшей. Она не созрела на эмоциональном уровне ибыла наивной в сексуальных аспектах жизни. Ее мать верила, что любит свою дочь,и была привязана к ней, хотя причиняла ей много боли и страданий, пытаясь еевоспитывать и контролировать. Ее действия выражали не любовь, а враждебность.Оправдывая свое деспотическое отношение любовью и заботой, такие родителиобманывают себя и своих детей.

Любовь неотделима от свободы иудовольствия. Человек не может по-настоящему любить, если он ограничиваетсвободу любимого человека быть самим собой, выражать себя и делать что-то длясебя. К тому же не следует говорить о любви, причиняя при этом боль. Этонесовместимо. Если мы кого-то любим, мы хотим видеть его счастливым и веселым,а не унылым и страдающим. Еще один важный момент: когда мы делаем что-то слюбовью, наши поступки направляются из сердца, а не из ума.

Трудно понять, как любовь и дисциплинамогут сочетаться друг с другом. Поговорка «пожалеешь розгу — испортишь ребенка» отражаетстарые традиции западной культуры, в которых послушание и обязанностьприравниваются к любви. Часть этих традиций считает удовольствие грехом, аработу и производительность главными добродетелями. Другая часть западныхтрадиций рассматривает тело как низший аспект человеческой сущности. В моейкниге «Предательство тела» я показал, что эта традиция, когда в ее соблюдениилюди заходят слишком далеко, оканчивается шизоидным состоянием.

Я выдвинул свой главный аргумент противдомашней дисциплины, имея в виду взаимоотношения, которые она устанавливаетмежду родителями и детьми. Дисциплина без наказания была бы бессмысленной,поэтому наказание является тем насущным вопросом, на который мы должныответить. Когда родитель берет на себя право наказывать, он ставит себя наместо правосудия. Он должен судить поведение своего сына, чтобы решить,заслуживает ли оно наказания — и если да, то насколько. Сам по себе акт суждения разрушаетотношения, основанные на любви. Любовь требует понимания, в то время каксуждение требует всеведения. Судья находится не на одном уровне с подсудимым.Он занимает более высокое положение. «Подсудимый» не может не чувствоватьвозмущение, если ему отказано быть равным по статусу в семье.

Pages:     | 1 |   ...   | 21 | 22 || 24 | 25 |   ...   | 39 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.